Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1760
529/260
 
 

   
 
 
 
Журавлев Сергей

Баня

    В парилку зашёл круглолицый статный мужчина в войлочной шапочке и, громко прихлопнув за собой дверь, задорно спросил:
-  Парку - то поддать, мужички?!
Мы с Лёхой, переглянувшись, пожали плечами, а мужичок, что парился рядом с нами  на верхнем полке, озорно и громко, не переставая хлестаться веником, прокричал:
-  А ну-ка, родимый, поддай!
Пар вырвался из каменки , как из драконьей пасти, и обдал всех ядреным жаром.
Я, непривычный к таким экзекуциям, прекратил орудовать веником и спустился ниже, на средний полок. Дружок Лёшка, напялив шапку на уши, остался наверху, но хлестаться стал менее ожесточённо; как, впрочем, и сосед-парильщик, что просил поддать парку.
Круглолицый  с лёгкостью юнца  заскочил на верхний полок и , усевшись там, благостно протянул:
-  Э-эх! Хорошо-то как!- А потом, многозначительно подняв вверх указательный палец, продолжил, -  Баня – это здоровье, мужики! Баня - это больше, чем баня!
Через пару минут он стал похлёстывать себя веником.
-  Не-е, мужики, как хотите, но надо ещё парку поддать!
Плехнув в чёрную пасть каменки  несколько ковшичков кипятка, круглолицый снова взлетел на верхний полок, где, кроме него, уже никто усидеть не смог. Но и уходить из парилки никто не собирался: во-первых, и ниже, при такой жарище, можно  было париться; а во-вторых, уж больно хотелось позабавиться действом этого заядлого парильщика.  А парился круглолицый ухватисто и симпатично:  хлестался веником с наслаждением, играючи, покрёхтывая и восторгаясь паром.
-  Эх, парок хорош! Эх, хорошо! Эх, кра-со-та!
Ещё поддав парку, круглолицый остался в парилке один: никто не в силах вытерпеть такое пекло.
-  Да-а, силён мужик: такой пар держит!-  уже в предбаннике восторгаюсь я, измождённо откинувшись на спинку дивана и ощущая необычную лёгкость своего тела.
-  Да уж, Коля в этом деле мастак,- подтверждает Лёха, открывая запотевшую бутылочку холодного пива.
-  Знаком с ним?
-  Да так, немного,- отмахивается  Лёха.
С Лёхой Евсеевым я дружу почти всю сорокалетнюю жизнь, почитай с детсадовского возраста. Всякий раз, когда я приезжаю в родной Энск, он зазывает меня и других школьных товарищей в баню на посиделки, да и попариться заодно.
-  Что-то сегодня никто не пришёл: ни Саня Бубнов, ни Толян,- удивляется Лёха,- хотя обещали.
-  А Зуич где?
-  А ты что – не знаешь?- удивлённо смотрит на меня Лёха.- Он, ведь, после инсульта отойти не может. Допился «палёнки», что тряхнуло его. Такой мужичина здоровенный, а и то - эта дрянь свалила! Я его, как не встречу - всегда он бухой, рот корытом. Талдычел ему:  прекрати, Зуич – тряхнёт! Да разве он слышал?
А Дёму помнишь? Он помладше нас года на три. Нет его больше! Допился до цирроза… Недавно похоронили. А ведь и сорока лет ему не было.
-  Да-а, дела! Не знал я про них.
-  Эх, Серёга, да сколько уже друзей–товарищей там! Идёшь по кладбищу – вот они! Сам знаешь: Муха по пьянке  под поезд попал, Макар спьяна в доме сгорел, - Лёха загибает пальцы,- Саня Сокол замёрз, Семён повесился, когда похмелится не дали…  Да разве всех перечислишь! Я и сам - то мог быть там: через день, да каждый день в угаре пьяном ходил.  Это сейчас от пьянок откинуло, а и то порой - так задвину, что мало не покажется.
Лёха отчаянно махнул рукой и замолчал, отвернувшись к окну.
Мы оба молчим. У меня перед глазами лица друзей. И они всё те же – юные, озорные, с искринкой в глазах. А в голове банальная, заезженная фраза: «Не верится, что их нет».
А ведь их - нет!
-  Эх, мужики, баня – это, я вам скажу, как церковь для тела!- слышится жизнерадостный голос круглолицего парильщика.
Пройдя мимо нас, он устало плюхнулся на широкую скамью и блаженно растянулся на ней. Капли воды и пота, стекая по золотой цепочке, собирались на огромном кресте, свисающем с его пунцово-красной шеи, и ритмично тюкали о кафельный пол.
-   Эх, хорошо!- наслаждался торжеством тела круглолицый, утомлённо растягивая слова. Отойдя от истомы, он приподнялся.
-  А я, братцы,- обратился он, то ли к нам с Лёхой, то ли ко всем присутствующим,- почитай, каждый день в баню хожу. Баня – это здоровье. А здоровье – это что?... Здоровье – это суть человека! Нет, конечно, душа тоже не менее важна. Даже, если задуматься, и более значима, чем тело…      Для душевного равновесия нужно в церковь ходить. Я по воскресным дням и по праздникам непременно   хожу: и службу отстою, и помолюсь, и покаюсь. Но баня – это тоже святое! В здоровом теле – здоровый дух!
Для убедительности круглолицый постучал себя в грудь кулаком и широко улыбнулся. В наших глазах заиграли блики от его золотозубого рта.
Немного остыв, он поднялся со скамьи и подмигнул нам с Лёхой:
-  Ну что - продолжим праздник тела, мужики?!
-  Нет, мы пас. Уже отпарились,- ответил за обоих Лёха.
« Цельная натура; харизма так и бьёт наружу»,- подумалось мне , когда круглолицый скрылся за дверью в моечное отделение.
-  Лёха, а что это за мужик? Интересная личность. Ты его, вроде, Колей назвал?
-  Коля это, - утвердительно кивает  Лёха,- фамилии не знаю, а «погоняло» у него  одно – Коля Могила.
-  Эх ты! Это чего ж так, мрачно-то?
-  А как иначе. Народ  клички в самое «яблочко» даёт. Спиртом палёным этот гусь торгует. Не один год промышляет.
Мы вышли из бани с ощущением чистоты и лёгкости тела. Но внутри эти ощущения не срастались с чем-то грязным и неприличным, как мутные капли пота на золотом кресте у Коли Могилы.
-  До встречи. Звони иногда,- протянул руку Лёха.
-  Позвоню. Увидимся ещё,- попрощался я.


<<<Другие произведения автора
(4)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2021