Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1760
529/260
 
 

   
 
 
 
Юрий Совенко

Сироты

Сильно пахло Харьковом, огромным серым мегаполисом, который я так и не смог полюбить. Подали локомотив, весь в разводах от мелких дождевых капель. Я видел, что происходит - это соединение одного тела с другим, но все равно в момент сцепки вздрогнул, испытав перепонки на силу мощного тупого удара. Поскрипело, грохнуло еще раз-другой, и неприятный для уха скрежет прекратился.
Шел двадцатый день Великого поста; мы с Сергеем топтали перрон - ехали на похороны Сашиного отца в Сумы. Дождь перешел в ливень, застав нас врасплох, и вдруг затих. Игнорируя христианские правила и ценности, я жевал хот-дог, изучая вялое ничтожество, упакованное в булку мертвецкого цвета. Хлеб украсили морковкой, морковку утопили в ядовито-красный соус. Жуя производное импортного скотоводства, я оправдывал собственное малодушие  статусом путешественника, а также равнодушием ко всякой еде. Странникам разрешается вкушать скоромное - оттого я жевал сою, запивая еду пивом.
  Увы, поездка не удалась. Она не принесла ничего, кроме чувства безысходности. Что-то не склеивалось, не лепилось, не срасталось. Совместное будущее не вырисовывалось, как я ни старался его малевать. Система была безнадежно больна, прошлое, как призрак, присутствовало везде и повсюду, воспоминания рвали душу на части. Но глупое сердце, терзаемое аритмией, билось с неистовой силой и надеялось на чудо…  
Очередной глоток приближал аллергию, вызванную алкоголем: я покрылся пятнами, как мраморная гурами. Допил пиво и еще раз вздрогнул; на этот раз от детского голоса:
 - Дядя, подайте Христа ради!
   Два пацана лет двенадцати смотрели мне в пах, протягивая детские ладони. Нарывши в кармане мелочь, я дал копеек шестьдесят мальчику, который был пониже ростом. Вспомнив о неиспользованном жетоне на метро, достал и протянул зеленый потертый кругляш.
- Юноша на метро ездит? Или ты местный, вокзальный? - обратился я к нему, игнорируя напарника, который казался немного старше товарища. К тому же тот был упитаннее и носил дорогую куртку.
 - Местный я, дядя. Но на подземке езжу, естественно. По бизнесу. Так шо пригодится!       Забыв сказать «спасибо», мальчики исчезли, растворившись среди пассажиров. Сергей и на этот раз отделался молчанием; допил пиво, вынул из моей пятерни порожнюю тару и припарковал ее возле осветительной вышки. В надежде, что потенциальные сорок копеек кому-нибудь да пригодятся. Закурили, послушали, как редкие капли падают в грязную заплеванную лужу. Все было переговорено за два дня и три ночи...
В спину что-то заорало, уже не по-детски. Будет нелишним добавить, что я вздрогнул и в третий раз.
- Дяденька, подайте Христа ради! - голосил знакомый мальчик, одетый в «аляску». Спасаясь от вечерних заморозков, а скорее, для конспирации он надел вязаную шапку, попытавшись изменить внешность.
Я оценил находчивость юного мошенника и стал читать лекцию:
- Мальчик, если ты помнишь, я взнос уже делал. Видишь ли, иногда мне самому  приходится перебиваться дотациями друзей.
- Как же, помню вашу запухшую морду! Сунули мелочь да жетончик сраный, а сами, небось, «Marlboro» курите?
- Верно, «Marlboro» курю; друг угостил. Бутылки можешь взять, это тоже деньги.
- Шутишь, дядя?! Стекло бомжи собирают, а мы с Виталиком птицы другого, особого полета!
- Ну-ка, брысь отсюда, попрошайки! Отстаньте от пассажиров. - Заступилась за нас миловидная проводница, отвлекаясь от разговора с некрасивой напарницей, у которой сильно закисли веки. Тут же отвернулась к подруге и затараторила о каких-то собаках, часто и неосознанно упоминая бригадира поезда.
- Так что мужики все одинаковые - кобели они и есть кобели! Редко кто полюбит по-настоящему, а если полюбит вдруг, так то и не мужчина, а выродок какой-то. Педераст. Этот оказался редкой сволочью - добивался меня без малого месяц. А сделал дело, посмотрел как на блядь!
   Она топнула ножкой, из-под юбки повеяло запахом свежего арбуза. Ей было жарко - расстегнутый китель и галстук набекрень говорили об этом. И я подумал стыдное:  наверняка она без нижнего белья, и свидание с бригадиром состоялось совсем недавно.
   Однако мальчики не уходили, вдвоем протягивая руки. Не знаю почему, но юные мошенники были мне чем-то симпатичны. Я задал вопрос в лоб:
 - Значит, вы сироты?
- Ну, не совсем, дядя. Мы сироты не в натуре, а как сказать… Не по форме, а по образу мышления!
   Поняв, что возле нашего вагона ловить больше нечего, мальчики отошли к фонарю. Мелкий, заметив бутылки, поднял одну, понюхал и вылил на язык остатки жидкости. Затем извлек из тары незамысловатую мелодию, подув в дырку, и со всей дури швырнул ее под вагон, в ближнюю колесную пару. При этом крякнул по-взрослому, аж сопля вылетела и портупеей упала на пальто. Подняв вторую бутылку, поелозил языком по горлышку и со словами: «Эх, взорвать бы этот поезд! К херам собачим!» - отправил и ее вслед за первой.
   Мы переглянулись с другом; он почувствовал мое состояние, когда самому хочется выплеснуть страх и отчаяние и запустить снаряд под вагон не целясь, куда попало.
   Мальчики принялись пересчитывать выручку.
- Что у тебя, Кеша, план сделал?
- Похоже на то, Виталя! Почти двести. Старик отстегнет десять процентов; небольшие бабки, но жить можно. «Marlboro» и мы покурим. Между прочим, мой старик в начальники решил податься. В мэры шагает батя!
- Да и мой отец не пальцем сделанный, девятую маршрутку пробивает. Учит меня: «Не важно, сынок, на чем зарабатывать капитал. Любая работа в почете - хотя бы и криминал!»
- Ладно, пошли, Виталя. На вторую платформу московский прибывает. План выполнили, поработаем для себя.
   Заметив на груди товарища зеленую бахрому, мальчик заржал не по-детски, тыкая пальцем в соплю. И пошли «бизнесмены» вразвалку, понесли свое сиротство с достоинством, словно познали в совершенстве суть и изнанку жизни.
Какое-то время мы еще слышали ненормальный смех, пока звук не растворился и не утонул в подземном переходе. Возможно, так смеется его отец - будущий мэр бывшей украинской столицы...


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2021