Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Рядом с красивой девушкой, я присмирел. Было стыдно за двойки.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Александр Лупооков

Роман с Волгой. Часть I. Корни
Произведение опубликовано в 62 выпуске "Точка ZRения"

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я Волжанин. Рождение, детство и юность мои прошли на Волге. Волга - моя колыбель, кормилица и учитель. Из родного гнезда в 24 года я отправился в свободный полёт. В разных местах я свивал уже свои гнёзда, перелетал и вновь свивал своё семейное гнездо на новом месте. Мои птенцы выросли и свили свои гнёздышки, и у них появились свои птенчики.

То, что было заложено в меня там, на Волге, я храню в своей памяти. Я решил поделиться этой памятью, прежде всего, со своими потомками, потому что в ней и память предков, и память земли Волжской. Память уносит меня то во времена средневековья, то в годы Великой Отечественной, завершая экскурс в начале 80-х годов прошлого века. Думаю, что это будет интересно и другим читателям. При написании я, конечно, обращался к многочисленным историческим и другим источникам, открывая многое, неизвестное мне до этого.

Часть I КОРНИ

Глава 1 ИСТОКИ

Ра. Итиль. Волга. Под этими названиями Великая Река вошла в Историю. Сколько разноплеменных людей поила она своими водами! Одни облюбовали её истоки, другие — её широкое устье, своей гигантской дельтой, словно перевёрнутой короной, венчающей седой Каспий. Ещё больше людей заселило берега её извилистого длинного тела, разделённого на три части: Верхнюю, Среднюю и Нижнюю Волгу

От своих истоков на Валдае она течёт сначала навстречу восходящему солнцу, богу Ра древних египтян, но уже у Казани она, словно чувствуя за 500 километров преграду Уральского хребта, вдруг поворачивает свой бег на юг. На Жигулях она спотыкается, выгнувшись петлёй снова на восток, и опять на юг, отклоняясь к западу. Кажется, путь её лежит к Чёрному морю, но, передумав, она опять склонятся к востоку, и расплёскивается множеством своих рукавов на Каспии.

Исток её на 228 метров лежит выше уровня моря, а устье - на 28 метров ниже его. 256 метров составляет перепад высот.

Волга словно притягивает к себе другие реки. Много рек вливается в неё с севера, меньше с юга и со стороны Урала. Красавец Дон тяготеет к ней с запада. Кажется, вот-вот они сольются, но та же морщинка Земли, называемая Приволжская возвышенность, которая отвела Волгу к Каспию, отворачивает Дон в сторону моря Чёрного, и он вливается в его привратник, Азов. Меньше 100 км разделяет их здесь, и если Волгу продолжить нижним Доном, а Дон нижней Волгой, то получится крест - «Х».

С востока - Урал (и здесь слышно солнечное РА), скользящий вдоль восточной стороны хребта одноимённых гор с севера на юг, словно почуяв Волгу, резко, под углом в 90 градусов, поворачивает на запад. Здесь закончился хвост хребта, и препятствий уже нет.

Так он бежит до Уральска, и если бы направление сохранилось, то он бы влился в Волгу где-то в районе Саратова. Но, не добежав около 400 км, он снова резко меняет курс и устремляется на юг, и, продолжая медленно сближаться с ней, вливает свои воды в тот же Каспий, сократив расстояние примерно до 200 км от левого края её дельты.

Люблю я карты. Нет, не игральные. С ними любовь кончилась. Давно не играю. А карты люблю. Те карты, на которых мир наш отражён. Только не политические. Они такие непостоянные. Страны то объединяются, то разъединяются, а уж названий сколько поменялось, да на моём веку. Толи дело географические. Только глобальный катаклизм может существенно изменить их картинки.

Смотришь на карту и видишь: велика река, ничего не скажешь. Все знают, что Волга - самая большая река Европы, и аксиому знают: Волга впадает в Каспийское море. Мы говорим Волга - матушка. А я скажу ещё: Волга - Древо Жизни России. И древо это я увидел на карте. Только не простой, а на карте «Бассейна реки Волга», на которой выделяются все основные и мелкие притоки, и очерчивается границами водораздела, который проходит, обычно по гребням хребтов и максимальным точкам возвышенностей, разделяющих реки друг от друга.

Крону Древа образуют две крупные ветви: западная - Волга от своих истоков до Казани, и восточная - Кама, впадающая в Волгу чуть южнее Казани. На западной ветви есть ещё одна крупная - Ока. А густая сеть прочих ветвей состоит из рек Ветлуги, Унжи, Мологи, Костромы, Клязьмы, Суры и прочих на западной ветви и Чусовой, Белой, Вятки и прочих мелких на восточной. Ствол же Древа сильно корявится в районе Волгограда, где, словно опора, слева отходит рукав - река Ахтуба. Мощное корневище образует дельта. И древо это я бы назвал РАСЕЯ (от древнего названия Волги).

Посмотрел я на карту ещё раз, и увидел птицу, повёрнутую на восток. Голова тянется к северу, и клюв упирается в Уральский хребет, где исток Вишеры. Грудка её очерчена Чусовой и Белой. Расфуфыренный хвост центральным пером упирается в исток на Валдае, верхнее его перо топорщится у Онеги, а нижнее - за Орлом, у истоков Оки кончается. Нога птицы согнута, когти-дельта крепко в Каспий вцепились. И не поймёшь: толи она Каспий в когтях несёт, толи оттолкнутся хочет и взлететь, в Гиперборею, северную прародину расеян.

А на том месте, где Дон и Волга не сошлись в центре «Х», на правом берегу Волги в XIII веке существовало крупное поселение Золотой Орды, что контролировало переправу через Итиль (Волгу). Здесь была одна из ставок хана Батыя, внука Чингисхана. Отсюда ходил на Русь хан Мамай, и тут же он отсиживался после Куликовской битвы (1380).

А вскоре по этим местам пронёсся Тамерлан (1395), круша Ордынские поселения и спалив саму столицу Орды, Сарай, на другом берегу Волги. Много лет после этого места эти были пустынны.

Наконец, здесь появились стрельцы, дабы построить в этом месте крепость. Место-то стратегическое. Так был заложен Царицын, упомянутый впервые в царской грамоте в 1589 году, что и считают датой основания города.

Это были годы царствования Фёдора Иоанновича при фактическом правлении Бориса Годунова. К тому времени уже были присоединены Казанское (1552) и Астраханское (1556) ханства, и Волга целиком влилась в государство Российское. Последние остатки когда-то великой Золотой Орды сохранялись ещё в Средней Азии. Для обороны от кочевников-степняков этот водный путь нуждался в защите, и почти одновременно закладываются крепости Самара (1586) и Саратов (1590), а на Диком поле, в верховьях Дона - Воронеж (1586).

На соседнем Урале (тогда Яик) вольные общины яицких казаков уже начинали служить московскому государю (с 1591), а калмыки пока ещё кочевали в степях Казахстана и Западной Сибири.

В этом, 1589 году, в Москве было учреждено первое патриаршество России, а во Франции воцарился Генрих IV Наваррский, известный большинству по романам Дюма-отца «Королева Марго» и «Графиня де Монсоро». Вот какое это было время.

Царицыном его назвали не в честь какой-либо царствующей особы, а по названию речки Царица. Название же речки являлось искажённым, переделанным на русский слух, тюркским «Сары Су» - «желтая вода». Но подробнее об этом чуть позже.

Я не знал города Царицын. Но знал Сталинград. Мы же не говорим, что философ Кант родился в Калининграде Калининградской области. Он родился в Кёнигсберге, в Пруссии. Вот и я родился в Сталинграде. Я - коренной волжанин.

Глава 2 МАМА

Мать моя, урождённая Кочетова Мария Васильевна, родилась в 1920 году в Дубовке, что в 50 км вверх по Волге от тогдашнего Царицына. Поселение было основано в 1734 году для укрепления Царицынской сторожевой линии. Так донские казаки, переселённые туда, составили основу нового Волжского казачества. Но после разгрома восстания Пугачёва 517 казачьих семей, замешанных в этом деле, были высланы на новую Моздокско-Азовскую оборонительную линию на Кавказе (1777), а опустевшая Дубовка стала заселяться переселенцами-крестьянами. Часть большой родни Кочетовых в начале прошлого века перебралась в Царицын, который в 1925 году назвали Сталинградом.

В Сталинграде мама училась в средней школе №17 имени КСИ - Красного спортивного интернационала. Сколько я помню, будучи уже на пенсии, она продолжала регулярно ездить в Волгоград на встречу однокашников. А инициатором этих встреч, душой коллектива, был бывший преподаватель физкультуры Дмитрий Дмитриевич Курыкин, Дим-Димыч. Это уже после войны он сумел разыскать несколько своих бывших учеников, а те других, и так, по цепочке. Первая встреча орг.ядра состоялась в 1965 году. Их было сорок. Стали вспоминать, кто кого, писать письма. По 350 найденным адресам разошлись приглашения на встречу. А в следующем году в августе на Центральной набережной у фонтана «Дружба» смогли собраться более сотни бывших «интернационалистов», прибывших с разных концов Союза.

Сколько воспитанников школы КСИ не вернулось с войны? Сколько погибло их под бомбёжками? Сколько не смогло приехать по состоянию здоровья?

Маленькая книжица в память о той первой встрече осталась от мамы и хранится теперь у меня. В дальнейшем они собирались, кажется, каждый год. Был установлен ритуал встречи, программа с посещением памятных мест, просмотром фильмов, выступлениями с воспоминаниями и ужином в ресторане. Помню, что почти каждый раз, приезжая после встречи (обычно мама оставалась ночевать у какой-нибудь подружки), она с грустью говорила: «Вот уже и Коли (Пети, Сони...) с нами нет». Дим-Димыч был лет на 10 старше маминого поколения, но энергия била из него, заряжая его «команду».

А ведь собирались общим коллективом не просто одноклассники, а ученики разных годов выпусков школы. Школы, которой уже давно не было. Из воспоминаний следует, что эта школа стояла раньше напротив трамвайного парка, а после войны на её месте была построена фабрика офсетной печати. Недавно мне подсказали адрес - ул. КИМ, 6.

Я попытался найти что-то об этой школе в Интернете, но ничего не нашёл. В Ворошиловском районе Волгограда, где она была до войны, школы с таким номером нет. Есть МОУ СОШ №17 имени 37-й Гвардейской стрелковой дивизии в Тракторозаводском районе и Вечерняя (сменная) ОШ № 17 в Краснооктябрьском, но они никакого отношения к Средней школе №17 им. КСИ не имеют. Мне кажется это несправедливым.

Школа с такой традицией, школа, сплотившая и объединившая своих выпускников через четверть века после последнего выпуска, школа, уничтоженная войной, но оставшаяся жить в сердцах её воспитанников, которых, к сожалению, наверное, осталось считанные единицы, должна быть незабытой, должна продолжать учить любви к своему городу, своей Родине. И должен где-то быть стенд, посвящённый этой школе.

В 1938 году мама поступила в Сталинградский педагогический институт на филологический факультет. Кончать его пришлось досрочно в октябре 1941 года. Её любимый человек, сокурсник, Носов Михаил, пошёл на ускоренные курсы подготовки командиров танков. Изредка они встречались, и в одно из свиданий расписались в ЗАГСе. А через несколько дней эшелон увозил Михаила на фронт. Педагоги русского языка на тот момент были не нужны, и мама стала работать на заводе метизов, филиале тракторного завода, где изготовляли снаряды для танков.

Генерал Паулюс начал наступление на Сталинградском направлении 17 июля 1942 года. А 28 июля Сталин подписал знаменитый Приказ №227 - «Ни шагу назад!»

По воспоминаниям мамы 23-го августа был солнечный день. Внезапно набежавшие тучи закрыли солнце, и с них посыпался дождь. Но это были не тучи, а армады самолётов, и с них дождём сыпались тонны бомб. За этот день люфтваффе совершило около двух тысяч самолетовылетов. Сумасшедшая цифра!

Считается, что только в тот день погибло около 40 тысяч человек. Эвакуация населения началась лишь 24-го августа. До 15-го сентября по сводкам удалось переправить через Волгу до 300 тысяч человек, из чего следует, что в городе оставались еще около 200 тысяч жителей. Американский историк Энтони Бивор приводит данные, что после освобождения Сталинграда в нём в живых оставалось только 9796 мирных жителей, из них 994 ребенка. Не знаю, кто так скрупулёзно, до одного человека подсчитывал.

Систематические бомбардировки с 23 августа продолжались ежедневно (до 400 рейдов), кроша в камень оставшиеся городские руины, до конца сентября. 13-го сентября немецкие войска начали непосредственный штурм города.

Именно в это время, в ответ на зверства, творимые оккупантами, появляются в печати призывы представителей советской творческой интеллигенции (И. Эренбурга, К. Симонова, А. Суркова и др.): «Убей немца!», «Убей его!». Не фашиста, заметьте, а немца!

До того велика была ненависть к целой нации.

Небольшой домик, где жила семья мамы, находился через дорогу от главного входа в элеватор, рядом с магазином. В то время это была южная окраина Сталинграда, Ворошиловский (зацарицынский) район. Их двор по нескольку раз переходил из рук в руки. Они укрывались в вырытой там же во дворе землянке.

Мать рассказывала, как дощатая дверь открылась, в землянку заглянул красноармеец, и тотчас же упал, сражённый пулей. Потом показались немцы, посветили фонариком, подхватили бойца, и утащили с собой. И это продолжалось: то и дело врывались то немцы, то наши. Но, слава Богу, никто не трогал. Их было пятеро: моя мать и её мама 62-х лет, старшая сестра Катя 44-х лет с 50-летним мужем-инвалидом и младшим 15-летним сыном (трое старших воевали).

А вот, что кратко вещает военная хроника о тех днях:

«14 сентября, отбив попытки 62-й армии вернуть потерянные позиции, немецко-фашистские войска обрушили на боевые порядки армии удар огромной силы. Особенно упорные бои велись в районе элеватора и вокзала Сталинград-II. С крыши элеватора хорошо просматривалась и простреливалась центральная и южная часть Ворошиловского района, контролировались подходы к Волге. В этот район отошли и заняли оборону обескровленные подразделения 42-й стрелковой бригады и нескольких других частей. 19 сентября на помощь окруженным защитникам элеватора пробились морские пехотинцы из 92-й стрелковой бригады. Самолеты люфтваффе непрерывно бомбили. Не только элеватор в целом, но и отдельные его этажи и хранилища по несколько раз переходили из рук в руки. Но к 22 сентября обстановка в районе элеватора ухудшилась. Кончились боеприпасы и продовольствие, многие защитники были убиты или ранены. Противнику удалось овладеть элеватором»

О напряжённости боёв вокруг элеватора можно судить по дневнику немецкого солдата:

«16 сентября. Наш батальон вместе с танками атакует элеватор, из которого вьется дым — горит находящееся в нем зерно... Батальон несет тяжелые потери. В каждой из рот осталось не более шестидесяти человек. Элеватор защищают не люди, а дьяволы, которых не может уничтожить ни пламя, ни пули.

18 сентября. Борьба продолжается внутри элеватора... Если все здания в Сталинграде будут защищаться, как это, тогда никто из наших солдат не вернется в Германию.

20 сентября. Русские стреляют со всех сторон. Мы продолжаем сидеть в нашем подвале; на улицу выйти просто невозможно. Старший сержант Нушке был убит сегодня, когда перебегал улицу. Бедняга, у него осталось трое детей.

23 сентября. Сопротивление русских в элеваторе преодолено. Мы нашли в элеваторе около сорока мертвых русских. Половина из них в морской форме — морские дьяволы».

В отчете нашей морской пехоты писалось так: «Танки и пехота противника, примерно в десять раз превосходящие нас по численности, начали атаку с юга и запада... В целом на протяжении 18 сентября были отбиты десять атак… Имевшееся на элеваторе зерно загорелось, вода в пулеметах испарилась, раненые мучались от жажды, но поблизости воды не было... Жара, дым, жажда... В течение дня многие из нас залезали на высокие точки элеватора и оттуда стреляли по немцам; ночью мы спускались вниз и образовывали кольцо обороны вокруг здания».

Оставшиеся в живых, измученные жаждой, угаревшие от дыма горящего зерна, предприняли последнюю попытку вырваться из окружения. Боеприпасов практичесски не оставалось, и в ход пошли штыки. Только единицам удалось прорваться к нашим. Элеватор был взят немцами. Но какой ценой!

Оборона элеватора произвела такое впечатление на немцев и самого Паулюса, что германское командование на специальном шевроне участнику сталинградской эпопеи изобразило именно элеватор, который по праву можно назвать символом стойкости.

Невообразимо себе представить, что в нескольких метрах от него в землянке переживали этот ад три женщины, инвалид и подросток, мои родные. 16 сентября мама родила своего первенца, Игоря. Так что мой старший брат носит почётное имя «дитя Сталинграда».

Земля от взрывов бомб дрожала.
В дыму горящий Сталинград.
Здесь Смерть свой страшный бал справляла
и сокрушала всё подряд.

Когда же грохот очумелый
прервался на короткий миг,
Смерть на мгновенье онемела,
услышав Новой Жизни крик.

Жизнь этим криком заявляла:
«Жив! Не сдаётся Сталинград!»
В окопе женщина рожала.
Так в мир вошёл мой старший брат.

В отдельных местах самого Сталинграда враг вышел к берегу Волги. Но уже как клятва звучали слова знаменитого снайпера Василия Зайцева «За Волгой для нас земли нет!». Правда, южная часть города, зацарицынская, где проживала родня, к тому времени полностью была в руках немцев. Большая часть Центрального и Тракторозаводского районов, Баррикады так же были утрачены нами. Но были и чудом удерживаемые изолированные «островки» на побережье. Такой островок 700 Х 400 метров в районе посёлка «Баррикады» известен как «огненный остров», или остров Людникова, по имени командира 138-й дивизии, оборонявшей его. Численность же этой дивизии составляла тогда всего 300—400 человек.

На карте боёв за Сталинград я заметил ещё небольшой островок земли в устье реки Царица (примерно по километру вдоль берега Волги в обе стороны от устья Царицы и километр вглубь от берега Волги), удержанный в этом районе нашими до конца. Но про этот «островок» ничего не нашёл.

А недавно, гуляя по Интернету, я прочитал, что примерно в том месте и находился один из подземных бункеров Сталина, которых было построено несколько перед войной в разных стратегических городах. В бункере, как пишут, стоял танк, а рядом небольшой гидросамолёт, готовый вылететь в сторону Волги. Может, там и было, что защищать, кроме родной земли?

Когда бои ушли от элеватора дальше к Волге, семейство с новорождённым Игорем, кое как выбравшись из города, пробиралось степью по уже оккупированной территории. Пелёнки сушили на своих телах.

Остановились в хуторе Маслов. Интересно, что я нашёл его на карте. Это примерно в 240 км по прямой в сторону Каменск-Шахтинска Ростовской области (60 км до него). Но немецким командованием было строго приказано старостам населённых пунктов никого чужих не принимать под угрозой расстрела. Господь, видимо, хранил их. Никто не выдал. Четыре месяца они находились на оккупированной территории. Тётя Катя шила, и это шло на пропитание. Все они, перенеся большие лишения и переживания, остались живы.

Когда вернулись в Сталинград, дома их уже не было. Элеватор, исковерканный снарядами, изрешеченный пулями, почерневший от огня, гордо возвышался над руинами. Они не нашли даже закопанных в землю вещей. Перебрались поближе к Волге. В 1943 году мама получила похоронку: сгорел в подбитом танке её Михаил. Послевоенный Сталинград, разрушенный, но не покорённый, восстанавливался.

Глава 3 ОТЕЦ

Осенью 1948 года с далёкой Колымы возвращался на Кубань Николай Лупооков. Не по доброй воле забрался он в эти края. В феврале 1937 года, в возрасте 22-х лет, он был арестован, когда проходил службу в казачьем кубанском кавалерийском полку, что стоял в станице Ленинградской. Арестован. Осужден. Отправлен по этапу. Отсидел. Отработал. Попутчиком его был Степан Кочетов, старший брат мамы, который и уговорил Николая заехать к ним в Сталинград. Загостил Николай в семье Кочетовых. Понравилась ему Мария, красивая вдова с маленьким сыном. Вскоре и состоялась свадьба Марии и Николая. Так у него появился сын Игорь.

Отец, получивший на Колыме после отсидки и продолжения работы на приисках уже в качестве вольнонаёмного, специализацию в Магаданской технической школе, продолжил работу на строительстве канала Волга - Дон в качестве технического специалиста. Специалистом он, видимо, являлся хорошим, поскольку был награждён в 1948 году медалью с бронзовым профилем Сталина «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». На орденской книжице подпись зам. начальника ТГПУ Дальстроя.

Я до сих пор удивляюсь, что отец, не имея высшего образования, с Волгодонстроя до Волгоградгидростроя работал на должностях инженера. Трудолюбие, знание своего дела и высокая ответственность позволяли ему держаться на плаву, хотя он всё время переживал, когда происходили сокращения кадров.

Я не задавал вопросов, как воспринималось то, что мама, член ВКП(б), вышла замуж за бывшего зэка, осужденного по «политической» статье №58/10.

… она - учитель, член ВКП(б),
а он - строитель, бывший заключённый.
Спасибо Сталину! Какая роль в судьбе!
Ведь без него я не был бы рождённый…

Это отрывок из моего посвящения отцу, написанного в 2001 году. Но я помню, как отец переживал, что его прошлое может отразиться на мне, что прежние времена могут снова вернуться. Он говорил, чтобы я никогда и нигде не упоминал, что отец был судим.

Я видел переписанные несколько раз рукой мамы, с многочисленными правками, черновики письма Председателю Совета Министров СССР Булганину Н.А. (значит, это было до 1958 года, когда его сняли с должности) с просьбой — снять судимость. И видел официальный ответ, что, согласно Закону, судимость с него была снята, кажется, ещё в 1948 году.

Интересен сам факт, за что был осужден отец. В тех черновиках письма Булганину он разъясняет свою политическую ошибку. На одном из армейских политзанятий он на вопрос: «Возможна ли победа социализма в отдельно взятой стране?» - ответил: «Нет, для этого нужна победа социализма в нескольких странах». Тогда это была грубейшая политическая ошибка, отход от линии партии, линия троцкизма. Когда его спросили: сам ли он пришёл к этому выводу, он чистосердечно ответил, что так говорил сельской молодёжи колхозный агроном. Определённым лицам сразу стало ясно, что вражеская сеть пустила корни в Кубанской станице Каневской, и Николай Лупооков является проводником этих идей уже в армии.

Конечно, он не был врагом народа. Хуторской парень, работавший в сельсовете счетоводом, недавно призванный на службу, ни в каких партиях не состоял. Большое крестьянское семейство Лупооковых в 1925 году переселилось на Кубань с Брянщины. Небольшая часть осталась. Уже в годы войны на фронт уйдут пять его братьев. Не вернуться трое и один задержится в концлагере в Австрии до конца войны.

Отец принимал активное участие в художественной самодеятельности, выпускал стенгазету, писал стихи. В армии тоже сотрудничал в дивизионной газете.

Статья УК РСФСР №58 отличалась большой широтой. Сюда входили подпункты: измена Родине, шпионаж, диверсии и вредительство, саботаж и участие в антисоветском заговоре. Подпунктом 10 значилась антисоветская агитация. Военный трибунал 4-го казачьего корпуса 5 мая 1937 г. осудил Николая Лупоокова по ст. 58/10 на три года. Далее - этап к чёрту на кулички, то бишь в Колымский край, в одно из рабочих подразделений ГУЛАГА - «Дальстрой».

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Никакой пункт 58-й статьи не толковался так широко как 10-й:

«Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти... а равно и распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания».

Под «агитацией, содержащей призыв», могла пониматься дружеская (или даже супружеская) беседа с глазу на глаз, или частное письмо; а призывом мог быть личный совет.

Под «подрывом и ослаблением» власти была всякая мысль, не полностью совпадающая с линией партии, изложенной в газете.

Под «изготовлением литературы» понималось всякое написание в единственном экземпляре письма, записи.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Почти каждый третий полит. заключенный был осужден по этой, самой распространенной «политической» статье. Это вполне объяснимо, поскольку подавляло инакомыслие, а обвинение по данному пункту не требовало особых усилий в доказательстве. Антисоветской агитацией признавались любые высказывания критического характера по отношению к власти или должностным лицам, выражение в любых формах недовольства властью, в том числе анекдоты и частушки с политическим содержанием. Последующий анализ этих обвинений показал, что почти 90% осужденных в политической и внутрипартийной борьбе фактически не участвовали.

Я решил вспомнить, изучаемую когда-то в институте историю КПСС. И вот, что интересного нашёл (для себя): в этом вопросе сам Сталин менял свою точку зрения. В мае 1924 года в брошюре "Об основах ленинизма" он пишет о том, что для окончательной победы социализма усилий одной страны недостаточно; для этого необходимы усилия "пролетариев нескольких передовых стран ". Это подразумевало необходимость подталкивания других стран к свершению революций. «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем» - писал Александр Блок в своей поэме «Двенадцать».

Но уже в конце того же 1924 года, с подачи Бухарина, Сталин не отрицал возможности построения социализма в СССР при отсутствии победоносных социалистических революций на Западе (они не очень-то хотели этого), что и было закреплено в апреле 1925 года на XIV конференции РКП(б).

В последующие годы вопрос о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране стал основным разногласием внутри партии. Троцкий однозначно не верил в это, утверждая, что партийной верхушке (Сталин и К°) теперь выгодно называть социализмом всё то, что будет происходить внутри страны, независимо от того, что случится за ее пределами. Сталинско-Бухаринский блок обвинил оппозицию в неверии во внутренние силы революции, в победу социалистического строительства и пессимизме.

Всех неверующих (в это) сначала отлучали от партии, а затем и от своих семей. Кого-то отлучали и от жизни. «Перековывали» их в многочисленных «кузнях» ГУЛАГА. Много «материала» пошло на «выбраковку» и «списание». Партия очищала свои ряды, пополняя ряды рабов, строящих социализм. Одним из таких рабов становился мой отец.

Я не буду здесь писать о том, что он пережил, как он выжил. Жалею, что не записывал. А ведь он говорил и о многих интересных встречах с различными личностями: артистами, литераторами.

Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУСДС) или «Дальстрой» — государственный трест, наделённый правами самостоятельного административно-территориального образования. Это - государство в государстве. Его территория поначалу составила около 450 тыс. кв. км, а к 1951 году - около 3 млн кв. км. В его структуру входил целый ряд административных и хозяйственных субъектов, которые не буду перечислять. Та структура, которая впитывала в себя пригнанные людские массы в качестве бесплатной рабочей силы, называлась Северо-восточный исправительно-трудовой лагерь (СВИТЛ), или СЕВВОСТЛАГ. Его лагеря формально не входили в структуру ГУЛАГа, но их невозможно отделить от понятия «архипелаг ГУЛАГ».

За время пребывания отца в Колымском крае, четыре раза менялось руководство Дальстроя. Самый первый начальник Берзин Э.П. был там аж с 1931 года. Но в декабре 1937 года был арестован как «организатор и руководитель Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации». Пламенный чекист, сыгравший значительную роль в деле раскрытия заговора Локкарта, был расстрелян в августе 1938 года «за измену Родине». Реабилитирован в 1956 г.

Сменивший «либерального» Берзина более жёсткий Павлов К.А., закручивал гайки до октября 1939 года. Короткое время после него командовал парадом капитан госбеза Вишневецкий А.А., приговорённый вскоре к 15 годам лагерей. У меня хранится справка отца, выданная Управлением исправительно-трудового Северо-Восточного лагеря НКВД и подписанная этим капитаном. Кстати, звание капитана ГБ соответствовало подполковнику в армии. Следующий глава Дальстроя, его долгожитель И.Ф. Никишов (1939-1948) прославился тем, что в 1945 году принимал делегацию Сената США. Не заметив в зоне ни одного заключенного, делегация была в восхищении от приема и от самой жены Никишова, начальницы женских лагерей. Куда спрятали зэков?

Строительством Волго-Дон канала с 11 марта 1948 года руководил тот самый Карп Павлов, что был вторым после Берзина начальником «Дальстроя», отозванный с пенсии. Он знал возможности дармовых людских масс. На «Дальстрое» люди вгрызались в мёрзлую землю, добывая золото. Здесь, на «Волгодонстрое» вечной мерзлоты не было, значит, будет легче. Правда, уже через год его снимают с должности и отправляют на пенсию повторно. А в 1957 году, вскоре после ХХ съезда КПСС и начавшейся кампании по разоблачению культа личности, он застрелился.

Огромная масса людей, около миллиона человек, были задействованы в этом проекте: почти 700 тысяч вольнонаемных, примерено 100 тысяч военнопленных немцев и более 100 тысяч советских заключенных. Одним из стимулов для зэков было то, что день работы на стройке засчитывался за два-три дня срока заключения (была определённая градация, в зависимости от статуса зэка).

А само слово «зэк» пошло ещё от строительства Беломорканала. Работающих там осужденных называли «заключенный каналоармеец», записывали как «з/к», произносили «зэка», отсюда и «зэк».

Но здесь, на строительстве канала Волга-Дон, было сосредоточено и большое число различной техники: экскаваторы, бульдозеры, скреперы, самосвалы. Были и монстры технической мысли — гигантские шагающие и роторные многоковшовые экскаваторы. Я помню, как меня впечатлили фотоснимки отца на фоне шагающего экскаватора у его «лапы».

В конце концов, отец с матерью и восьмилетним Игорем сняли квартиру в Береславке (около 30 км от Сталинграда), находящейся на трассе строительства канала, а маму взяли на работу директором единственной там семилетней школы.

Глава 4 РОЖДЕНИЕ

Наступил 1950 год. 12 января был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О применении смертной казни к изменникам родины, шпионам, подрывникам-диверсантам», допускающий для них смертную казнь, отменённую в 1947 году. Через пять лет после войны опять искали врагов народа? Их что, стало больше, и они угрожали основам социалистического государства?

А на противоположном конце света, как бы в ответ, началась «охота на ведьм»: 9 февраля сенатор Маккарти объявил о выявлении 205 коммунистов в госдепартаменте. Кошмар!

14 февраля был подписан Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и Китаем сроком на 30 лет. Но уже через 10 лет наши отношения стали ухудшаться, вылившись в 1969 году в пограничный конфликт, когда мы чуть не сошлись друг с другом в большой войне за маленький остров Даманский, что на Амуре.

«Чужой земли мы не хотим ни пяди,но и своей вершка не отдадим» пели слова Сталина ещё в 1938 году танкисты в фильме «Трактористы». И положили наших 58 ребят-погранцов на клочке земли, менее одного квадратного километра. И отдали потом китайцам сей островок. Правда, сначала «Градом» побили несколько тысяч китайских солдат.

8 марта, через 5 лет после американцев, СССР объявил о наличии своей атомной бомбы. Ничего себе — подарок женщинам! Мы, вроде бы, даже готовились нанести ядерный удар по Китаю, в случае полномасштабного наступления с его стороны, но США, якобы, предостерегли нас от этого шага, пригрозив разбомбить 130 советских городов. Разумеется, эти данные неофициальные.

28 июня — войска Северной Кореи заняли столицу Юга город Сеул.

Ого! Вот этого я и не знал. Да и откуда мне было знать? В этот день в мире произошло ещё одно событие, не отмеченное в СМИ, и о котором узнало только несколько человек. В роддоме Сталинграда на свет родился мальчик, имя которому дали Александр. Как вы уже поняли, это был я собственной персоной.

Этот роддом мама мне потом показывала. Он стоял, где и сейчас, на высоком левом берегу речки Царицы (потом - Пионерка), впадающей в Волгу, недалеко от цирка.

Интересный расклад получается: 1950 год - середина ХХ века, последние дни июня - середина года, среда - середина недели. И место моего рождения находится в той точке «перекрёстка» («Х»), соединившего Волгу и Дон.

Вот на этом «перекрёстке» и кончается глава первая моего повествования, моего романа с Волгой.


<<<Другие произведения автора
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017