Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Кац Евгения

Однокомнатная квартирка в районе ВДНХ

В ту квартирку, однокомнатную, где-то на ВДНХ , явно давно не видевшую хорошей уборки, Александр Владимирович повез свою новую подругу во второй раз зимой. Первый раз они приезжали туда осенью, еще не топили, было холодно, они затеяли какие-то взрослые игры на кухне - она пыталась что-то приготовить на скорую руку из имевшихся скудных продуктов, а он все как-то невпопад шутил, пытаясь развеселить ее полупристойными анекдотами, но получалось все равно скучно, она еще тогда осенью пожалела, что поехала - ну не ее это человек, и не потому что не свободен, а так вот - не ее... Он позвонил снова в январе, как раз был Татьянин день, вежливо поинтересовался - как жизнь молодая, она сразу вспомнила такую же скучную, как и все, что ее окружало в той квартирке, любовь на дежурной тахте, ее искреннее желание поскорей оказаться дома, и, уже предвидя приглашение Александра Владимировича встретиться, быстро прокрутила в голове какой-то приличиствующий отказ, но - бог его знает - как-то так случилось, что в самый последний момент все-таки согласилась, не вдаваясь в подробности - а зачем...
У метро ВДНХ они зашли в какой-то продуктовый магазин, и Александр Владимирович, совсем не к месту кривляясь, стал с шутками-прибаутками смешить угрюмую продавщицу, пока та нарезала триста грамм отдельной и двести грамм российского.
- А вот знаете, - входил в роль Александр Владимирович, - у нас на работе, в столовой, очень похожая на вас женщина, повариха, да и бусы такие же... полненькая, говорит - у меня вся тела такая... ха-ха...
- А у меня другая, -огрызнулась тетка.
"Господи, - подумала Лена, пока выходили из магазина, - сбежать что ли, черт дуру дернул поехать, ведь не хотела же..."
С Александром Владимировичем она познакомилась с полгода назад у одной своей приятельницы - он ей сразу не понравился, хотя внешне вроде ничего, этим, наверное, и подкупил. "Обрати внимание, - приятельница толкнула локтем, - на грани развода..."
Лене не понравилось, как Александр Владимирович неумело орудовал ножом и вилкой, как все время скабрезничал
за столом и как вдруг неожиданно повернулся к ней и спросил - а почему скучаем - и тут же начал рассказывать какую-то историю из своего детства.
- Да нет, не то, - сказала Лена приятельнице, когда уже уходила. - Какой-то запометный.
- Ну просто так-то повстречайся с ним, с тебя не станет, а может, и ничего... Ну дать телефон-то, если спросит?... Боже мой, ну прям, как дети...
Как и в осенний свой приезд, они поначалу расположились на кухне. Лена стала готовить бутерброды, Александр Владимирович немного суетился, подходил то справа, то слева, что-то рассказывал о своей работе, попытался помочь ей заварить чай в жестяном чайнике, но она тихонько отстранила его - мол, посидите, я уж все сама. Он подошел к окну и вдруг спросил - а хотите я вам стихи почитаю? и тут же добавил - не мои, не мои, не бойтесь... вы стихи любите?..
- Не знаю, - ответила Лена. - Ну то есть - как... ну конечно люблю... почитайте...
Возникла какая-та пауза, и Лена даже подумала, что Александр Владимирович забыл стихи, которые хотел почитать, но он, не поворачиваясь, вдруг запел - это она так подумала, что он запел, потому что голос его совершенно изменился, стал почти на тон выше, и строчки, которые он медленно чеканил, становились музыкой - совершенно для Лены новой, до того времени ею не слышанной. Александр Владимирович поднял руки, сцепил их на затылке и, уже закончив читать, не поворачиваясь, спросил:
- Понравилось?
- Да… То есть - мне понравилось, как вы читаете – как будто поете. А чьи это стихи?
Он назвал автора, фамилия ей ничего не говорила – какой-то Бродский.
Александр Владимирович отошел от окна, сел за стол – Лена его не узнавала: взъерошенные волосы, какой-то совершенно иной взгляд, но уже спустя пару минут он снова превратился в смешливого балагура – а где наши бутерброды, а вот мы их сейчас с огурчиком, Леночка, ваше здоровье - бутылку приличного вина он так же, как и в первый раз извлек из черного портфеля…
Лена не ела и не пила – расхотелось, а Александр Владимирович не подбадривал, не уговаривал, зашелся опять в каком-то почти непристойном рассказике про какого-то дворника, с которым когда-то вместе выпивал… А потом они пойдут в комнату и там начнется то, о чем она сказала приятельнице – да так, не пойми что.
Он уловил ее отсутствующий взгляд и вдруг серьезно спросил – Лена, я вам надоел?
- Не знаю, - честно ответила Лена. В переводе с женского это означало – уже дальше некуда. Но вдруг, сама от себя того не ожидая, сказала:
- Ведь вы же другой, зачем вы так?..
- Как? – с интересом спросил Александр Владимирович.
Лена пожала плечами – попробуй скажи ему все, что думаешь, да и не получится у нее, он вон стихи читает – как поет, а сам какой-то ненастоящий, даже не смешной… жалкий, вот-вот, жалкий… А ведь ему плохо – вдруг догадалась Лена. Александр Владимирович тем временем уж совсем все приличия потерял, отрезал кружок огурца, подбросил его вверх и поймал открытым ртом, а потом, раскинув руки в стороны, начал, как коверный на манеже, раскланиваться в разные стороны.
Лена потом пыталась вспомнить – как же все произошло, почему она не встала и не ушла, чтобы никогда уже больше не встречаться с Александром Владимировичем, а наоборот, медленно прошла в комнату, так же медленно задвинула шторы, придвинула стул к тахте, села, как садятся уставшие женщины, опершись локтями о колени, откинула покрывало и начала раздеваться. Подняла голову – и увидела в проходе Александра Владимировича. Никакого шутовства, никакого кривлянья. Он подошел к Лене, присел на корточки возле ее ног, обхватил их руками.
…Вставать не хотелось, но было уже поздно. Александр Владимирович, ребячливо клюнув Лену куда-то в живот, пошел чайник поставить. Все вдруг стало домашним и уютным, даже эта чужая квартирка с кое-где порванными обоями и, видно, давно не мытыми полами. С кухни раздавалось то ли пение, то ли смех. Лена прислушалась:

…Но, видать, не судьба и года не те.
И уже седина стыдно молвить - где…
(И.Бродский)

«Ну не пахабник ли, - подумала Лена, - нет, чтобы что-то приличное…».


<<<Другие произведения автора
(16)
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017