Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Купец Моисеев глядел орлом, носил аккуратную бородку и закрученные кверху усы. Большие пальцы держал он обыкновенно в жилетных карманах, а говорил с посетителями из посадских обывателей и забредавших изредка в лавку богомольцев, щегольски растягивая слова.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1225
529/260
 
 

   
 
 
 
Екатерина Чердаклиева(Целигорова)

Призраки города В. /Глава XVIII - В объятьях забвения/

Яркий солнечный свет ласкал лицо, где-то вверху пели птички, воздух звенел утренней свежестью. Капля кристально-чистой росы сорвалась с пышного куста белого шиповника и упала на сморщенный узловатый нос.
Лиза открыла глаза. Она лежала на мягкой нежно-зелёной траве, бабочки фиалкового цвета парили над ее головой.
«Как было бы хорошо, если бы я сейчас оказалась дома. И весь этот кошмар был всего-навсего дурным сном!» - подумала девочка в теле старухи.
Но быстро поднять свое тело с уютной лесной перины не получилось: колени ломило, а шея стала, как деревянная. Лиза окончательно пришла в себя и, переведя взгляд с шиповника на молоденькую ярко-зеленую ёлочку, заметила на расстоянии вытянутой руки свой запылившийся рюкзачок. Превозмогая тяжесть в теле, она перевернулась на бок, схватила его за лямки и дернула к себе.
От резкого рывка некогда гламурный мешочек развязался, и из него высыпалось содержимое: мобильник, зеркальце в раскладном сиреневом футляре, маленькая книжица с кристаллом на обложке и неувядающая водяная лилия – подарок милых несчастных ундин.
Возбужденный взгляд Лизы остановился на зеркальце. «Сейчас взгляну на себя, и все станет, как прежде», - почему-то убеждала себя она. Зажмурившись и схватив дрожащей рукой сиреневый футляр, Лиза, тяжело охая, села. На металлическую поверхность коробочки упал солнечный лучик, легко пробежал по ней, играя бликами, скользнул теплом по руке девочки, и умчался дальше.
Недолгое любование своим новым обликом совсем не порадовало Элисабет. Она нервно захлопнула крышку зеркала и отбросила его в кустарник цветущего можжевельника.

- Дряхлая уродина! – отчаянно прокричала Лиза в пустоту, и её голос гулким эхом прокатился по сказочному лесу.

Тут девочка-старушка вспомнила, что больше суток ничего не ела и не пила, усталость и апатия клонили ко сну и лености. "Зачем мне все это? Пусть бы без меня разбирались!" - промелькнула в голове знакомая по былой жизни мысль, но Лиза все же встала на ноги.
Уверенность в себе совсем угасла. Уныние и безысходность все крепче сжимали дерзкое сердечко, остававшееся юным, как холодные тиски. А осознание своей нелепой внешности еще больше заставляло впадать Лизу в отчаяние. Жалость к себе заслонила все остальные мысли и чувства. Безразличие ко всему всё больше овладевали ею.
Лиза брела по волшебному лесу, совсем не замечая окружающей дивной красы. И лишь когда веселое солнышко, убирая свои лучи с верхушек деревьев, собралось уступить место сумеркам, Лиза вышла на опушку леса.
Широкая поляна была усеяна колокольчиками с хрустальными головками, которые переливчато звенели: "Дзинь… Наслаждение… Дзинь… Покой…" Посреди этого прозрачного великолепия стояла хрустальная, почти воздушная беседка.
Лиза, умиротворенная перезвоном цветов, прошла через поляну и поднялась по прозрачным ступеням в беседку. Маленькое, уютное пространство выглядело так, будто радушный хозяин только и делал, что ждал дорогого гостя. Белое с резными ножками кресло было накрыто тонким шерстяным одеялом, у его подножия небрежно лежало множество подушечек, одетых в шелк и бархат. В середине стоял хрустальный столик, сервированный к лёгкому изысканному полднику.
Девочка-старуха обвела усталым взглядом роскошь убранства волшебной беседки. Она с удовлетворением причмокнула, оценив тонкий вкус неведомого хозяина, и с удовольствием принялась поглощать воздушный розовый зефир, запивая его медовым напитком с головокружительным запахом. Насытившись, она острожно присела на мягкое кресло и откинула на подголовник неровно остриженную голову. Нежная песня колокольчиков убаюкивала, теплота от пьянящего меда разливалась по дряхлому телу.
Вдруг хрустальное великолепие убранства беседки, будто смытое в один момент морской волной, сменилось на еще более дивное и богатое. Между гладкими мраморными колоннами появились золоченые витые решетки, прозрачные до этого пол и потолок обрели цвета благородных металлов. Изящный кофейный столик превратился в массивный малахитовый стол с острыми углами. На его ярко-зеленой поверхности появились фигурки людей, зверей и сказочных созданий; одни были вырезаны из розового гранита, другие отлиты из белого золота. Приветливый хозяин явно предлагал сыграть в какую-то игру. Гостья удивительного домика оторвала тяжелую голову от мягкой спинки кресла и от неожиданных перемен протяжно охнула… Напротив Лизы, на другом конце стола, началось какое-то движение, словно кто-то невидимый придвинулся на таком же невидимом стуле ближе к игровому столу и затих в ожидании.
Девочка-старушка очень робко, но придвинулась к игровому полю. Однако дотронуться до фигурки-участника или холодного камня стола не решилась. Она замерла в нерешительности…
Прошло несколько мгновений, и всё вновь пришло в движение. Откуда-то из-под куполообразного потолка посыпались гигантские игральные кости. Лиза от неожиданности втянула голову в плечи и зажмурилась, ожидая ощутимого удара от одного из кубиков. Но прошло несколько секунд и ничего такого не произошло. Лиза приоткрыла один глаз и обвела взглядом пространство вокруг. Ничего страшного…
Осмелев, Лиза открыла и второй глаз, и по-гусиному вытянула шею, оглядывая домик-беседку. Затем подняла голову вверх и обомлела. Огромные игральные кости зависли в воздухе и медленно крутились вокруг собственной оси. Девочка-старушка перевела взгляд на игровое поле и стала разглядывать маленькие фигурки игроков.
Её удивлению не было предела, когда в каждой из них она узнала жителей обоих миров. При более пристальном рассмотрении стало понятно, что золотые фигурки принадлежат людям из реального города, а гранитные – обитателям сказочного потусторонья. Вот зачарованный принц восседает на своем скакуне, гордо вскинувшем голову. Вельможный всадник держит в вытянутой руке рапиру, словно желая скрестить её в поединке. А вот дряхлеющая немощная бабушка, в её руках чаша, а под ногами – Книга Рун. Крохотные безликие фигурки на передовых линиях олицетворяли собой гномов-шахтеров и рабочих Фабрики корзин.
Разглядев всех своих знакомых по обоим мирам, Лиза даже не удивилась, когда среди них узнала себя в двух образах: гранитной сгорбленной стриженой старухи с копной волос в руке и миленькой юной девушки из белого золота.
Затянувшуюся паузу и тишину прервало чьё-то тактичное покашливание, и Лиза поняла, что хозяин дома предлагает ей, как гостье, сделать первый ход.
«Но что я должна сделать? Я не знаю правил игры», - в недоумении подумала девочка-старуха. Рука её непроизвольно потянулась вверх и легонько тронула один из кубиков. И прикосновение оживило игральную кость! Она фантастически заиграла стальными переливчатыми оттенками и с удвоенной скоростью закружилась подобно невиданному волчку. Затем шестигранник на мгновенье замер и вдруг сорвался с высоты прямо на игральный стол. Выпала цифра «три», но ничего не произошло. Фигурки по-прежнему стояли на своих местах, а оставшиеся кости вращались над головами игроков. Лиза резво потянулась ко второму и третьему кубикам: выпало «пять» и «четыре». "Итого двенадцать, - подумала наша героиня, чувствуя, как её охватывает волна азарта. – Что ж, для начала неплохо. А дальше – посмотрим".
Меж тем настала пора вступить в игру её сопернику, который продолжал оставаться невидимым. Три кубика один за другим упали на каменный стол, в сумме вышло четырнадцать. И в ту же секунду одна из гранитных фигур упала и рассыпалась в прах. Это был кроха-шахтер.
«Ага! Значит, мои фигурки розовые гранитные, его – из белого золота. И я пока проигрываю», - догадалась девочка и в её глазах вспыхнули недобрые искры. Девочка-старушка нервно огляделась по сторонам, будто в поисках поддержки. Шаря прищурившимися глазами по золотому полу в поисках какой-нибудь подсказки, гостья игрового дома увидела своё отражение. И это поразило сейчас больше всего – её, уже начавшую привыкать к всевозможным чудесам и перипетиям! Снизу на неё смотрела золотая юная симпатичная особа. Копия той прелестной озорной Лизы, которая не так давно вошла в башню на пир к Кнуту.
Элисабет покачала головой и даже показала язык несносной задаваке, считая, что это всего лишь обман зрения или очередная злая насмешка повелителя нижнего мира. Но нет, отражение тоже качало головой и корчило рожицы.
Сомнений не оставалось: обращенная старушка вновь стала молоденькой хорошенькой ветреницей.
Воодушевленная преображением, Лиза с удовольствием погладила ладонью свою свежую атласную кожу на лице и с нетерпением потянулась к парящим игральным костям. Длинными красивыми пальчиками с изящным маникюром небрежно ткнула наугад в следующие три. Выпало три единицы. «Мало! Но это значит, что я имею право на внеочередной ход», - с воодушевлением решила девочка и еще больше оживилась. В её глазах заиграл огонь, руки задрожали, пухленькие губы вытянулись в трубочку и шептали выпадающие цифры. Соперник же, напротив, был холоден и по-прежнему молчалив, но это уже мало заботило увлеченную игрой Лизу.
…Она проигрывала, ее гранитные игроки падали и рассыпались один за другим. Но и фигурок из белого золота заметно поубавилось.
Лиза не заметила момента, когда перестала ощущать течение неумолимого времени. Она провалилась сквозь золотую радугу в тщеславие и азарт, поощряемая хозяином игры…

- Элисабет, Элисабет! Ты нужна нам, мы гибнем. Что ты делаешь?! Ты никогда не выиграешь в этой игре, она – обман, - послышались ей сквозь замутненное сознание голоса ундин и гномов. Они плакали и молили о помощи, но Лиза была чересчур поглощена увлекательным действом.

- Не мешайте мне! Ещё чуть-чуть – и я обставлю этого негодного зазнайку. Он покажется мне во всей красе, когда я выиграю, и я останусь молодой и красивой. Уверена! – огрызнулась девушка.

- Это ловушка, Элисабет! При любом сочетании цифр ты проиграешь, а вместе с тобой – и все мы. Падают и обращаются в прах обе стороны города. Разве ты не понимаешь этого? Тут нет победителей и побежденных! Ставка – все мы, и ты – не исключение! – взывали к Лизе несчастные гномы, но не были услышаны.

- Водная лилия… Ее запах вернет тебя к нам. Скорее вспомни наш подарок, – заплакали безутешные ундины, хлопая чешуйчатыми хвостами по глади озера.

- Лилия… белая. Пахнет морем и летом. Можно бежать по горячему песку, - шептали похолодевшие губы Лизы, но она вновь и вновь дотрагивалась до очередного зловещего куба.

- Да… Лето – это тепло и солнце! Свет и радость! Ты – наша надежда и вера. Запах лилии – он сейчас же разбудит твою блуждающую во мраке душу! – раздавался все громче и увереннее хор из голосов сказочных героев.

- Я так нужна вам? Но ведь я опять стану немощной старухой. А здесь мне так весело и хорошо, - продолжала сомневаться Лиза.

- Ты сильна духом, Элисабет. Ты веришь в добро – а это и есть шаг к победе над Кнутом. Эта игра лишь погубит нас, но никогда не спасёт. Никого!

Рука Лизы замерла в нескольких сантиметрах от очередной игральной кости. Девочка тряхнула головой, рыжие непослушные кудряшки разметались по плечам, и только сейчас заметила, как мало фигурок осталось на игровом поле.
«Что я делаю? Ведь не были названы ставки. На что мы играем?» - скользнула как острая бритва мысль в одурманенной головке.
Лиза усилием воли отдернула руку – и одним движением перевернула крышку малахитового стола. "Всё! Прочь колебания и нюни! Вон забытьё и игры ваши отвратительные! Я нужна жителям города и сказки!" - громко и уверенно произнесла Лиза.
Стоило ей это промолвить, как беседка тут же рассыпалась, словно карточный домик. И лишь жалкая согбенная старуха осталась стоять среди руин былого великолепия.
Понурили тот час свои музыкальные головки и колокольчики: они больше не играли свою завораживающую музыку и не смущали путницу.
Вновь подряхлевшая Лиза с тоской и сожалением посмотрела на свои сморщенные руки, тяжко вздохнула. Но на причитания и стенания у пьющей из Чаши Мудрости храброй защитницы Сказки времени не было: она расправила плечи, закинула на плечо рюкзачок и снова тронулась в путь.
Девочка-старуха шла дальше по сказочному лесу, но теперь радовалась каждой пестрой бабочке, даже самой скромной фиалке и щебетунье-птахе. И стало у неё на сердце легко, ибо научилась она побеждать пагубную чёрную страсть, червоточиной разъедающей человека и его жизнь.
…А в это время в башне у Кнута разбилось первое мутное зеркало – портал. Зловещий рык и дикий вой волка всколыхнули всю маленькую страну. Гномы бросили свои маленькие тележки с самоцветами и начали понимающе подмигивать друг другу. Ундины вынырнули на поверхность почерневшего, волнующегося озера: медальоны на их шеях покрылись ржавчиной и готовы были вот-вот обратиться в труху. Глаза русалок светились, их губы шептали имена возлюбленных, покинутых много веков назад. Где-то в лесу, в молодых порослях березняка, лось Гуди поднял гордую голову и громко затрубил, извещая лесных жителей о первой маленькой победе добра над злом.
Маленькая сгорбленная старушка шла по дивному лесу и ни о чем таком пока даже не догадывалась. Лиза шла к Норне. Теперь она знала, что попросит у доброй Богини Судьбы…
* * *
Необычайно красивая женщина уже ждала путницу на пороге белоснежного дома, окруженного по периметру четырьмя колоннами с зубчатыми резцами. Здание скорее походило на уменьшенную копию восточного дворца или святилище рыцарского ордена. Куполообразная небесно-голубая крыша и своды в форме полумесяца, тянувшиеся от одной колонны к другой, венчали маленький замок. Арка, в которой стояла хозяйка в развевающейся голубой тунике, была защищена от непрошеных гостей кованной двустворчатой дверью.

- Добро пожаловать, Элисабет! Проходи в мой дом. Я давно жду тебя, – нежным шелком полилась речь из нежных уст красавицы. Она поманила Лизу своей белоснежной изящной рукой; движения были плавными и неторопливыми, а нежная белая кожа светилась изнутри в лучах северного солнца.

- Вот мы снова с тобой встретились, богиня Норна. Ты так похожа на одну мою знакомую. Только Норина Федоровна старая и ее все за сумасшедшую держат. А ты молода и невероятно красива! – сказала девочка-старуха, с восхищением разглядывая неземную красоту молодой женщины.

- Милая и отважная девочка, ты готова познать истину: наши отражения лгут. Души каждого из нас чисты и прекрасны, только одни люди готовы открыть себя миру, а другие сидят в плотных раковинах и видят окружающих злобными чудовищами. Или, как говорят в твоем мире, умалишенными, – грустно сказала Норна.

Повелительница Судьбы многозначительно замолчала и посмотрела в глаза своей гостье. Лизе почему-то стало стыдно, и она отвела взгляд. Действительно, ведь так всегда и было: она видела вокруг лишь иллюзию реальности, брезговала настоящими, искренними чувствами и откровенными разговорами, любила один лишь фальшивый гламурный блеск поклонения и лицемерия.
Норна поняла без слов, что юная Лиза именно в эту минуту осознала обманчивость внешнего лоска и впустила в своё сердце любовь и сострадание. Богиня отошла от арки и пропустила долгожданную гостью вглубь покоев.
Убранство одной-единственной залы дворца Норны производило легкое и светлое впечатление. Солнечные зайчики весело играли на белом мраморном полу, зеркала в серебряных и хрустальных рамах, отражаясь друг в друге, создавали эффект бесконечных коридоров, свод потолка украшала изысканная витая люстра тонкого стекла из девяти плафонов в виде бутонов роз.
Норна павой плыла по залу, будто скользила по водной глади. Она обернулась, глянула на Лизу своими глубокими, как выборгские озера, глазами, и ободряюще кивнула белокурой головой, покрытой тончайшим палантином из серебряных нитей.

- Проходи к камину, Элисабет, и устраивайся поудобнее. Я буду угощать тебя чаем из волшебных трав нашего леса, – с приветливой улыбкой сказала Норна и погладила девочку-старушку по плечу. – Да ты холодная вся! Замерзла. Укутайся в мою шаль и отдыхай.

Лиза присела на белую софу у камина и с благодарностью приняла предложенную шаль, сотканную из необыкновенных полупрозрачных нитей. Она действительно продрогла, странствуя по тенистому густому лесу. Каждое движение давало сейчас знать о себе усталостью и ломотой. И поэтому Лиза с удовольствием придвинулась ближе к огню и укуталась невесомой нежной шалью.
Спать совсем не хотелось, лишь события последних дней как в реальности, так и в сказке всплывали вновь и вновь в её юной головке.
Особенно удручали девочку поступки, которые были для неё привычными и обыденными в верхнем мире. Постоянная ложь и хамство по отношению к матери, потребительское отношение к отцу и жестокие издевательства над влюбленным Вадимом – все это теперь терзало душу, вызывало жгучий стыд.

- Элисабет, ты спишь? – вывел девочку из раздумий знакомый голос.

- Нет. Я стыжусь себя. Себя, прошлую, – кротко ответила Лиза и подняла глаза на собеседницу.

- Что же, это хорошо… Угощайся, я приготовила тебе чай. А после отдыха нам придется поработать. Нам очень многое предстоит исправить! – твердо сказала Норна и протянула Лизе дымящуюся чашку из тончайшего белого фарфора.

Повелительница Судьбы грациозно расположилась на высоком белом стуле с узкой высокой спинкой. Её манеры были утончёнными, а движения плавными и удивительно грациозными. Норна отпивала маленькими глоточками горячий ароматный напиток из своей чашки и пристально смотрела на Лизу.

- Пей, не стесняйся! Отчего вдруг такая робкая стала? Тебя словно подменили, – сказала Норна и, запрокинув назад голову, заливисто рассмеялась.

- Норна, я сама себя подменила. Мне так горько и совестно! – призналась Лиза, глядя богине прямо в глаза.

- Признать свои ошибки и раскаяться – это уже смелый поступок. Но самое трудное еще впереди, Элисабет. Твой путь домой станет дилеммой. И лишь ты вольна сделать выбор: спасти Сказку, пожертвовав самым дорогим, или отдаться во власть своему эгоизму. Только ты определяешь свой путь и сама творишь свою судьбу! – мягко начала Норна, занимаясь странным рукоделием. Богиня плела клубок из хрустальных нитей, второй лежал у неё на коленях. Слезы из лучистых глаз богини звонко падали и вдребезги разбивались о каменный пол, словно, хрупкие кристаллы.

- Почему ты плачешь? И почему из глаз твоих текут не слезы, а хрустальные капельки? – спросила девочка.

- Мне становится легче, ведь ты очищаешься! Возрождение добра в сердце у кого-то из вас, смертных, снимает часть груза с моей древней, как мир, души, – сказала Норна с грустной улыбкой. - Всё не случайно в жизни, Элисабет. Ты долго шла в наш мир, но твое новое рождение было предопределено. Тебе сейчас больно и страшно, но ты преодолела сомнения и отчаяние, страх и забвение, и нашла меня. Теперь встань, принцесса сказки, и прими награду за твоё храброе доброе сердце.

Норна протянула руки к гостье и с легкостью, как пушинку, подняла ее, увлекая за собой. Невесомая шаль соскользнула с плеч девочки и растворилась в одном из зеркал нежным облаком. Лиза и богиня Судьбы, не касаясь пола, преодолели часть зала и оказались возле зеркального коридора.

- Открой глаза! Не бойся! – приказала Норна.

- Я не могу… Я опять увижу там уродливую, лысую каргу… - прошептала Лиза и не узнала свой голос. Это снова был прежней звонкий голосок дерзкой девчонки, а не древней бабки.

Девушка открыла глаза и заворожённо прильнула к своему отражению в зеркале. Там она вновь видела милую рыжеволосую кокетку с веснушчатым носиком и озорными изумрудными глазами.

- Норна, это я… Я вернулась! Прощай, старость! – защебетала Лизонька, вертясь перед зеркалом и строя забавные гримасы, как любая другая девчонка в ее возрасте.

- Элисабет, ты и не исчезала. Часто мы видим совсем не то, что есть на самом деле. Выдаем черное за белое, принимаем блеск мишуры за сияние золота и наоборот. А главное – нередко рады обманываться лестью и предавать за пустые обещания. Но ты уже научилась верить друзьям и безответно любить, и теперь твой свет указывает путь другим, даёт надежду, – сказала богиня и протянула Лизе два хрустальных клубка.

- Зачем они мне? – удивилась девушка.

- Это две судьбы: твоя и того, ради кого ты, не задумываясь, сможешь отказаться от своего счастья, – загадочно ответила Норна.

- Я шла сюда, милая, добрая Норна, не за подарками и даже не за своей красотой. Мне нужно спасти Гуди и всех жителей этой удивительной страны. Не знаю, смею ли просить еще что у тебя, но я не могу исполнить наказ Кнута. Даже ради принца! Прошу, дай мне силы отречься от своей любви, – шепотом сказала Лиза.

- Теперь ты знаешь, для кого второй клубок, тебе больше не нужны мои чары. Ты полна сил, Элисабет! Иди, пора. Тебя ждут твои друзья, – уверенно сказала богиня Судьбы и жестом пригласила Лизу к выходу. – Я провожу тебя до озера. В путь!

Озеро, к которому направились путницы по крутому песчаному откосу, было похоже на потерянное маленькое зеркальце. Оно игриво искрилось в лучах нежной утренней зари. Белая туманная ночь уступала место новому дню. Лиза шла вслед за удивительной Норной и думала: «Сегодня день моего нового рождения… Что я смогу дать сказке? Хватит ли сил отречься от любимого и вступить в схватку с магом?»
Девушке было крайне тяжело и мучительно бороться со своими чувствами. Вокруг не было никого из тех, к кому она могла бы обратиться за советом, как поступить дальше.
Ее наставница шла на шаг впереди и не оглядывалась. Она знала о метаниях Элисабет между долгом и страхом утратить любовь, но Норна больше не хотела вмешиваться и указывать путь, ибо каждый из нас рано или поздно должен определить его сам.
«Тяжелый выбор у девочки. Любовь, власть, почет или самопожертвование во имя чужой свободы», - жалела в мыслях добрая богиня свою ученицу.

- Вот здесь мы и расстанемся с тобой, Элисабет. Мне дальше нельзя, таков договор с Кнутом. Ты же пойдешь по берегу, мимо говорящего Камня Троллей, и дальше – в лес, где бархатным ковром расстилается мох и живет Добрый лось.

- Хотелось бы знать, а камень говорящий, да еще и троллей – это часть обязательной программы? – шутливым и одновременно озабоченным голосом спросила Лиза.

- Иной дороги из моих владений нет, - серьезно ответила Богиня.

- В принципе, я так и думала. Но только пришла-то я к тебе другим путем… - промямлила девушка, все еще надеясь проскочить уже знакомой дорогой, минуя ловушки. Опять же с духом болота отношения уже сложились, всё не со злобными троллями контакт искать.

- Элисабет, это сказочный мир. Тут нельзя войти в одну дверь и выйти из нее же.

- Да-да, я помню. Котяра Йоль упоминал про этот ваш парадокс, – сказала Лиза, натянуто улыбаясь.

- Йоль давно нарушил договор: его рано или поздно найдет патруль легенд и отошлет назад, в скандинавские сказки. Хватит ему в нашем городе хозяйничать! – гневно сверкнув глазами, сказала Норна.

- Вот это правильно! Такое подлое животное, - давясь от смеха при воспоминании о встречах с котом, заметила девочка.

- По закону этому негодяю лишь одна ночь в году принадлежит. А он шастает туда-сюда из сказки в реальность, будто закон ему не писан! – продолжала негодовать Норна.

- Да, это верно. Он тут у вас совсем от рук отбился! – продолжила смеяться Лиза, потешаясь над забавным и в то же время злым котом.

- Спасибо Кнуту! Он создал для Йоля фальшивое зелье, которое помогает маленькому мерзавцу путешествовать в мирах без всяких преград.

- Расскажи, а что за ночь такая, которая Йолю принадлежит? – посерьезнев, спросила Лиза.

- Это древний праздник «Матери всех Ночей». Сейчас вы его зовете новогодней ночью… В былые времена молодежь в эту ночь, ослушавшись старейшин, пускалась в буйное веселье. Тут-то особо ретивых гуляк и поджидал Йоль, чтоб навеки запереть в подземном царстве. А как Кнут вошел в сказку из вашего мира, так и выкупил Йоля у продажных стражей тьмы. Вот и творят они тут на пару свои злодеяния, и нет на них пока никакой управы… Ну, заболтались мы, Элисабет! Тебе нужно спешить, – сказала богиня и повернулась лицом к восходу.

Раскинув руки, Норна закрыла глаза. Её кожа приобрела нежно-золотистый оттенок, светлые локоны вырвались из сдерживающего их до сих пор в плену серебряного палантина. Тонкая паутинка материи покружилась вокруг Лизы и вдруг рассыпалась на несколько фрагментов, из которых выпорхнули голуби. Трогательно курлыкая, белоснежные птицы опустились на плечи Норны, оторвали ее от земли и унесли ввысь, в лазурь неба.


<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019