Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1675
529/260
 
 

   
 
 
 
Екатерина Чердаклиева(Целигорова)

Призраки города В. /Глава XV - И снова «Здравствуйте!»/

Наступивший день выдался прохладным и пасмурным. Погода, словно в предчувствии беды, укутала город густым туманом, и лишь четкие очертания зловещего Замка указывали на неминуемую развязку всех событий.
Проснувшись поздним утром, девушка первым делом достала из-под кровати припрятанную перед сном Книгу Рун. С нетерпением пролистав несколько страниц, заглянула сразу в конец фолианта, где была странная карта и значение тайных знаков.
Карта, как мы уже знаем, предлагала несколько вариантов прохода к Замку. Но даже при самом пристальном изучении Лиза не смогла обнаружить ни одной подсказки для разгадки тайны грота, ведущего в царство Кнута.
Девушка решительно захлопнула Книгу с твердым намерением распутать клубок загадок мага без помощи шпаргалок.
В тот день Лиза проявила небывалое внимание к больной бабушке. Заварила её любимый ромашковый чай и разлила его в две фарфоровые чашечки, выложила в изящную вазочку варенье из лепестков роз, поджарила тосты и бекон. На этом, собственно, кулинарные таланты девочки заканчивались.
Завтрак Лиза накрыла на летней веранде, ведущей в маленький милый садик, и бережно вывела старушку к столу. У Зинаиды Рюриковны от удивления даже слов не нашлось. Она так была тронута заботой внучки, что глаза её наполнились слезами.
Бабушка и внучка расположились у круглого дубового стола в плетеных креслах и принялись за аппетитный завтрак. Лиза, правда, не смогла проглотить ни крошки из всего этого великолепия, а лишь мелкими глотками пила апельсиновый сок.

- Внученька, ты не кушаешь совсем! И так какая худенькая, бледненькая! Что мне мама твоя скажет, когда увидит тебя такую после летних каникул? А ведь какое у нас лето мягкое: воздух чистый – курорт, да и только! - слабым голосом протестовала Зинаида Рюриковна.

- Бабуль! На диете я! От твоих пирожков и плюшек не пройду осенью весовой тест при входе в школу, - смеясь, отшутилась Лиза.

- Как так? Неужели по весу в школу нынче набирают? Раньше, в моё время, из класса в класс переводили за знания, - искренне продолжала негодовать старушка.

- Бабусь, да это когда было?! Поменяли правила-то, и уже давно, - прятала улыбку Лиза. - Всё! Бежать надо. К тебе сейчас подруга твоя придет. Как её?..

- Надюша, - ответила бабушка и тут же поправилась: - Надежда Валентиновна.

- Во-во! Валентиновна! Такую волну вчера подняла, что у меня самой чуть приступ не случился! А ты вон здоровенькая сидишь, щечки розовые, глазки чистые, - смягчилась Лиза, глядя на задрожавшие губы бабушки.

- Лизонька, ты надолго? Я опять переживать начну, - запричитала старушка.

- Да что ты? Сбегаю, запишусь в кружок макраме в клубе и тут же домой! – не моргнув глазом, в который раз соврала девчонка.

- Возвращайся скорее, доченька, – долетела до выбегающей из столовой Лизы просьба бабушки.

В дверях Лиза столкнусь с грузной и очень активной соседкой, Надеждой Валентиновной. Та несла в руках какой-то сверток.
- Что это у вас в пакете? – скорее из вежливости, нежели из любопытства, спросила Лиза.
- Травки целебные из нашего волшебного выборгского леса. В стародавние времена только отварами из них и поднимали болящих. А уж Зинулю мы вмиг на ноги поставим! – жизнерадостно протараторила Валентиновна.
- Давайте, занимайтесь. Много не пейте только, а то песни запоете! – задорно выпалила Лиза и выбежала прочь из дома. "Тоже мне, все тут свихнулись на знахарстве и ворожбе", – думала она.
Как ни странно было для этого времени суток, но улица была пустынна. Вокруг ни души. Ни горожан, торопящихся на работу, ни одной старушки, семенящей на утренний рынок, даже озорничающих детишек нигде не было видно. Непривычно пустовали и дороги, как будто весь транспорт разом провалился под землю.
Только рыжеволосая девушка, не замечая столь необычного для города в будний день явления, со всех ног мчалась в сторону центральной площади. Лиза в глубине души чувствовала, что первый знак, указывающий дорогу в грот, она найдет на площади Красного колодца.
Интуиция ее на этот раз не обманула. Колодец, не существующий более пятидесяти лет в реальности, находился на своем законном историческом месте. Только он не клокотал больше, не булькал зловонной жижей. Лишь дорожка из золотистого песка была словно специально просыпана и вела от него в сторону озера и парка.
Девушка, как зачарованная, пошла по созданной кем-то тропинке. Через некоторое время, пройдя через всю рукотворную часть парка, Лиза обнаружила, что песчаная дорожка обрывается у чистого ручья. "Тут, наверное, Норина свою волшебную водицу набирает", - подумала девушка, заслушавшись серебряным журчанием источника. Она сняла с плеча рюкзачок и присела на мох, чтобы умыться и попить воды, распространяющей свежий аромат вечной юности природы.
Немного передохнув, Лиза совершила вполне свойственный её противоречивой и дерзкой натуре поступок. Она вынула из рюкзачка стеклянный сосуд и с отвращением выплеснула его содержимое на ярко-зеленый мох, который тут же пожух и побагровел. Затем зачерпнула кристально-чистой воды из ручья, а для правдоподобности набрала ладошкой немного рыхлой глинистой почвы и бросила ее в стекляшку. Взболтала всё хорошенько и посмотрела сквозь сосуд на облачное небо.
Как и ожидалось, вода приобрела серо-грязный оттенок. Удовлетворенная результатом, Лиза ополоснула перепачканные руки в ручейке и облокотилась на пень, решив отдохнуть перед дальнейшей дорогой.
Вдруг за спиной послышался шорох листвы. Резко обернувшись на звуки, девушка обомлела: в зарослях шиповника стоял огромный лось и мирно что-то жевал.

- Сольки-то для меня захватила? – Лиза могла голову дать на отсечение, что эти слова произнёс сохатый. Но тот спокойно продолжал двигать челюстями, глядя сквозь неё куда-то вдаль.

Пока девушка крутила головой по сторонам в надежде увидеть шутника, пытающегося её разыграть, лось исчез. Так же тихо, как и появился. Правда, за ним осталась вытоптанная тропа, по которой и отправилась в дальнейший путь девочка.

- Что я делаю в этом лесу? Бегаю не пойми зачем за лосями! – ворчала Лиза, продираясь сквозь колючий кустарник…

По следам сохатого девушка незаметно для себя пробродила по лесу весь день. Усталость, жажда и саднящие ранки от колючек на руках и лице измотали Лизу до слез. Она уже чуть было не поддалась панике, как где-то вдалеке послышался знакомый дребезжащий бой курантов. Часы пробили трижды.

- Время!!! - послышался леденящий душу шёпот, и Лиза настороженно замерла. Среди деревьев появились знакомые желто-зеленые глаза с узкими скошенными зрачками в виде тонких вертикальных полосок.

- Заходи, что ли. Заставляешь владыку ждать себя, - недовольно прогнусавил Йоль, и девушка покорно двинулась в его сторону. Кот сидел на пне и энергично обмахивался хвостом, будто была не прохладная северная ночь, а знойный полдень на пляже в Сочи.
- Ну, чего топчешься? Пошли уже, - недовольно фыркнуло зловредное животное и повело Лизу к небольшому холму, заросшему крапивой. В полутьме девушка совершенно растерялась: она не видела, куда идёт, и это угнетало. Неизвестность пугает людей куда сильнее, чем осознание неминуемости пусть даже самого страшного исхода.
Зато Йоль себя чувствовал превосходно! Его ждала ещё одна награда от хозяина, а может, даже и долгожданный отпуск.
Страшный для обывателя кот был по-своему несчастен и одинок. Сам он, налакавшись валерьянки, говорил о себе: «Живу я на чужбине, среди дикарей вот уже больше пяти столетий - а это уже не шутки и не пара дохлых крыс! Фуррр»…
Итак, странная парочка – серый кот и рыжая девушка – добралась до древней двери, окутанной плющом, скрывающейся в лоне холма.
- Проходи, не тяни, мормышка! Да ноги вытирай. Вас много, а я один, – пробухтел Йоль, подталкивая Лизу в спину в сторону входа.
- Не пихайся, блохастый! Сама зайду. Будешь хамить, солью тебя с потрохами Кнуту, – враждебно огрызнулась девушка и согнулась почти вдвое, чтобы войти в низкую дверь. - Для себя, что ли, Йожег, дверцу такую смастерил? А маленькая какая, как крысиная нора, - сказала Лиза себе под нос и захихикала.
- Давай-давай! Не задерживай меня. Дел и без всяких гадких девчонок по самое горло. И не Йожег я, а Йоль! - продолжал толкаться и возмущенно бубнить Йоль.
- Я могу идти по туннелю, только согнувшись. А значит, медленно. Лаз совсем крошечный, мне тяжело дышать. Не дергай меня, гадёныш, - вполголоса с возмущением сказала Лиза и как бы ненароком лягнула ногой кота, попав по розовому влажному носу-пуговке.
- Ой, больно! – взвизгнул её спутник. - Нос – это мое больное место! И почему ты опять обзываешься, вредина!? Никакой я не гадёныш, ты ещё не видела настоящих гадёнышей. Я – кот. Заруби это себе на носу, глупая!.. Ладно уж, ползи, как можешь, раз ты такая неповоротливая и толстая, - промяукало ехидное животное.
- Голова – это твое больное место, а не нос в отдельности. И ползу я, ползу, - жадно глотая ртом затхлый воздух, сказала Лиза.
- На свет ползи, а то заплутаем в лабиринте. Зря я тебя такую здоровую вперед пустил. Хотя иначе могла удрать! – заметил дальновидный кот.
- Я сама пришла, зачем мне удирать? Свет вижу, ползу на него, - односложно отвечала девушка, с трудом переводя дыхание.
Препираясь и поругиваясь, компаньоны продолжали свой путь в мрачном лабиринте и, наконец, выбрались в полутёмный зал Фабрики корзинок.
Здесь ничего не изменилось за время отсутствия Лизы. Те же грязные серые стены, закопченный потолок, горы коричневых плетеных корзин, очаг с подвешенным на цепях котлом. По периметру зала, как и днём раньше, выполняли свою монотонную работу юные узники.
Знакомых байкеров Лиза сразу и не узнала: они совершенно слились с остальной серой массой детей. Одежда их стала грязной, на босых ногах гремели кандалы, а лица были совершенно лишены эмоций и больше походили на бледные восковые маски.
- Тени… - пробормотала Лиза.

- Какие тени? Люди работают, а ты мешаешь. Иди уже. Нам дальше! – сказал Йоль и ударил когтистой лапой по плечу одного из рабочих. Парень дернулся от увесистого шлепка, но никак не отреагировал, лишь быстрее заработали его грязные руки, плетущие проклятые корзины.

Последняя выходка зловредного кота, по мнению Лизы, была просто возмутительной. Девочка не выдержала хамского отношения к и без того забитым рабочим и, схватив Йоля правой рукой за загривок, левой больно выкрутила ему ухо.

- Ты что творишь, вредина? Больно ведь! – заверещал кот, пытаясь оцарапать девушку. – Совсем распоясалась!

- Только тронь меня, мерзавец! Повелитель мокрого места от тебя не оставит! – не растерялась находчивая Лиза.

- Ты еще и ябеда! Господи, сколько возни мне с тобой!? И только за что мне такое наказание?! – недовольно пробурчал Йоль.

- Ты не бухти там себе под нос, а веди, куда следует. Не то еще наподдам тебе тумаков, - пригрозила спутница.

Йоль, видимо, внял угрозам и предпочел больше не вступать с этой занозой, как он прозвал Лизу, в открытые стычки. Но про себя злопамятный кот решил при удобном случае непременно отыграться на бесцеремонной нахалке.
Вынужденные попутчики безмолвно проследовали через зал и вышли через уже известную трухлявую, поточенную жучком и сыростью дверь в лабиринты башни.
Попетляв немного по нескончаемым коридорам мимо дверей со странными для такого сказочного места табличками - «Счетная комната» или «Пересменка служащих гномов происходит строго в начале каждого века», - путники вышли из башни во двор.
Сказать, что Лиза удивилась при виде открывшегося вида на город, значит, не сказать ничего. Да, черты Выборга были в целом узнаваемы, но это был город-призрак: мрачный и унылый, грязный и совсем неосвещенный. Ни в одном окошке не горел свет, нигде не раздавался смех и не слышался разговор. Окна многих домов были намертво заколочены, сами же некогда ухоженные аккуратные жилища покосились и обветшали.
Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – город брошен жителями.
Лиза обернулась, чтобы рассмотреть строение, из которого вышла, и обмерла. Это была городская башня с часами.

- Этого не может быть… - прошептала Лиза.

- Чего именно? – ехидно поинтересовался Йоль.

- Я ведь в лесу была, когда встретила тебя, и мы вошли через грот на Фабрику.

- Ну и что! Тут все может быть! Зашел вроде в одном месте, а вышел совсем в другом времени! – резонно заметил кот и самодовольно хохотнул, сотрясаясь всем своим упитанным телом. - Так что давай, двигай к Замку. Некогда мне с тобой возиться! – сказал Йоль, успокоившись. И они вновь тронулись в путь по безлюдным и грязным улицам города в сторону Замка.

Всю дорогу Лиза молчала, угрюмо созерцая гнетущий сумеречный пейзаж. Изредка путникам встречались гномы с корзинками, наполненными драгоценными камнями. Маленькие человечки представляли собой жалкое зрелище: старые курточки и колпачки были в заплатах, босые ноги сбиты в кровь об острые камни, крошечные личики сморщились от тяжелой работы в жару и мороз.
- Видала? Тоже в моем подчинении, охломоны эти! Шахтеры. Добывают для повелителя изумруды всякие! – с вызовом заявил кот.
- Что же они такие оборванные и грязные? Ручки тоненькие… Их бы покормить! – жалостливо глядя на одного такого «шахтера», сказала Лиза.
- Питание налажено! – сказал Йоль и, снова раскатисто засмеявшись, похлопал себя по толстому брюху.
- Это я вижу. Гад ты! – гневно сверкнув глазами, крикнула Лиза.
- Ты на себя для начала посмотри, прынцессовна. А потом уж других суди, – ядовито огрызнулся кот.
- Нет, я никогда не истязаю людей, а уж тем более гномов, - промямлила девушка, теряя уверенность.
- Ой, ли!? А как же твоя мама, твой друг Вадим, сосед-ботаник, наконец, два байкера в подземелье, да и многие-многие другие? – с недоброй ухмылкой вопросил Йоль.
- Это другое…
- Нет! То же самое! Даже хуже. Я измываюсь и не прикидываюсь душкой. А ты лживая, подличаешь исподтишка, - кот пристально посмотрел на собеседницу. - Ну, хватит. Мы почти пришли, вот дорога к Замку. А мне на Фабрику надо, у меня баланс горит! - важно сообщил Йоль и, не прощаясь, двинулся бодрой походкой негодяя в обратный путь.
Вздохнув и справившись с собравшими было проступить от обиды слезами, Лиза неторопливо пошла дальше по вымощенной мостовой в Замок. Сомнения и страх крепко держали её в своих объятиях.
«Что же будет, когда Кнут поймет, что я обманула его?» - с содроганием думала девушка.

…Замок предстал перед ней, как уже не раз бывало, во всём великолепии ужаса и тьмы. Лишь окна-бойницы на самом верху башни мерцали зловещим сизым светом. «Мне, по всей видимости, туда», - поняла Лиза. Уверенно и в то же время безнадежно она направилась к башне.


<<<Другие произведения автора
(4)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019