Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/259
 
 

   
 
 
 
Селенова Елена

Мемуары майко

Двадцать пятое мая. Прощальный школьный звонок отголосил, не вызвав в моей душе практически никаких эмоций. Ну, сами подумайте, какие должны быть у меня эмоции? Все идет своим чередом. С первого июня начнутся экзамены школьные, потом выпускной, потом вступительные в универ. Все по плану, все под контролем. В моей золотой медали никто не сомневается. Я - самая лучшая ученица в классе, в школе и в микрорайоне. Я лучше всех в школе танцую (а то! Шесть лет занятий бальными танцами!), хожу "подиумным" шагом (специально с тренером в фитнесклубе учила три месяца!) и у меня самая красивая фигура среди всех известных мне (ну, может, и уступлю первенство Найоми Кемпбел, но ведь она другая, гм-гм, ну, сами знаете, о чем я...)
В любом случае, школа должна была уже когда-нибудь закончиться - и вот это наконец-то наступило. И кто бы мог подумать, что именно тут у меня и приключится самый настоящий стресс. Да-да! Представьте себе, стоим мы с девчонками, трепемся, кто и куда поедет после вступительных. Тут к нам подваливают девицы из параллельного, и Надька (стерва редкостная), мерзким своим голосочком обращается ко мне так, чтобы все в коридоре, в том числе и парни из нашего класса, услышали: "Верусик, детка, сигареткой не угостишь?"
Я напряглась, конечно, но сама так небрежно ей отвечаю: "Аллё, гараж! Во-первых, тетя Надя, я тебе не детка, а во-вторых, я не курю, это даже последней идиотке вроде тебя известно. И в-третьих,..."
"Ааа! лучшая ученица школы, главная зубрилка в мире Веруська Мудрилова! Да ты и есть детка-малолетка, сколько жопой в короткой юбке не крути. Ты же еще и член в руках не держала! Ха-ха. Чего мне с тобой разговаривать, с целкой малолетней?"
"И в-третьих, - с большим нажимом перебила я нахалку, - ты кому это говоришь, кошка драная? Да я таким лохушкам, как ты, могу лекции по КамаСутре читать. Только не буду - с твоим АйКью ты в лучшем случае на рынке в грязном фартуке за прилавком будешь трахаться - с помидорами и огурцами, ха-ха!"
Ну, тут меня, конечно, наши поддержали дружным гоготом и Надька-гадюка со своими спешно отвалилась, чего-то там ругнувшись. Я уже не ответила, все равно ржач стоял такой, что ничего не было слышно. Я смеялась, а в голове занозой поселилась дурацкая мысль, что Надька-то права, права на все сто. Я ж детка и есть: школа, обычная и музыкальная, репетиторы, раньше танцы, теперь фитнес и тайбо (это мое последнее увлечение, очень модное сейчас, между прочим!). Ну, когда мне было заниматься еще и этим вопросом? А потом у меня по плану идет университет, и со второго-третьего курса я буду работать где-нибудь в инофирме (а как же еще к двадцати пяти хорошую карьеру построить?!). И мамин скулеж по поводу перфекционисток я считаю совершенно глупым. Пусть я перфекционистка. Что же в этом плохого? Я - лучшая - и не собираюсь менять свои жизненные принципы и подходы. Да вот только теперь получается, что интимная жизнь в мои планы никак не вписана. Значит, надо сейчас, за лето устранить все недоработки, потом-то мне будет некогда!

"Подумаешь, наука какая! Да у нас целая мировая эротическая библиотека дома", - ах, как мне казалось сначала все легко и просто. И напрасно, между прочим...
Я аккуратно и внимательно поразглядывала "КамаСутру. Древнее индиское искусство любви". Одна из самых дорогих книг в папиной коллекции. Была издана в тысяча девятьсот шестом году в Париже. Ну что я смогла в ней прочитать? На французском начала прошлого века? Толком - ничего, так просто картинки посмотрела. Другой книгой, на русском языке, но еще менее полезной (а для моих-то целей чуть ли даже не вредной!) оказалась "Проституция в древности и половые болезни" Дюпуи. Вот ничего себе, что читали в конце девятнадцатого века наши благородные прапрапрабабушки! Просто ужас. А с виду такая пристойная эпоха! Да уж куда там! По непристойности с ней могли поспорить только Древняя Греция и Рим (О, мама мия! Судя по фрескам и вазам, эти древние римо-греки были, оказывается, сплошняком педерастами и зоофилами!!) Ага, чуть не забыла, потом я почитала Лукана "Римские оргии: Эротическая лирика" (тоже, знаете ли, не Цветаева) и "Сексуальный оккультизм" Ганса. Потом была совершенно загадочная, хоть и на русском и с подробными схемами, "Тайная женская магия народов Севера". Сами понимаете, почему мне мало бы пригодились ритуальное обнажение и окраска тела красной охрой для "единства с Великой Матерью" и "принятия семени Великого Духа", с предварительными вхождениями в Священный Круг и играми в "тунгатгак" (Не спрашивайте, что это! Я не помню. Но это точно что-то такое цветное, круглое, шаманско-эскимосско-эротическое)...
Каждое новое прочитанное произведение добавляло вопросов, да и в общем-то страхов. А что же делать, если я никогда не научусь вот этому, например, "дыханию Огня"? А вы умеете? И делаете? Два раза в день?! А каково с помощью внутренних мышц туда-сюда гонять по влагалищу пятикилограммовый грузик?!!
"Маааамааа!" - хотелось мне кричать. - "Как же тогда вообще дети получаются, ну, например, я у тебя?" Я, даже было, решила вообще никогда ни-ни... Особенно после "приятного" знакомства с разными уродствами из "Учебника акушерства и гинекологии" выпуска одна тысяча девятьсот пятьдесят четвертого года.
Но я не закричала. Я же лучшая, самая-самая, и никто не должен в этом усомниться. Поэтому я не стану спрашивать даже у своей подруги Катьки. Мы с ней вообще-то как-то уже говорили про это. И я ей тогда сказала, что уже, ну, это... ну уже все было, но я не могу открыть тайну имени моего возлюбленного. Катька мне сказала, что тоже уже давно не девственница, но не может сказать, с кем у нее это было - дело-то подсудное...
Но я уверена, что она врет. Сочиняет. Так же, как и я.
Эх, конечно, хорошо, что у меня под рукой оказалось много умных книг по нужной теме. (Ну, согласитесь, было бы намного хуже, если бы папочка выбрал для своих коллекций тему астрономии или историю религий?! Не в библиотеке же мне искать такое?) Но все же, все же, все же... Всего, что я смогла найти среди его букинистических изысков, явно недостаточно для серьезной подготовки к акту моей дефлорации. Короче: я мужественно продолжала поиск нужной информации... и нашла! Счастье узкоглазо улыбнулось мне, представ в образе гейши на обложке толстенного альбома: "Чайный домик. Жизнь ради искусства, искусство ради жизни". И мне повезло, что это немецкое издание имело восьмистраничную вступительную статью. Какие же все-таки немцы обстоятельные и аккуратные, и написано-то у них все по порядку и по существу! Заодно и немецкий повторю, скоро же его сдавать на экзамене... К счастью, с немецким языком у меня значительно лучше, чем со старо-французским, ха-ха...

Вот вы знаете, кто такие были гейши? Да вовсе это никакие не проститутки! Это "хранительницы культурных традиций самурайской Японии". С пятилетнего возраста девочек обучали быть совершенством - образованной и аристократичной, притягательной и чувственной, раскованной и артистичной. Разве это не обо мне? "Гейша - это идеал и мечта японского мужчины. Она умеет чувствовать мужчину, и, подчиняясь, приобретает власть над ним".
Да, вот оно! Сначала подчиниться, чтобы получить власть над ним - вот в чем суть всех этих романтических женских ахов-охов и прочих розовых слюней. Такая эротика мне подходит. Пусть себе Надька-дура вульгарно выкатывает в вырезе свои необъятные дыни, чтобы самцы набрасывались на нее?. Ну, какая в этом для меня мотивация? Нет, я не могу тупо и банально улечься в постель с каким-то мужчиной, только чтобы потом заявлять, что я вот такая уже совсем взрослая... Раз уж необходимо становиться чьей-то любовницей, то надо быть идеальной любовницей, как гейша. Буду волнующей и загадочной, самой сексуальной, самой страстной, самой техничной и так далее по списку мужских желаний. Да, вот тут так и написано: "Все интеллектуальные, эротические и творческие фантазии японского мужчины находят поддержку и воплощение в атмосфере "мира ивы и цветов". Для мужчины быть рядом с такой женщиной - праздник рассудка и тела".
Я себя знаю - я же легко обучаемая, трудолюбивая и целеустремленная, и значит, недели за две тренировок и повторений могу наизусть выучить эту их "дзёдзюцу" (что переводится как "искусство любовной страсти", наверное, ну, позы там всякие, техники, массажи и тому подобное). Петь и танцевать я могу, а всякие там икебаны, чайные церемонии и национальные музыкальные инструменты мне в современных условиях вовсе даже не понадобятся. И в следующий раз, если какая-нибудь Надька что-нибудь мне вякнет, я ее быстренько заткну, упомянув, ну, например, поцелуи "сэпун" или позу "Феникс, парящий над океаном"...

С этой книжкой мне, конечно, повезло - не подкачали уважаемые немцы и даже написали собственно про акт дефлорации, что меня, как вы понимаете, интересовало особо. "Чтобы стать настоящей гейшей, майко (так называли ученицу-гейшу) должна была лишиться девственности с помощью самого уважаемого, почетного и богатого клиента чайного домика. Обряд занимал целую неделю. Каждый вечер старшая гейша готовила спальню. Она клала на постель три сырых яйца. Мужчина, оставшись наедине с майко, приглашал ее лечь в постель, разбивал яйца, сам выпивал желтки, а белки втирал девушке между ног. К концу недели майко была уже полностью готова, и он легко совершал этот важный для нее ритуал".
В принципе, стратегия ясна. Теперь только определиться с местом, временем и главным героем. Место - наверное, у меня дома, когда родители уедут на дачу. Думаю, готовить меня, встречаться и яйца втирать целую неделю не понадобится, хватит и одного дня, ну то есть ночи, или как получится... А вот на роль важного и почетного клиента чайного домика у меня есть только одна кандидатура: Герасимов Костик, мой многолетний партнер по танцам. Мы уже три года не выступаем, оба бросили - сначала я, а потом и он (говорит, потому что партнерши не нашлось, но я-то знаю, что просто потому что он вымахал, как лось и пластика, естественно, пропала). Обижался, конечно, на меня какое-то время, типа "предательница". А сейчас, вроде нормально общаемся. Он по ночным дискотекам шляется, стильный такой красавчик стал, ну и вообще весь из себя плейбой и бабник. Пару-тройку раз ходили с ним, вспомнили молодость - грязные танцы и все такое... Но мне некогда, а он все больше ходит на разные "техно" и "эрэнби" - по-моему, тупизм полный тратить на это время. А когда-то он был в меня влюблен. Ну, так, по-детски...

Я решила не пугать Костика заранее и позвонила ему через неделю, уже после сочинения, в среду вечером пока не пришли родители.
- Алло, Герыч, салют! Коммен са ва?
- Са ва бьен, ма шерри. Сама-то как? Уже медалистка?
- Ну, в принципе, да... если форс-мажор какой-нить не случится на экзаменах. Но не должно. А ты как - сессию сдаешь или шляешься по найт-клабам?
- И то, и это, дарлинг... А ты что, соскучилась или, как обычно, по делу звонишь?
- Ну, чего ты так сразу, Гера?! Я же не всегда по делу... Блин, прямо обидел, как будто я такая вся меркантильная и корыстная...
- Нет, ты просто занятАя и обычно у тебя нет времени на разговоры...
- Слушай, это, скажи, только честно, а ты часто уже с девушками встречаешься?
- М-м-м, Мурилова, странный вопрос! Всю жизнь.
- Я тебя про секс спрашиваю, Казанова хренов!
- Опаньки! А чего это ты вдруг спрашиваешь, а? Ревнуешь? Ты же меня не любишь, хоть я тебе и признавался в любви шесть раз.
- Восемь раз, Герыч, восемь раз ты признавался мне в любви. В далеком детстве. Но это неважно!
- Ну да, конечно, это уже неважно.
- Ты со мной кокетничаешь, что ли? Все же как насчет ответить на мой прямо поставленный вопрос?
- Прямо поставленный, ха-ха, очень в тему... Ну конечно, я, как нормальный мужик, встречаюсь с девушками и занимаюсь сексом. Два раза в неделю. А тебе это зачем? Статистику собираешь для очередного научного труда?
- Нет, мне надо с тобой, ээээ, посоветоваться. Я тоже собираюсь начать встречаться...
- С девушками?!!!
- Да нет же! Дурак ты, Герыч! С мужчинами! И ты мне можешь в этом помочь?
- Каким образом я смог бы тебе помочь встречаться с мужчинами? Квартиры у меня своей нет, я с родителями живу. И это, тебе вообще-то еще только шестнадцать лет!!
- Ну и что? Мне через месяц будет уже семнадцать. А тебе, между прочим, тоже пока только семнадцать. Правильно? Тебе восемнадцать в ноябре исполнится...
- Мурик, ну ты сравнила! Я - мужчина, это совсем другое дело...
- Короче, Гера - ты согласен или нет?
- На что согласен-то? Я тебе всегда готов помочь, но сейчас я просто не понимаю...
- Ты согласен провести со мной эти выходные? У меня родители уедут на дачу, и ты мог бы остаться у меня ночевать в пятницу...
- Аааа, пнятн! Это шутк такой, да? Идиотская, между прочим, шуточка, Мурилова. Я тебе всегда говорил, что у тебя вообще нет чувства юмора.
- Вот именно, у меня совсем нет чувства юмора, и я совсем даже не шучу. Я хочу, чтобы ты и я, ну, это... ну, чтобы ты сделал это со мной...
- Ты сдурела, да?
- Ну и?
- Пошла ты!

И Костя бросил трубку. Ну, он вообще бывает таким нервным. А раньше всегда еще и орал на меня, что я его своей тупой прямолинейностью убиваю.
Я почему-то тоже стала чувствовать себя как-то странно. Неуютно. Хотя мы же целовались с ним тогда, в четырнадцать лет... Я вдруг представила, как я буду целовать его ТАМ. Нет, я, наверное, не смогу, хотя в книгах это показано как что-то вполне естественное. Неужели мои родители тоже так делали в молодости?
И тут позвонил Герасимов.
- Алло, Мурик, это я...
- Ну, чего? Будешь читать мне лекции "Береги честь смолоду"? Ты же знаешь, раз я решила, значит, так будет. Жаль, что это будешь не ты...Раз ты не хочешь...
- Я думаю, что давай мы с тобой в пятницу встретимся, поговорим и все обсудим. Может, твое решение слишком, мммм, преждевременное...
- Хорошо, обсудим. У меня в десять вечера.
- И ужином накормишь?
- О`кей, накормлю. Все. Пока.
- Пока, ненормальная. Звони, если планы изменятся.

Ага-ага, накормлю тебя ужином... с афродизиаками... была тут какая-то информация про это - придется почитать еще раз...


Вечер пятницы был в полной мере ненормальным. Катастрофическим.
Было жарко и душно. Даже в одиннадцать вечера солнце светило как в полдень. Я вдруг стала волноваться и потеть так, что ароматическое масло, которым я предварительно натерла все тело, постоянно выступало из меня и текло по спине ниагарским водопадом, и неприличные мокрые полосы проступали на моем тончайшем розовом шелковом халате. Лицо я постоянно промокала салфетками и естественно, "стрелки" и тушь потекли, а губная помада... ну что тут скажешь! Кстати, непринужденной беседы тоже не вышло. Разговаривать мы пытались, но с трудом и не глядя друг другу в лицо. К тому же Костик не смог есть курицу со специями, зато я смолотила ее почти целиком. Странно, обычно это он жрет как конь, а мне, когда волнуюсь, наоборот, кусок в горло не лезет. Потом меня стало тошнить. А Костик расчихался и раскашлялся из-за благовоний, которые я щедро "раскурила вокруг ложа любви". Потом весь ужин из меня вывернуло. Я стояла в душе и плакала из-за того, что я такая дура и не могу сделать элементарной вещи - стать ЖЕНЩИНОЙ. Костик в это время проветрил квартиру и заодно выпил всю бутылку шампанского, которую принес к ужину. Я вышла из душа замотанная в полотенце. Костик курил на балконе папины коллекционные сигары. Вернее, он сигару жевал, потому что курить он не умеет.
- Ты что - куришь?
- Ну, когда выпью... Нет, не курю. Обычно. Но вот нашел у вас в баре коробку и решил попробовать.
- Герыч, ну зачем тебе это. Лучше поцелуй меня, ну как тогда, помнишь? Или я тебе не нравлюсь?
- Ты мне нравишься. Но я тебе немножко наврал про секс. У меня это было всего-то три раза и я был такой пьяный, что почти не помню, девушки там сами как-то чего-то управлялись.
- Пойдем, мы там уж как-нибудь разберемся.

Я потащила его в родительскую спальню, пытаясь на ходу стаскивать с него футболку. Мы легли в постель и я протянула ему тарелку с сырыми яйцами, объяснив ритуал дефлорации майко. Костик был в таком шоке, что никак не мог трясущейся рукой разбить яйцо о край тарелки. При этом он еще и тихонечко причитал, что не пьет сырые яйца... Наконец-то яйцо разбилось и перемешавшиеся белок и желток вывалились на покрывало. Мы перемазались клейкой лужей. Потом мы все это собирали и застирывали. Потом мы легли, измученные и накрылись одеялом. Сил не было. И не было желания еще раз попытаться втирать в меня сырое яйцо.
Надо сказать, что все это время мы колбасились в голом виде. И я, заглядывая на Костин пенис, думала, что на картинах ЭТО изображали как-то по-другому. Я себе представляла такой средних размеров бананчик. А у него к мошонке был прилеплен не бананчик, а какой-то небольшой сморщенный кожаный мешочек. Как раз в технике сэпун было показано "боковое покусывание" или еще "сосание манго". Я думала, что, может быть, я и смогу проделать что-нибудь такое... А что мне можно будет делать с этим мешочком?

Мы лежали голые и целовались в губы. Это было не очень, потому что мы оба мелко дрожали и стукались зубами. Я попыталась рукой потрогать мешочки.
- Не знаю, почему, но у меня не стоит. У меня такое первый раз.
- Первый раз? Ну, ты же говорил, что...
- Первый раз не стоит. Он меня в жизни измучил постоянным стояком. Постоянно встает, даже в самых неподходящих местах. Даже если я в говнище пьяный, просто на любую женскую задницу, проходящую мимо. А сейчас! Честное слово, я не знаю, что со мной. Может это импотенция?
- Может, просто я тебе не нравлюсь, Гера, ну, как женщина? Ну, не расстраивайся ты так. Или же так бывает, что просто не подходит тело?
- У тебя самое прекрасное тело, Вера. Все мои эротические фантазии, все мои мечты были связаны с твоим телом! И сейчас, когда оно рядом, такое восхитительное - я полный идиот, импотент, никчемный урод! ПОЛНЫЙ НОЛЬ!!!
- Ну, может, я чего-нибудь сделаю, а? Ну, как ты хочешь, скажи? В книге написано, что оральные ласки приводят мужчину к "воротам рая".
- В книге! Мурилова, жизнь - это не книги, понимаешь?! Мне плохо, что я не могу ничего сделать для тебя! Ты хотела отдать мне свою девственность, а я ничего не могу!! И ты - еще девственница - предлагаешь сделать мне минет! Не унижай меня. Мне плохо. Сс балкона выбросться что ли?
- Перестань, Гер. У меня же только третий этаж. Ну, давай просто поспим. Я устала, и ты устал. Значит, попробуем потом, в следующий раз.

Я поцеловала его в щеку, повернулась на правый бок и он обнял меня сзади, повторяя мою позу (кажется, это объятия в позе "ложки" или "рис и кунжут"... чего-то я запуталась уже). Было уже около трех часов ночи. Мы лежали тихо и долго не могли уснуть. Потом я все-таки уснула. Мне снилось, что я на пляже и никого нет, и теплое море накатывается на меня нежными волнами. И ласкает мое тело. И в шуме волн я слышу "люблю тебя, люблю, люблю..." И я чувствую приятное волнение, как от картинок с описание сексуальных поз.
Я просыпаюсь, а шепот не прекращается: "Люблю тебя всю жизнь, всегда любил только тебя". Нежно-нежно, едва касаясь, Костя целует мою шею и плечи, и спину. Я лежу на боку тихо, не шевелясь, и стараюсь сохранить дыхание, чтобы он не понял, что я уже не сплю. Потом он аккуратно пытается повернуть меня так, чтобы я легла на спину. Я сонно мычу и "поддаюсь". И сплю дальше. Глаза не открываю, но чувствую, как он такой большой, такой любимый нависает надо мной. Он, почти не касаясь, облизывает мои соски и спускается дразнящим кончиком языка вниз по животу. Ниже-ниже, о боже (хорошо, что я сделала полную эпиляцию и теперь у меня там все гладко, как у маленькой девочки)! Больше терпеть я уже не могу и начинаю просыпаться, раздвигая ноги, чтобы ему было удобнее. И он делает то, что в тантрической йоге называлось "поклонение йони" (но откуда он знает?). "Утоляя жажду из фонтана бессмертия"...
Потом было все остальное, конечно, с презервативом. И вместо мешочка на самом деле оказался нормальный такой средний банан - я даже немножко испугалась, что он в меня не поместится. Но все поместилось. Крови никакой не было, и я побоялась, что он не поверит, что он мой первый мужчина. Но Костя сказал, что это потому что у меня с детства большие физические нагрузки и у меня такая физиология. Короче, что это вполне нормально. Потом мы все время целовались, просто не могли оторваться друг от друга. И много разговаривали: про то, как он мне нравился, но он стал гулять с другими девочками в своей школе; про то что, оказывается, он меня любил, а я не хотела этого замечать; что я его бросила тогда, когда не захотела больше танцевать; а я и не бросила... Я бы не бросила танцы, если бы не этот чертов гормональный взрыв - я за лето поправилась очень сильно, стала как толстая прыщавая неуклюжая корова, и никакие диеты мне не помогали. Я не могла даже в школу ходить - так я ненавидела свое новое тело, все эти жирненькие выпуклости, выпиравшие отовсюду, эти руки, эти ноги. Меня мама даже к психологу водила, потому что я на люди не хотела выходить и училась всю осень дома, а не в школе... Потом мы завтракали. Потом мы опять целовались и опять занимались любовью и я даже кое-что из своего "гейшевского" смогла продемонстрировать. Но он был такой страстный и умелый!! Я даже стала ревновать.
- А где же ты всему этому научился? Ты, правда, никогда раньше никого вот так не целовал и не ласкал?
- Нет, я в этом смысле, да и в остальных, практически, тоже девственник. Просто это ты у нас "ученая сова" - все по книжкам. А мы - ребята простые, деревенские - все больше порнуху смотрим и журнальчики специальные.
- Ах, ты, Герыч, старый развратник!
- Глупенькая моя медалистка. Мальчики по-другому устроены. В каждом благополучном подростке сидят озабоченные придурки Бивис и Бадхед. Я в свои пятнадцать лет, эх... Я тебя любил вот сколько себя помню, и стихи тебе писал, и видеть тебя хотел каждую секунду. Романтично? Но я при этом еще и мастурбировал каждый день, думая о тебе, и в порно-картинках тоже твое лицо представлял.
- А что же ты мне не говорил этого? И по девкам чужим всяким бегал...
- Вера, послушай меня. Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ. Ты же такая вся классная. Я же понимаю все, зачем тебе такой пацан, тебе нужен серьезный солидный мен. Я старался забыть. Ты когда сказала про других мужчин, честное слово, у меня чуть сердце не разорвалось. И знаешь, не называй меня Герычем. Это все из другого времени. Я вот всегда хотел тебя по имени называть, а получалось только все Мурилова, да Мурик.
- Костенька, а ты меня еще дурой ненормальной любил обзывать, и еще Мудрилой Страшным...
- Ну, прости, прости! Зато когда мы с отцом куда-нибудь ездили, на природу или зимой на лыжи в горы, я всегда кричал там "ВЕ-РА!" и думал, пусть она услышит.

Эта суббота была самым счастливым днем в моей жизни. Я не пошла в фитнесс-клуб и никак не готовилась к экзаменам. Мы ничего не делали, мы просто были все время вместе. И смотрели друг на друга. И держали друг друга за руки. И все время целовались. Потом мы ходили на диско и танцевали там такииие "грязные танцы"!! За эротическое исполнение нам вручили приз.
А потом мы опять пошли ко мне, потому что завтра воскресенье и приедут родители, и ночи любви отложатся до следующей пятницы.


<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018