Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Свежая информация взыскание неустойки по дду спб у нас на сайте.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1225
529/260
 
 

   
 
 
 
Екатерина Чердаклиева(Целигорова)

Призраки города В. /Глава XX - Кристаллы судьбы/

-Эй, там, в башне! Открывай ворота, лодырь! К господину гостья, – визгливо закричал, хищно оскалившись, главный клерк. Остальные, поддерживая начальника, заулюлюкали, засвистели.
Тяжелые металлические ворота с кованым гербом в виде головы лося, проткнутой стрелой, со скрипом распахнулись, и черная повозка вкатилась в предместье замка.

- Прибыли, ваше высочество. Соизвольте вывалиться! – прогнусавил крохотный негодяй, открывая дверцу черного катафалка.

- Что же вы, стервецы, наделали? Вы же угробили девчонку! Вот господин Кнут вам задаст теперь, – раздался знакомый Лизе звонкий голосок добряка гнома в лиловом колпачке.

Лиза осторожно зашевелилась и с надеждой приоткрыла глаза. На её удачу это действительно оказался тот самый, забавный и пухлощекий коротышка. Гном едва заметно подмигнул девушке, но тут же сделал серьёзное лицо. Он стал бодро и деловито раздавать распоряжения мелким клеркам из башни-фабрики. Последние без пререканий стянули Лизу на землю и освободили от пут.

- Все могут быть свободны! Я доложу о вашем поступке великому господину Кнуту. Он придумает, что с вами сделать, готовьтесь, – по-военному громко и чётко отчеканил кроха и стал выпроваживать злобных карликов в сторону выхода.

- Ты только скажи ему, что она не хотела сама идти. Мы ее поймали, когда она сбежать хотела, – бормотал сбитый с толку и напуганный старший клерк.

- Всё будет доложено! Даже не сомневайтесь! И как поймали, и как связали, и как чуть не придушили. Ничего не пропустим, всё зафиксируем! – подталкивая в спину одного из карликов, отчеканил толстячок.

- Мы как лучше хотели. Помочь. Она ведь, это… Воду украла и вообще, - лопотал не шутку взволнованный мелкий чиновник.

- А как же, именно так все и было! А теперь проходим, не задерживаемся, - уже в воротах сказал гном и захлопнул их прямо перед длинным любопытным носом одного из маленьких злодеев.

Только ворота закрылись, Лиза вскочила на ноги. С уважением и благодарностью посмотрела на крошечного храбреца.

- Ты настоящий смельчак. Как тебя звать-то? Ты ведь уже не первый раз помогаешь, а я даже имени твоего не знаю.

- Меня звать Хуги, что значит "душа", - покраснев, представился скромняга.

- Очень приятно! Ты и правда душевный юноша, – засмеялась девушка и потрепала малыша по розовой щеке.

- Он ждёт тебя наверху, Элисабет. Удачи тебе! Иди, – серьёзно сказал Хуги и с надеждой посмотрел своими чистыми голубыми глазами в глаза девушки.

- Я боюсь увидеть самое страшное – его гибель, - прошептала Лиза.

- Ты должна хотя бы попробовать помочь ему. Он ещё жив, – ответил гном и двинулся на своих коротких толстеньких ножках в сторону башни. – Я доведу тебя до входа, а дальше ты сама.

- Да, надо идти, ты прав. Но я очень боюсь! И страх мой не перед лукавым Кнутом, а перед безвозвратной потерей. Каково это знать, что ты мог помочь, но не успел? – спросила Лиза уже на подходе к башне, крепко сжимая крошечную ручку своего друга.

Гном ничего не ответил – он лишь сжал покрепче в ответ похолодевшую руку девочки.
Так они и шли, взявшись за руки, и словно без слов говорили что-то важное друг другу.
Друзья миновали благоухающие розовые кусты и ухоженные клумбы гномов, хозяйственные постройки замка, конюшню и оказались у входа в башню Олафа.

- Я буду здесь ждать тебя, Элисабет. Успеха! - тихо сказал Хуги и подбадривающе улыбнулся.

- До встречи, дружочек, – ответила Лиза уже на пороге и помахала ручкой.

Холодной сыростью и леденящим душу воем сквозняков встретила Лизу старая башня. Ничего больше не напоминало о пышных приёмах и балах. Вместо позолоты – ржавчина, дивные цветы сменились обрывками каких-то исписанных листов и черными лохмотьями. Ступеньки лестницы вновь скрипели и норовили подломиться под ногами, чтобы коварно скинуть в зияющую тьму. Чёрные пауки с алыми крестами на спинах оплели своими сетями окна, а серые крысы гнусаво шушукались о смерти.
Ноги подкашивались у бедной девушки, а слёзы так и норовили сорваться из изумрудных глаз, но она внушала себе твердость духа и смелость, и шла вперед.
Тронный зал теперь вновь был старым брошенным чердаком. Своды больше не искрились серебром, а драгоценные камни не освещали пространство. Богатый ранее стол покосился, красное дерево рассохлось и медленно рассыпалось. Лишь мутные потрескавшиеся зеркала в драгоценном обрамлении напоминали о былой роскоши.
Сколько ни вглядывалась Элисабет в темноту, она не могла найти глазами трона и сидящего на нем принца.
Замявшись в нерешительности возле одного из зеркал, она ахнула. По ту сторону, в отражении, девушка увидела возлюбленного. Он, как прежде, был бледен и сидел на трухлявом троне, подперев голову рукой. Принц смотрел перед собой не мигая. Его взгляд был пуст и холоден.
Лиза прильнула к зеркалу, с нежностью погладила любимый образ – и по её испачканным щекам ручьями потекли горькие слёзы.
В какой-то момент рука девушки стала словно опускаться под воду, и вдруг оказалась по ту сторону зеркала. Лиза робко сделала шаг в зазеркалье. Вязкая субстанция поглотила ее целиком, и наша героиня оказалась рядом с любимым.
Она провела рукой по мягким темным волосам принца, но он не шелохнулся. Осмелев, она взяла его ладонь в свою и дотронулась до неё пересохшими губами.
Увы, молодой человек и на это никак не ответил. Тогда Лиза наклонилась к его лицу и заглянула в безжизненные глаза, хранившие лишь отражение прошлых событий. Бесовские пляски полуголых окровавленных ведьм; дикие глаза колдунов, вырывающих души у невинных людей; Кнут, вершащий зло у обратной стороны колодца… Все это она увидела, как на кинопленке, в очах несчастного юноши.

- Сколько ужаса ты пережил, мой бедный, - отшатнувшись, сказала Элисабет. И, закрыв глаза, прижалась своими губами к его устам…

Кажется, прошла целая вечность, когда Лиза поняла, что её поцелуй находит ответ у принца. Их слияние длилось лишь мгновенье, но оно нанесло невосполнимую потерю империи мага: обрушились все до единого зеркала-порталы в иные измерения и в мир людей.
В следующее мгновенье Книга Рун, хранившаяся у Лизы под плащом, выпала и разбилась на тысячи осколков.
Молодые люди, наконец, разомкнув кольцо объятий, заметили, что мир вокруг них стремительно меняется. Не было больше жуткого черного чердака – вместо него появился светлый зал, укутанный розами, фиалками и маргаритками. Солнечный свет, разбивший занавеси густой паутины, не оставил ни одного шанса серой мгле: сизый туман, протяжно завывая, растворился в лазурной глади потолочного свода.
Девушка скинула тяжелый плащ и оказалась в удивительном наряде, достойном принцессы. Платье было словно соткано из белоснежных и серебряных кружев богиней Норной. Его лиф плавными линиями опоясывал девичью фигурку, а пышная юбка раскачивалась, как колокольчик.

- Ты потрясающе красива, - прошептал принц и улыбнулся, заметив, что из-под платья девушки выглядывают белые кроссовки с шёлковыми лентами вместо шнурков.

Лиза улыбнулась в ответ и протянула молодому человеку один из хрустальных клубков Норны.
Следом произошло совсем уж сказочное событие: клубки в руках молодых людей стали стремительно раскручиваться, пока в их ладонях не остались лишь маленькие прозрачные и искрящиеся кристаллы.

- Это дар Норны, - произнесла принцесса.

- Я знаю. Это наши судьбы. Они чисты, как слеза младенца. Нам дан шанс самой Судьбой - начать все с начала, – промолвил благородный юноша. Он взял маленькие ладошки Лизы в свои руки, поднес их к губам и нежно поцеловал. – Будь моей королевой, Элисабет!

- Я… Я ведь должна… Я согласна, мой принц! Только мне до сих пор незнакомо твое имя, – залившись краской, сказала девушка.

- Зигмунд. Это значит – защитник победы, – произнёс принц, не отрывая влюблённых глаз от своей прелестной принцессы.

Молодые люди, взявшись за руки, вышли на балкон Башни. Внизу на площади собралось множество горожан, жителей леса и скал, наивных и трудолюбивых гномов. Граждане сказочной страны собрались на праздник. Они, наконец, обрели свободу! Власть Кнута кончилась, город опять стал прежним, пестрым и многоликим. В домах играла музыка, во дворах слышался детский смех. Дивные цветы кружились в танце вокруг замка и его цитадели – Башни Олафа. Лиза чувствовала, как её сердце наполняется радостью: жизнь все-таки переборола смерть, а любовь – коварное колдовство.

- Да здравствуют наш король и Элисабет! - раздавались то там, то здесь восторженные возгласы, – принц Зигмунд очнулся! Конец страшному магу!

- Нам пора, - прошептал на ухо Лизе принц.

- Куда? Тут так хорошо, - спросила девушка и с удивлением взглянула на любимого.

- Он ещё там. А значит, пока не конец! – твердо сказал Зигмунд и увлёк девушку за собой, в сторону выхода из зала и лестницы.

- Но, Зигмунд, ведь всё изменилось! Зачем он нам теперь? Жители города свободны и счастливы, в лесу и горах тоже полный порядок, – пыталась сопротивляться Лиза, обуреваемая желанием повеселиться вместе со всеми.

- Мы должны! Иначе всё опять повторится! – строго сказал принц, и они покинули балкон.

Влюблённые спустились по винтовой лестнице и вышли на площадку перед Башней. Там их уже поджидало несколько экипированных в латы рыцарей.
Как только принц показался в дверях, вассалы преклонили колени и склонили головы. Жестом Зигмунд разрешил им встать вровень с ним и принцессой. Рыцари, бряцая ножнами, окружили своего господина и обратились в слух.

- Мы сейчас же отправляемся в логово Кнута. Возле башни с часами разделимся. Одни из вас проведут нас с Элизабет прямо к колодцу, там всё и завершится. А остальные окружат входы в грот и сделают так, чтобы ни один из злобных карлов, а особенно Йоль, не смогли прорваться наружу… Храбрые воины, от нас сейчас зависит многое! В наших руках жизнь и свобода сограждан, судьба сказочного потусторонья и верхнего мира. Я верю в вас, друзья мои! – обратился к своим соратникам Зигмунд. – Ты же, Элисабет, будь рядом за мной. Я бы с радостью оставил тебя здесь, в безопасности. Но, к моему несчастью, ты – ключ к тайне мага.

- Когда я рядом с тобой, мне никакой Кнут не страшен, - с апломбом заявила Лиза.

- Я прошу тебя, моя принцесса… Умоляю, будь серьезна. Твоя любовь – это всё, что есть ценного в моей жизни. Мы не на прогулку идём, а в логово кровожадного зверя. И хищник этот хитёр и опасен. Одолеть его будет очень непросто, – сказал с тревогой принц и погладил Элисабет по щеке.

Они обнялись на миг, затем посмотрели друг другу в глаза. Пора!
Зигмунд помог Лизе взобраться на белого скакуна. Девушка чувствовала себя в седле неловко, да и военный поход был первым в ее жизни. Сам принц облачился в рыцарские доспехи и, подобно орлу, взмыл на своего верного вороного коня.
Зигмунд взмахнул рукой, облаченной в железную перчатку. По его команде воины оседлали боевых коней, и отряд выдвинулся в сторону леса.
«Он сказочно, волшебно, просто невероятно красив», - думала Лиза, двигаясь вслед за принцем. Пурпурная мантия, прикрепленная к доспехам, развевалась на ветру, гордая осанка выделяла его среди прочих рыцарей, в каждом жесте сквозила уверенность, а черные волосы непокорными прядями окаймляли мужественное лицо, которое излучало силу воли и целеустремленность. Да, он был настоящим принцем и доблестным рыцарем, а не слащавым выскочкой, оседлавшим байк.
Тем временем на Фабрике корзинок Йоль в спешке сжигал всю отчётную и финансовую документацию. Пламя уже поглотило списки рабочих и служащих. Кот выглядел весьма плачевно. На нем была меховая безрукавка, побитая молью на спинке, очки в роговой оправе покосились и съехали с носа. Некогда пушистый хвост безжизненно волочился, собирая пыль…
Если бы Йоль был человеком, можно было бы сказать, что имел он «бледный вид».

- Всё! Бежать отсюда, и как можно дальше. Варварская страна, дикие нравы. Пятьсот лет трудов на чьё-то благо – и всё коту под хвост! Вернусь в Суоми, женюсь. Буду детишек своих учить финансовому делу. Глядишь, в старости без куска селедки не оставят, – бубнил перепуганный котяра.

- И куда это мы так поздно ночью, многоуважаемый Йоль? – раздался за спиной знакомый глухой бас.

Кот замер на месте, зажав в руке очередной фиктивный отчёт. Очки с приплюснутого розового носа окончательно свалились на старенькое бюро.

- Так я это… Порядок навожу. Опять же – в реестр новеньких надо вписать. Вон тех, что с Лизкой приволоклись.

- Не сметь при мне это имя произносить! Змею пригрел я! – застонал маг и стукнул и без того несчастного кота по загривку посохом.

- Повелитель, мне-то за что? Дети прилежно работают, план по корзинкам выполняем, кассу я сдал ещё вчера, - жалобно промяукал Йоль.

- Ты, подлец, никак бежать надумал?! – грозно сверкая стальными зрачками, проревел Кнут.

- Что ты? Что ты??? Я без тебя, господин, сразу же пропаду! Привязался я к тебе, как к родному, за эти полтыщи лет, – подобострастно заглядывая в глаза к хозяину, изворачивался хитрец.

- Смотри! Вмиг в каменный столб обращу! Сейчас же собирай свою канцелярию, мы отходим в гроты, – приказал волшебник.

- Как же?! А фабрика моя? То есть наша, конечно, - окончательно расстроился Йоль. – Столько сил в нее вложено. Такая прибыль!

- Я сказал – уходим в гроты! Ничего, мы своё ещё возьмем с этих никчёмных людишек по обе стороны города, – заявил Кнут и опять замахнулся посохом. Кот, на своё счастье, предусмотрительно успел отскочить на безопасное расстояние…

Отдав последние распоряжения, волшебник покинул Фабрику, гордо подняв благородную голову.
Пока маг шагал по нескончаемым коридорам своей канцелярии, самоуверенность и былая мощь по капле покидали его. А когда зашел в свой роскошный тронный зал, в седовласом сгорбленном старце уже был едва различим грозный правитель подземного королевства.

- Девка-то обхитрила тебя и оставила в дураках! – признался Кнут, обращаясь к своему отражению в настенном зеркале с золотой рамой. - Ты просто болван и болтун!

Шаркающей походкой пожилого немощного человека, опираясь на посох, маг приблизился к золотому трону. Но садиться не стал – лишь потоптался около и двинулся в сторону маленькой золотой дверцы за камином.
- Там я их и встречу, - грозно произнёс маг, и из его глаз снова полился потусторонний сизый свет.
…Между тем конный рыцарский отряд во главе с принцем и Элисабет был уже у входа в башню с часами. Воины спешились. Принц, словно пушинку, снял свою даму сердца с лошади.

- Мы заходим и расправляемся с Кнутом. Нас сопровождают трое. Остальные расходятся к другим лазейкам в логово, – обозначил диспозицию рыцарь Зигмунд.

В башне Кнута стояла зловещая тишина. Не было слышно стука канцелярских принадлежностей и гнусавых голосков служащих. Все двери были плотно закрыты, лишь потертые таблички свидетельствовали о деятельности хозяев кабинетов.

- Начальники! – усмехнулся Зигмунд.

Рыцари, бряцая доспехами, споро двигались по лабиринтам башни. Эхом отзывалась где-то в вышине, под куполом строения, их железная поступь.

- Зиг, я боюсь! Он так просто не отпустит нас, - прошептала Элисабет пересохшими губами, и робко глянула на своего рыцаря.

- Я с тобой, любимая. Ничего не страшись! Кто он? Старый забытый Богом и людьми злыдень. А мы с тобой – правители доброго города. Мы любим друг друга – и в этом наша сила, – ответил принц и ласково обнял сильной рукой возлюбленную за плечи.

После ободряющих слов и нежного объятья Лиза воспряла духом и бодрее зашагала знакомой дорогой в парадную залу Кнута.

- Слышу-слышу, гости дорогие! – вдруг раздался металлический голос, окруживший смельчаков буквально со всех сторон.

Рыцари выхватили мечи из ножен и заняли оборону вокруг Элисабет. Перепуганная девушка прижалась спиной к холодной каменной стене и, затаив дыхание, стала вглядываться в темноту коридоров. Ей казалось, что минуло не мгновенье с момента жуткого приглашения Кнута, а вечность, прежде чем Зигмунд обернулся к ней и прошептал: «Он нам не страшен. Мы вместе». Она протянула ему руку, он взял ее ледяную ладошку и поднес к губам.

- Господин, двигаемся дальше или вернёмся? – обратился самый молодой и, видимо, самый неопытный из рыцарей к Зигмунду.

- Только вперёд! Нас ждет злодей Кнут! Мы не можем и не должны обмануть его ожиданий, – провозгласил принц и поднял свой меч над непокорной головой.

Отважные герои, поплутав по коридорам, наконец обнаружили ту самую дверь в зал для приёмов мага.

- Вот она, дверь белая. А за ней – зал золотой. Я всё помню, как сейчас. Сюда Кнут меня завёл, тут я заключила с ним проклятую сделку, чуть не погубившую оба наших мира, – громко сказала Лиза и смело ухватилась за дверную ручку в виде змеи-кольца.

- Позволь я войду первым, Элисабет, – мягко возразил принц, убирая руку девушки. – Ты иди вслед за мной, а мои люди – за тобой. Мне так спокойнее будет.

- Нет! Я заварила кашу, мне и отвечать, – заупрямилась принцесса и попыталась ворваться в логово волшебника первой. Не слушая возлюбленного, она дёрнула за кольцо и дубовая дверь с шумом распахнулась.

Страшной силы ветер, вырвавшийся наружу, чуть не снёс весь отряд в сторону. Все вынуждены были закрываться руками от урагана, несущего жёлтые листья, какие-то старые лохмотья и листы с начертанными на них символами. Компания с большим трудом добралась до каминной части зала.
…Ветер стих так же внезапно, как и возник. Лиза осмотрелась вокруг и от удивления ахнула. Зал больше не был «золотым», в нём царила разруха. Сотканные чьей-то искусной рукой гобелены померкли, их герои больше не сражались ради прекрасных дам с печальными глазами. Резная мебель, покрытая позолотой, медленно превращалась в прах. Трон великого мага покосился, пурпурная обивка истлела и висела лохмотьями. Жёлто-зеленая плесень изъела ранее искрившиеся стены, очаг изрыгал из своего лона горький сизый дым.

- Что тут произошло? – поинтересовалась Лиза, словно обращаясь к неведомому собеседнику.

- Элисабет, любовь моя, с кем ты разговариваешь? – изумился обеспокоенный странным поведением своей невесты Зигмунд.

- Не знаю. Но тут как смерч пронесся, - невнятно пробормотала Лиза, нелепо жестикулируя.

- Наверное, это Ветер, – резонно предположил принц.

- Значит, это сделала я, - прошептала Лиза.

- Элисабет, я не понимаю тебя. Ты была все время рядом со мной. Как ты, такая хрупкая, могла разрушить полбашни? – Зигмунд удивленно поднял бровь и иронично взглянул на принцессу.

- Ты не знаешь. Я в лесу встретила саму себя. Я там - ветер, - не реагируя на шутливый настрой возлюбленного, сказала Лиза.

- У нас тут всякое может произойти, – сказал принц. Рыцари согласно закивали головами.

- А теперь, Элисабет, может, укажешь нам дальнейший путь? Очень хочется поскорее разделаться со злодеем, – сказал принц и почти вплотную приблизился к встревоженной девушке.

- Да. Конечно. Нужно зайти за камин, там будет вход к его главной святыне, к колодцу, - пришла в себя после ободряющего взгляда возлюбленного Лиза.

- Мечи держите наготове! Всем быть начеку! – призвал своих смелых воинов принц и первым ринулся по указанному любимой направлению. Рыцари последовали за ним. В колонне Лиза оказалась между Зигмундом и самым сильным из воинов…

Золотая дверца совсем не пострадала от разгулявшейся недавно стихии: она по-прежнему излучала роскошь и шик богатства. Воины расступились, пропуская принцессу вперед. Девушка, не колеблясь, с силой толкнула дверь.
Резко контрастируя с сияющей дверцей, в комнате царил сумрак, с каменных серых и потолка стен лились тонкие ручейки грязной жидкости, Красный колодец излучал зеленоватый свет и весь дрожал, готовый в любой момент рассыпаться на тысячи осколков.
Резко выдернув локоть из руки пытавшегося удержать её принца, Элисабет ворвалась в помещение первой. За ней вбежали остальные рыцари и, окружив колодец, замерли в ожидании.
Эффектное появление Кнута не заставило долго ждать. Маг вышел из каменной стены, заливаемой грязными водами, абсолютно сухим и в белом одеянии. Он проплыл над залом, осматривая непрошеных гостей, с сарказмом щуря глаза. Затем опустился на край колодца, легко балансируя на небольшом камне, готовом в любой момент сорваться в бездну.

- Элисабет, моя отбившаяся овечка, ты пришла. Как лестно! И не одна, - злобно процедил маг, испепеляя взглядом девушку и ее спутников. Его взгляд остановился на принце. – И ты тут, мой дремотный друг? Горе-охотник и принц без королевства.

- Ты глазами-то не вращай, чародей! Мы за тобой пришли. Суд над тобой свершат люди, а не мы, - спокойно ответил Зигмунд, не отводя взгляда от стальных очей Кнута. – Никто тебя больше не боится! Кончилась твоя власть.

- Это мы еще посмотрим! – маг выкинул вперед себя посох, из которого вырвался огненный вихрь. Жар опалил рыцарей, и они вынужденно отступили на шаг назад. – И это только начало!

Кнут на древнем языке начал произносить руны: «Турисаз![1] Кано![2] Я вырежу Туре и три тайных знака - похоть, скорбь и безумье в удел тебе дам[3]».
После этих парализующих волю слов маг очертил вокруг себя круг, и он стал огненным. Из стен начали выползать жуткие существа с двумя головами и волчьими пастями, они передвигались на шести мохнатых конечностях, издавая жуткий протяжный вой.
Исчадия ада набросились на рыцарей и те вступили в бой. Хищные пасти сминали железную амуницию, красные когти впивались в тела, как горячий нож в масло. Воины гибли, сражённые демонами, не успев нанести и нескольких ударов мечом…
Очень скоро все до единого смельчаки погибли. Израненный Зигмунд, отважно сражаясь с мерзкими тварями, не смог сдержать их очередной атаки и без сознания упал к ногам Элисабет. Из раны на его груди лилась алая кровь.
Девушка упала на колени. Её слезы падали на лицо умирающего возлюбленного, смешиваясь с кровью. Она молила о помощи, но рядом не было больше никого, только Кнут и его адская свита.
Маг произнес ещё несколько заклинаний – и сущности вернулись туда, откуда пришли. Кнут осмотрел поле битвы, с удовлетворением качнул головой, сделал движение рукой – и все погибшие рыцари, кроме принца, исчезли.
Они остались втроем: чародей, возомнивший себя владыкой обоих миров, и двое влюбленных.

- Ты ослушалась меня, Элисабет, и будешь за это жестоко наказана. Принц никогда не станет твоим. Я не смог приготовить зелье, чтобы войти в твой мир и занять престол, принадлежащий мне по праву! Зато ты уйдешь отсюда одна, в полном неведении о судьбе возлюбленного! – дрожащим, ненавидящим голосом огласил свой приговор Кнут.

Лиза в полном молчании выслушала угрозу, потупив взгляд и прижимая лицо Зигмунда к своей груди. Надежда тихо угасала в ней, сомнения и злость вновь окутывали разум. Она готова сейчас была на все, лишь бы спасти любимого. Надежды на лучший исход оставалось всё меньше, как вдруг…
Принц открыл глаза – и они заговорили друг с другом, не размыкая губ, одними лишь глазами.

- Верь мне, моя любовь. Не отчаивайся. Мы не должны дать ему ни единого шанса, - прошептал Зигмунд, глядя в изумрудные глаза девушки.

- Я люблю тебя. Я сделаю всё, даже пойду на смерть, - отвечала она, целуя его лоб, губы, волосы.

- Нет, ему нужна не твоя смерть и даже не моя! Он жаждет выйти отсюда и проникнуть в твой мир. Мы не допустим этого! Не имеем права! – твердо сказал принц.

- Что же нам делать? Ты ослаб от ран, а я совсем одна, - продолжала сомневаться Лиза.

- Эй, вы чего там расчирикались? – прогремел Кнут.

Но они не слышали его! Мысленно Лиза и принц были сейчас далеко от гиблого места. Держась за руки, они плыли в облаках, танцевали под перезвон колокольчиков, сидели на перилах башни, свесив ноги, ели лакомства и смеялись. Они были одни, и такие минуты бывают лишь раз в жизни.

- Эй, голубкииии! Вы почему затихли? – пробасил Кнут и захлебнулся диким смехом.

…Ответа маг так и не дождался. Зигмунд из последних сил сорвал со своей шеи прозрачный кристалл и вложил его в ладонь Элисабет. Девушка сняла с серебряной цепочки свой камешек и положила его на ладошку рядом с другим. Бросила взгляд на принца, тот одобряюще кивнул, и два кристалла судьбы полетели в колодец…

* * *

В это время в реальном городе был обычный рабочий день, люди занимались своими делами. Никто даже не догадывался о том, что именно в эту минуту решается судьба двух миров. Многих, кто оказался сейчас на центральной площади, ошеломил появившийся внезапно колодец. Но, постояв недолго рядом, люди продолжали свой путь дальше. «Наверное, снова снимают кино», - думали они.
Маленькая девочка с белыми бантиками на тоненьких косичках подбежала к Красному колодцу. Она залезла на парапет, перегнулась через деревянные перила и громко прокричала: «Ау-у-у-у!!!»

- Маня, слезь оттуда! Немедленно! Поскользнешься и упадешь. В колодце пусто, никто тебе не ответит, - одёрнула малышку молодая женщина, сидящая на скамейке и о чем-то оживленно болтавшая до этого момента с подругой.

- Мама, там водичка, - прозвучал, как эхо, тоненький голосок.

- Не выдумывай! Там ее отродясь не было! – злилась мамаша на дочь, мешающую обсуждать последние сплетни.

- Она всё больше и больше. Водичка прозрачная, и она растёт! – не отступала малышка.

Я сейчас подойду и, если воды там нет, будешь строго наказана! – сказала мать, вставая с лавочки…

[1] Могучая, но очень тяжелая руна. Энергетика Сатурна; цвет - черный, иногда багровый или густо-фиолетовый. Дает огромные силы.
[2] Руна воплощения. Очень мощная руна; способна не только направить деятельность человека (на любом уровне) в нужном направлении, но и придать ей необходимую силу. Способствует сосредоточению воли и воплощению задуманного.
[3] Двустишие из одной из песен "Старшей Эдды". Старшая Эдда, Эдда Сэмунда, Песенная Эдда - сборник древнеисландских песен о богах и героях скандинавской мифологии и истории. Впервые песни были записаны во второй половине XIII века.

<<<Другие произведения автора
(4)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019