Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
В ту ночь они долго спорили - куда поставить тот кадр, где Бунин машет шляпой, - в середине, когда речь идет о его приезде в Париж, или в конце - перед титрами.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1675
529/260
 
 

   
 
 
 
Екатерина Чердаклиева(Целигорова)

История трёх друзей /Филимон/

Марусины рассказы

Сколько помнил себя ворон Филимон, столько он был один. Соплеменники его сторонились и побаивались, люди попросту презирали и брезговали. И на то у них были причины. Мягко говоря, неказистая внешность Филимона оставляла желать лучшего: одна встреча с озорничающим мальчуганом с рогаткой, оснащенной острым камнем, оставила ворона без правого глаза, а после стычки с кошкой бедолага утратил часть и без того скудного, засаленного оперения.
Но несчастным или одиноким страдальцем Филимон себя никогда не ощущал. Ему нравилось бродяжничать, воровать и бедокурить, а ещё он любил шоколадную нугу и шуршащие блестящие фантики. Всяческое вредительство по отношению к людям ворона необычайно радовало и даже частые побои со стороны розовотелых маленьких двуногих его не останавливали ни на минуту. Филимон был отчаянным хулиганом, и такая жизнь была ему вполне по сердцу, другой судьбы он себе не желал.
Наверное, нужно сказать, что у ворона не всегда было имя, но от его отсутствия он нисколько не переживал. Всё случилось одним погожим летним днём, когда душевное спокойствие и сердечная тишина Филимона раз и навсегда были разрушены. В тот драматический момент мрачная фигура птицы по обычаю раскачивалась на ветке берёзы, распугивая своих мелких вредоносных врагов, воробьёв, заодно ворон выискивал повод для очередного хулиганского художества, как вдруг чей-то звонкий тонкий голосок почти пропел: "Филимон, а, Филимон". Пернатый отказывался верить, что этот дивный хрустальный голос обращается к нему. Разве может обладательница чарующих звуков звать какого-то отвратительного бездомного?! "Нет", - говорил себе ворон.
Но волшебница продолжала дразнить несчастного, её непонятные, но такие нежные слова лились где-то внизу, словно невинный майский ручеёк. Птаха наклонила голову и, словно страшась осознать, что милый голос обращался к кому-то другому, стала разглядывать уцелевшим глазом окрестности. Под берёзой стояла самая настоящая фея, белокурая девочка лет пятнадцати в дивном голубом платье. И звала она Филимоном именно нашего пернатого хулигана. Девочка держала в открытой ладошке манящий сверкающий фантик, в глубинах которого сокрылась шоколадная нуга, а то, что это была именно шоколадная нуга, многоопытный ворон не сомневался.
- Филимон, ну какой же ты медлительный! Я тебя угостить хочу, спускайся, - пропела чаровница и наградила ворона такой улыбкой, что у птахи в груди сердечко стало отбивать бешеный ритм, словно собиралось вырваться на свободу.
Ворон для порядка гортанно каркнул, но чудесное видение с криками о помощи не пустилось в бегство. Напротив, девочка позвала его ещё раз, маня переливающейся серебряной фольгой. И тогда суровый ворон, как околдованный, свалился к ногам юной красавицы и жадно распахнул клюв в ожидании сладкого угощения.
О, это были минуты блаженства и счастья! Фея склонилась перед жалкой чёрной фигурой и подставила волшебное угощение под самый клюв.
Сладость разлилась теплом по птичьему горлу и опустилась нежным облаком в желудок. Филимон ради такого райского блаженства мог бы откликнуться на любое другое имя, да хоть на Ромуальда Лаврентьевича! Но волшебница с изумрудными глазами нарекла его Филимоном и её слово сразу стало для ворона неоспоримой истиной.
Когда же забияка приоткрыл глаз, придя в себя после пьянящей минуты нежданного счастья, незнакомки рядом не оказалось. Она упорхнула из его жизни так же неожиданно, как и ворвалась, оставив горькое и одновременно сладкое воспоминание. Дни сменялись ночами, пролетали недели, но хрупкое неземное создание больше не окликнуло своим серебряным голосом птицу-одиночку.
Так наступило лето. Филимон смирился с тем, что больше никогда добрая волшебница не снизойдет до такого грязного пройдохи, как он. И чтобы не бередить растревоженную душу, ворон погрузился в свои обыденные дела и заботы. С завидным энтузиазмом он бросил все силы на потасовки с ненавистными воробьями и бессовестными котами, нагло оккупировавшими обильные городские помойки, но более этого ему пришлись по нраву дерзкие налёты на подвыпивших отдыхающих, расположившихся на весёлые пикники в парке. При виде потрёпанной, чумазой личности ворона, дамы визжали и разбегались, бросив свои шляпки и надкусанные шоколадки. Их кавалеры, напротив, проявляли в высшей степени бесстрашие и атаковали воришку пустыми бутылками или банками из-под консервов. Наносимые удары были крайне ощутимы и унизительны, было больно, иногда настолько, что Филимон прерывал свои набеги и залегал в каком-нибудь укромном, пустынном месте, восстанавливая пошатнувшееся здоровье.
После очередной неудачной вылазки к людям, закончившейся крайне плачевно для Филимона – рваной раной лапы, ворон был вынужден свернуть лихую деятельность разбойника и начать поиски нового промысла. А потому очень кстати пришёлся слух о зазимовавшем на окраине городка бродячем зоопарке. Новость о несметных сверкающих сокровищах и кладези пищевых отходов одним серым ноябрьским утром принесла сорока, и хотя Филимон не очень-то доверял старой трещотке, но проверить сведения о богатой стране Эльдорадо, волей случая занесенной в их глухую провинцию, всё же решился. "Это шанс пережить голодную зиму и откормиться на дармовщинку", - рассудил ворон и выдвинулся в сторону призывно мигающих огней старого балагана на колёсах.
Сорока оказалась права. На задворках зоопарка любого страждущего ожидал праздник живота: мусорные баки ломились от увядшей зелени, заплесневевших корок хлеба и протухающих мясных обрезков. Видимо, люди хорошо питались в этом убогом месте, а потому не особо бережливо относились к съестному. Ворон отвёл душу на этом пиру, а вдоволь насытившись, засеменил к клеткам с затворниками. Глупые мартышки, обитавшие на самых задворках, завидели непрошеного гостя и принялись кидать в него банановые шкурки и голосить так, словно их только что обокрали или обесчестили.
От такой необъяснимой агрессии Филимон пришёл в крайнее раздражение. Прихрамывая, он поспешил ретироваться подальше от беснующихся истеричек, поближе к центральным вольерам. Тут-то Филимон и встретился с двумя друзьями – Анфисой и Викингом. В это время эта "неразлейвода" парочка мирно ужинала в своих "апартаментах" и о чём-то многозначительно молчала. Медведица смерила хромающую птицу недовольным взглядом и презрительно отвернулась. Волчонок и вовсе не обратил внимания на прохаживающегося взад-вперёд чёрного ворона.
Такого заносчивого негодяйства к своей персоне Филимон уже выдержать не смог. Во-первых, эти двое наглецов, по мнению ворона, должны драться друг с другом, а не мирно шушукаться и острить насчет недостатков Филимона. А во-вторых, гадкие животные поплатятся за своё пренебрежение к такой одиозной личности, как известный на всю округу хулиган и дебошир Филимон.
С такими ядовитыми замыслами вдохновлённый ворон убрался восвояси, на чердак заброшенного одноэтажного дома с покосившимися дверями и ставнями…

 


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019