Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
А еще я надеюсь, что ты, Человек Который Все Может, умеешь читать мысли, потому что все это я думаю. Я не умею писать.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1675
529/260
 
 

   
 
 
 
Екатерина Чердаклиева(Целигорова)

Призраки города В. /Глава XIII - Сны и сновидения/

…Лиза уже очень долго шла по узенькой лесной тропинке и слушала, как ветви необыкновенно высоких сосен, упирающихся макушками в самое небо, перешептывались на незнакомом языке.
Вдруг тропа резко оборвалась, и девушка остановилась в нерешительности у поросшего мхом огромного валуна. Что делать?..
Вспомнив сказки про добрых молодцев и встречавшиеся им Вещие Камни с подсказками пути, Лиза медленно обошла громадину, внимательно осмотрела его пузатые бока, силясь найти что-то подобное, но ничего особенного так и не увидела.
Делать ничего не оставалось, и она присела на теплую землю, прислонилась к валуну. Хорошо-то как, подумала девочка, ну а дальше-то куда?..
За раздумьями время текло незаметно, и ничего примечательного вокруг не происходило. А потому веки сами собой налились свинцовой тяжестью, и зеленые глаза прикрылись пушистыми ресницами.

- Лови его! Растягивай сеть! Накидывай! Эх, болваны! Опять ушел! – кричал кто-то. Зычно протрубил рог.

Испуганная криками и топотом, Лиза вскочила. Сон как рукой сняло. Она с опаской выглянула из-за камня. Необъяснимо, но окружающий ландшафт совершенно изменился. На смену древним соснам пришел редкий голый кустарник, а вместо непроходимой чащи впереди лежало чистое поле, припорошенное свежим снегом. "Зима, что ли, наступила? Заспалась я, реально!", - попробовала про себя пошутить девушка.
Пока она раздумывала, что же произошло, на поле показалась группа вооруженных арбалетами и копьями всадников, которую возглавлял вельможный господин на белом скакуне. Благородный конь шел под наездником играючи, как бы пританцовывая, с гордо поднятой непокорной головой.
Рыцарь был в сверкающих кирасе и лёгких латах, из-под которых виднелась изысканная парчовая одежда. В правой руке он держал заряженный арбалет, а левой придерживал разгоряченного коня. От колючего снега и мороза лицо его защищала кожаная маска, голова при этом была непокрыта, и длинные волосы разметались по плечам.
Проскакав по запорошенному снегом полю, вся процессия остановилась близ редкой поросли ивняка у незамерзающего ключа, бьющего прямо из-под земли. Всадники спешились и по очереди стали набирать воду в кожаные бурдюки.
Небрежно передав оруженосцу арбалет, вельможа спешился и направился в сторону камня, за которым притаилась Лиза. Немного не дойдя до её укрытия, он замер и весь напрягся, как будто услышал что-то недоступное никому, кроме него. Потом разочарованно махнул рукой в перчатке и снял маску.
Когда он снова на миг повернулся лицом в сторону Лизы, она чуть не выдала себя удивлённым возгласом. Это был Он! Несомненно, Он: те же надменные карие глаза под густыми бровями, четко очерченные насмешливые губы, чистый волевой подбородок.
- Лёха, - прошептала Лиза непослушными губами и безвольно сползла по камню на землю.
Ощутив чужое движение, рыцарь снова замер и уже было собрался заглянуть за камень, но тут его окликнули из свиты: «Мой господин! Следопыт заметил лося на той стороне озера. Надо поторопиться, чтобы до темноты настигнуть его. Иначе опять уйдет!»
Молодой вельможа спрятал лицо за маской и пошел в сторону всадников…
Через пару минут напоминанием об охотниках служили лишь черные следы на белом поле да забытый возле ключа второпях бурдюк для воды.

- Детка, проснись, - молвил кто-то тихо и потряс Лизу за плечо.

- Что такое? Где я? – сказала Лиза и открыла глаза. Перед ней стояла удивительной красоты женщина. Странным образом красавица напоминала Лизе кого-то из знакомых, но кого именно, девочка никак не могла вспомнить.

Волосы сказочной девы рассыпались золотым каскадом по плечам, лазурные глаза источали нежный свет, а белоснежная туника, сколотая дивной красоты хрустальной брошью под грудью, очерчивала красивую тонкую фигуру.
-Элисабет, ты должна торопиться. Сила Кнута всё больше и страшнее, а значит, времени мало. Даже мой железный амулет не пугает его так, как раньше, – произнесла женщина. Голос её дрожал.

- Кто вы? Какой амулет? Та жуткая цепь, с которой он не расстаётся? Да этот несчастный всего лишь больной старик. О какой его мощи вы ведете речь?

- Я – Норна, повелительница Судьбы. Не верь увещеваниям и жалобам чародея, каждое его слово – обман, а действия – лишь мираж. Цепь железная на груди мага символизирует завершение цикла его жизненного пути, как человека. И пока все звенья крепко скованы друг с другом, не вырваться злодею на свободу, в мир людей. Лишь дева с волосами цвета пламени, дитя, в чьих жилах течет кровь доблестных рыцарей Запада и великого народа Востока, сможет разрушить заклятие амулета. Знай, Элисабет, вода из Красного колодца, что принесешь ты чародею, обладает способностью высвобождать силы зла, отпускать их в ваш, верхний мир. Если осмелишься подвергнуть жизнь города опасности и дашь проклятую серую воду, то обольет Кнут ею железную цепь, амулет покроется ржавчиной и падет с груди злодея. И тогда стану я безвластна и беспомощна перед черной магией. Обрушит колдун все силы свои черные на верхний город, и сгинут оба наших мира. За тобой правильный выбор, сильная духом девочка. Я не вправе против воли управлять тобой, я могу лишь указать тебе истинный путь. Мы все ждем тебя. Даруй нам надежду! - голос становился все дальше и дальше, всё растворялось в дымке...

Лиза открыла глаза. Она по-прежнему сидела на пуфе в зале для приемов. В камине горел тот же холодный огонь, а герои гобеленов вновь и вновь переживали свои истории. Девушка крепко задумалась над словами Норны: «Неужели мне одной такое тяжелое решение принимать? Я ведь не герой! Я до коликов в животе боюсь этого Кнута. Эх, сбежать бы отсюда подальше и забыть их всех, невменяемых!»
Она встала и, стряхивая с себя груз ответственности, прошлась по залу. Без сомнения, хозяину были присущи вкус и страсть к дорогим предметам, блеск золота просто ослеплял и поражал воображение. Лиза, не веря своим глазам, даже ощупала одну из играющих самоцветами стен.
Любуясь роскошью залы, девушка перевела взгляд в сторону и тут же заметила узкую золочёную дверцу рядом с камином.
- Не удивлюсь, если за золотой дверкой скрывается золотой туалет! – девчонка осталась верной своему чувству юмора даже при таких обстоятельствах.
Однако на этот раз интуиция подвела Лизавету. За дверью, куда она не преминула тотчас сунуть нос, оказалось сырое, мрачное и дурно пахнущее серой помещение. Посреди него возвышалось груда камней и булыжников. Отчаянная путешественница, прикрыв ноздри рукой от смрада, вошла вовнутрь. То, что сначала ей показалось грудой камней, оказалось точной копией Красного колодца, существовавшего когда-то в реальном городе.

- Вот так-так, - прошептала изумлённая Лиза и тут же опустила голову в самое чрево жуткой каменной ямы. Внутри ждал её самый неожиданный сюрприз из всех преподнесенных Кнутом и его приспешниками. Сквозь колодец был виден мир, из которого она пришла. Вот одна из соседок, молодая мама, прогуливается по скверу, катя перед собой коляску с розовощеким карапузом. А вот мальчишки построили шалаш и покуривают в нём тайком от родителей…

Жизнь города была видна, как на ладони, разве только серая дымка не давала ощутить всю прелесть пестрых красок жизни.

- Какой ужас! Маг видит каждого! Мы все у него под колпаком… Мне не скрыться от него, не обмануть. Неужели его воля – всегда закон? – ошарашенно размышляла Лиза, кусая от волнения свой маленький кулачок.

Она не стала задерживаться в этом пугающем месте и быстро, не оглядываясь, вышла, тихонько прикрыв за собой золоченую дверцу.
…Роскошный зал она покидала в невероятной спешке. Миновала темные сырые коридоры и попала через узкую, потемневшую от постоянной влажности дверь в цех мрачной Фабрики. Дети с восковыми лицами и пустыми глазами всё плели огромные корзины в гнетущей тишине, не обращая на неё никакого внимания.
Бросив последний взгляд на бывших лихих байкеров, Лиза без сожаления шагнула в проход, ведущий прочь из жуткого подземелья…
Природа встретила искательницу приключений свежим утренним ветерком. Солнце приветливо пригревало полевые цветы, умытые ночной росой. Лиза, наконец, смогла вдохнуть чистый воздух, а не сырой затхлый запах пристанища, где был заточён Кнут.
«Странно. Я вошла в одну дверь, вышла из другой, причем – в лесу. И в какой стороне теперь Замок?» - пыталась понять Лиза, судорожно сжимая ладошки в кулачки. И поскольку уроки географии, равно как и прочие, не принесли никакой пользы для юной ветреницы, ничего не оставалось делать, как идти по наитию.
Лиза решила, что раз от потайной двери из грота идет протоптанная дорожка, значит, кто-то живой пользуется ею. Следовательно, рано или поздно она выведет к людям.
Однако тропка петляла и петляла, заводя Лизу все дальше в лес.
Пройдя уже достаточно много и изрядно устав, девушка заметила гладь озера. «Вот же оно! Там и лавочка моя. Ура, я дома!» - сердце забилось чаще от предвкушения скорого завершения затейливого приключения, и Лиза во весь дух припустила в сторону озера, не разбирая больше дороги.
Каково же было её разочарование, когда ни лавочки, ни ивы на прежнем месте не оказалось. Здесь не нашлось ни единого намека на то, что где-то рядом находится знакомый реальный город.
Но хуже всего было внезапно пришедшее озарение: пребывание в царстве Кнута для Лизы еще не завершилось.
Стоило девочке ближе подойти к воде, как из нее сначала появились три миловидные женские головки. Особы мелодично хихикнули, пошептались, и через мгновенье на поверхности во всей красе показались самые настоящие русалки-ундины. Их чешуйчатые хвосты переливались в лучах утреннего солнца, как драгоценные камни. Длинные голубые волосы украшали венки из белых лилий. Глаза были темны, как пучина, а на изящных шейках у подводных прелестниц красовались круглые медальоны на увесистых цепочках с закреплёнными в оправы кристаллами. Девы качались на волнах и разглядывали рыжую незнакомку в отвратительном сером плаще.
Первой заговорила та из них, что выглядела постарше: «Ты – Элисабет?» Её певучая речь сопровождалась причудливым акцентом. Каждое слово сладкоголосой девы будто отражалось от водной глади звонким эхом.
- За последние несколько часов или дней, или лет, - не знаю, сколько я нахожусь в этом бреду, - выяснилось, что я – она самая. Элисабет, если хотите, - с вызовом ответила Лиза. Ундины многозначительно переглянулись и погрузились в хрустально-голубую гладь озера.
Лиза уже было решила трогаться в дальнейший путь, как одна из девушек вынырнула и подплыла очень близко к берегу.

- Ты одна можешь нам помочь! Мы все так ждать тебя, Элисабет, - промолвила ундина, опасливо оглядываясь по сторонам.

- Как? И вы туда же? Хотя – ничего удивительного, я уже привыкла, - иронично заметила Лиза.

- Элисабет, мои подруги и я слёзно молим о помощи. Подлый Кнут заманить нас юными девушками в омут и заточить тут на долгие столетия. Наши души так терзаться под гнетом его власти. Кристаллы в наших медальоны – наши мечты. Пока они погребены вместе с нами в водной стихии, мы полностью во власти мага.

- Давай я их сниму с вас – и дело с концом!

- Элисабет, Элисабет, если бы всё так просто быть! Лежащее на нас заклятье такой, что только когда смелый и чистый душа принесет в жертву своя любовь и добровольно покинет сказку, падают цепи и кристалл расколется. И наши мечты получать свобода.

Ундина замолчала, и по ее бледным голубоватым щекам потекли крупные слезы, падая на изящную грудь.

- Весёлые вы все тут. Хоть бы одного для смеха встретить, чтобы в адеквате был,  - с наигранным весельем сказала Лиза, не найдя слов для успокоения несчастной девы.

Две другие русалки тоже вскоре показались на поверхности воды. Одна держала в руке благоухающую лилию, вторая – старинные медные ножницы. Несчастные, склонив свои прекрасные головы, подплыли к берегу и протянули Лизе свои дары.

- Возьми эти волшебные вещи, Элисабет. Вскоре ты сможешь понимать их предназначение, - молвила старшая из дев.

Девушка безразлично приняла необычные подарки, покрутила их в руках, ничего не понимая. Затем кинула небрежно никчемные, на ее взгляд, дары в свой рюкзачок, который с каждым часом пребывания в сказке становился и увесистее.
Пока Лиза копалась в своих пожитках, ундины встрепенулись и заметались, словно желая скорее покинуть отмель и свою гостью. Глаза их наполнились ужасом, губы задрожали, а рыбьи хвосты забились по воде. Все трое, как зачарованные, смотрели в сторону песчаной косы, вспоровшей озеро, словно лезвие.
Лиза могла бы и не оборачиваться в ту сторону: она и так поняла, чье появление так напугало её новых знакомых. Наверняка маг и чародей Кнут Пассе.
Она обернулась. Так и есть.
Тот стоял на золотом песке, в свете янтарного летнего солнышка и водных бликов его мрачная фигура в сером балахоне казалось еще более зловещей, чем ранее в подземелье.

- Вы, безмозглые рыбы, марш к себе в пучину! Вы чем должны заниматься, бездельницы? – грохотал Кнут. Из стальных глаз, казалось, сыпались молнии.

- Мы с утра выплывать в море, но ни одного судна не было в гавань. Вот и вернуться. А тут девушка потеряна. Говорила, что ваша гостья, повелитель. Как не помочь бедняжка? – тоненьким срывающимся голоском промолвила одна из дев.

- На работу, чешуйчатые! Иначе лишу голоса, тогда посмотрим, как вы сможете петь свои песни морякам! – зарычал волшебник и стукнул посохом. Девы как по мановению волшебной палочки растворились в пучине. Лишь круги на воде и перламутровые чешуйки на ладонях Лизы напоминали о встрече с ними.

- Итак, дорогая Элисабет, ты всё же посмела сбежать от меня, не выполнив своего предназначения?.. Я могу и разорвать наш договор, лишив тебя дара управлять мыслями людей, и на веки вечные оставить у себя в услужении, – возмущался Кнут, оказавшись каким-то непостижимым образом рядом с девушкой.

- Я проснулась, а тебя нет. Вот и решила прогуляться, - не моргнув глазом, солгала Лиза.

- Что ж, будь по-твоему. Если говоришь правду, прощу на первый раз… Собирайся, тебе пора назад. Часы в верхнем мире бьют три часа утра. И не забудь – твоя судьба в моих руках, и я могу распорядиться ею по-разному, – злобно процедил маг, хищно сверкнув зрачками.

- Я сделаю всё, что должна, не сомневайся! - Лиза спрятала глаза.

- Тогда в путь! Но помни: будущей ночью, когда опять забьют в колокол башенные часы, ты обязана вернуться ко мне с водой из Красного колодца! – убийственно спокойным и в то же время не предвещающим ничего хорошего голосом произнёс Кнут и начертал своим деревянным посохом на песке лодку.

Не прошло и минуты, как точно такое же судно показалось из-за ближайшей скалы. Его низкие борта были украшены отлитыми из бронзы цветами чертополоха, весел не было. Спорить с волшебником о безопасности утлой лодки Лиза не стала, лишь ступила на нее с опаской, боясь перевернуться.
Удивительно, но лодочка оказалась устойчивой и передвигалась по водной глади, как по зеркалу, словно бы и не касаясь воды.
Почувствовав сверлящий взгляд в спину, Лиза обернулась. Так и есть - волшебник все еще стоял на берегу и пристально смотрел на своего нового адепта. Кнут закутался в плащ, будто ожидая бури, а тяжелая цепь на его груди издавала зловещий лязг. Маг чертил на песке какие-то знаки.

Внезапно озеро накрыл сизый туман, такой же липкий и непроглядный, как в ту злополучную ночь, когда Лиза перешла грань между реальностью и легендой. Очертания берега и фигура мага медленно растворились в сизом сумраке…


<<<Другие произведения автора
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019