Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1760
529/260
 
 

   
 
 
 
Журавлев Сергей

Пирожки его детства
Произведение опубликовано в 119 выпуске "Точка ZRения"

Памяти моего отца

-  С чем пирожки?- спрашивает продавщицу улыбающийся Юрий Сергеевич.
Он всегда улыбается, покупая пирожки или другую сдобу. И, всякий раз, продавщицы сдобы, ища подвох в улыбке, настораживаются и натянуто улыбаются в ответ, при этом, явно, вспоминают поговорку о «веселье без причины».
А причина для улыбки есть. Покупая эти пирожки, у него перед глазами  всегда всплывает история из его послевоенного детства. И там, тоже, были пирожки, но совсем другие.

                                                                                            
Пирожки отличаются от  булочек тем, что  в них есть начинка. Юрка это давно узрел, ведь его тетка Маша уже третий год  торговала на вокзале разной выпечкой. Они с сестрой Тамарой ютились у тетки Маши и дядьки Вани без родителей. Отца Юрка помнил смутно, тот погиб на войне. А мать год назад уехала на Север, чтобы заработать жильё, но скоро вернется.
С утра за перегородку, в комнатушку, где  они  обитали с сестрой, залетал   невыносимо сладкий запах печёных пирожков. Юрке  всегда хотелось  выбежать из дома, чтобы  эти запахи исчезли. Но дурман этого  благовония не пускал его. К тому же  он знал, что скоро на завтрак он получит  свой законный пирожок, а потом…
А потом нужно помогать тётке - снести  на вокзал эту  злосчастную  выпечку к Московскому поезду, а ближе  к обеду  (если он не учился) поднести из  духовки теплых пирожков и к  Ленинградскому поезду. Одна радость – если тетка не всё продаст, тогда он получит пару  холодных пирожков.
Сквозь дрёму Юрке услышал, доносящийся с кухни, голос дядьки  Вани, маминого брата:
- Ты уж, голубушка Тамара, мучицы-то со склада  принеси, а то не на что вас кормить. Там мучицу, поди, особо и не считают.
- Мамка наша доносила вам муки, что  теперь в тюрьме. А если и я туда  попаду – кто Юрку-то?...
Она не договорила, но все  было яснее ясного. Юркин сон пропал.
- Дура она. Вот в тюрьме и мается,- прогнусавил дядька Иван.
В голове у Юрки запрыгали, закружились  слова сестры, отрывки из писем  матери.
Юрка часто вспоминал, как однажды вечером, придя с гуляний по городу, он застал в их комнатушке заплаканную сестру. При виде Юрки, та быстро вытерла с лица слёзы и натянула губами улыбку.
- Юрушка, - тихо, почти шёпотом говорила сестра,- мамушка наша поехала на заработки, далеко - на Север. А как приедет - нам должны своё жильё дать. Переселимся от сюда. Вот здорово-то будет!
Она обняла Юрку за плечо и подмигнула:
- Да проживём! Ну, чего ты скуксился?
- А чего ж она мне ни чего не сказала?
- Так ведь она быстрёхонько собиралась. Ей утром предложили, а днём уж и поезд. Да она тебе  записку оставила.
Тамара протянула обрывок газеты с красивым маминым почерком поверх печатного шрифта.
« Юрушка, сынок, не обижайся на меня. Не смогла с тобой попрощаться. Я через год-другой вернусь, и заживём лучше прежнего. Слушайся во всём Тамару, учись. Слушайся д. Ваню и т. Машу. Я буду писать вам. До свидания. Целую. мама.»
Всё услышанное с кухни не помещалось в Юркином сознании, а в голове вопросы , вопросы , вопросы. «Так значит, мамка  не на Севере, где  зарабатывает нам жильё? Неужели в тюрьме?!!!». Он выскочил на  кухню и истошно, не своим голосом, то ли  закричал, то ли запричитал:
- Врёте вы! Врёте! Мамка скоро  приедет! Гады вы! Гады! Я к ней  убегу!
Юрка рванул на улицу. Он бежал с той силой, которая есть лишь у зверя. Усталости не было, была лишь злость и вера, что он прав. Отбежав несколько  кварталов, он присел, прислонившись к стене дома. Опустив голову и обхватив  её руками, он покачивался в такт ни кому слышимой  мелодии.
- Эй, Юрок,  чё запыхался?
«Это голос Макара», - очнулся Юрка и  поднял голову.
- Ну чё  сопли развесил? Я еле догнал тебя. Давай, рассказывай, Юрок!
Макар был его другом, хотя у Макара  друзей и товарищей было много и в  каждом конце города. Юрка и сам  не знал - почему его тянуло к Макару. Ведь он и приврать мастак, да и пакости иногда строит, думал порою Юрка. Но он всегда завидовал Макару, который  может сказать  правду в глаза хоть кому; который может быть самым свободным и непобежденным, хотя, иногда, и побитым. Вот и сейчас Макар, выслушав Юркин рассказ, «поставил всё на  рельсы».

Ближе к Ленинградскому поезду Юрка  вернулся домой. Там никого не было. Как и  раньше, он выложил из духовки в корзину  запашистые пирожки и двинулся к тётке на  вокзал. Недалеко от дома, в проулке, его  поджидал Макар. С помощью металлических спиц, которые принес Макар, они доставали  из пирожков яблочную  начинку и быстренько уминали её за обе щеки. При нажатии на место выемки, пустые, но ещё теплые пирожки  принимали свою прежнюю форму. Следов диверсии  на них едва ли заметишь.
Пиршество прошло быстро и уже  через пол -часа  они были на вокзале, где Юрку поджидала сердобольная тётка. Юрка без слов отдал ей корзину с пирожками.
- Эх, сорванец! – погрозила она пальцем, намекая на утренний скандал. А потом…
Потом было пиршество для Юркиной  души.  Они засели с Макаром в кустах и наблюдали, как тётка продает пирожки, затыкая ладонями рты, чтобы не заржать. Обманутые и голодные покупатели  подбегали с дикими криками  к тётке и, махая перед ней откушенными пирожками, требовали вернуть деньги или нормальные пирожки с начинкой.
Тётка давала другой пирожок… Злой покупатель откусывал новый  пирожок и тыкал им в нос тётке. У Макара и Юрки  это вызвало бурный восторг. К тому же при виде этой сцены у них возник дикий аппетит. Тогда Макар вынул газетный  кулёк с оставшейся начинкой.
- Вот Юрка тебе и начинка! – радостно шептал Макар на ухо друга.
- И в самом деле, Макар, булочки – это тебе не пирожки, там нет  начинки, - звучным шепотом отвечал Юрка.

-Какой Макар?!  Не морочь мне голову!- вернул в реальность командирский  голос продавщицы.- Что брать будешь?!
-Пожалуй, пирожок возьму,- улыбаясь, ответил Юрий Сергеевич.                             
Уже отойдя от киоска, он услышал возмущения продавщицы:
-Ещё и улыбается нагло! Вот покупатель пошёл!
« Да , всё другое: и покупатель, и пирожки ,и время,- подумалось Юрию Сергеевичу,- И пути наши с Макаром разошлись; не знаю, даже, где он теперь. А ведь по-прежнему тянет к сорванцу Макару. Он единственный, кто помог тогда в  моём «не детском» горе. Была в нём какая-то особая начинка, которая отличает «пирожки» от «булочек».


<<<Другие произведения автора
(8)
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2021