Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1760
529/260
 
 

   
 
 
 
Постникова Ольга

Лесная сказка

…«Там, где днём ты бродил,
Отдыхал на пеньке,
Шлейфом стелется дым,
Гибнут звери в огне.
А, казалось бы, как это просто-
Не кури, не бросай, погаси.
Но известья о гарях, как с фронта.
Мать-природа, «венец» свой прости.
У «венца», может, плохо со слухом,
Коль, не слышит он стон муравьёв.
Может, слон отдавил ему ухо,
Он не слышит рыданий птенцов,
Погибающих в кронах деревьев,
Пожираемых жадным огнём.
Или слеп он – не видит, деревни
Полыхают и ночью, и днём.
Деревянные. Милые. Древние.
Корнем свитые  вместе с деревьями». 


Дерево проснулось  от страшного грохота, ветви  испуганно задрожали. Оно взглянуло на небо - синее бездонное. Редкие облака, солнце – никакой угрозы. Стряхивая остатки долгого сна, Сосна, потягиваясь, расправляла ветви – прихорашивалась: «И чего так расшумелась?» Внизу, под обрывом, проснувшаяся Река ломала надоевшие за зиму льдины. Обломки, взгромождаясь друг на друга, неслись по течению далеко – далеко. Сосна никогда не покидала того места, где родилась, но о далёких краях  рассказывала её подруга Река, с которой она дружила всю жизнь, с первого мгновения, когда стала сознавать себя живым существом.
Сосна успокоилась. Такое случается каждой весной. Ни ей, ни её дочкам, даже тем, что укоренились  близко к берегу, это не грозило бедой.  Солнце ласково пригревало ветви. Она чувствовала пробуждение жизни в своём, по-молодому ладном и стройном, стволе. Снег ещё лежал на земле, но это был уже не тот снег, что месяц назад искрился на солнце всеми цветами радуги. Этот – рыхлый, до синевы наполненный водой. Скоро он уйдёт живительной влагой к её корням. Снег – тоже друг. В зимнюю стужу, в лютый мороз он тёплой шубой укрывает её корни. А в предалёком прошлом, когда она была крохотным несмышлёнышем, он укрывал её с головой, поэтому лоси не смогли обглодать верхушку, и она не превратилась в уродливую корягу, а потянулась к небу, к солнцу – радостная и стройная. В том далёком прошлом рядом с ней была её мама. Она до сих пор помнит её          песни и напевает их своим дочкам. Дай Бог, пожить около своих деток подольше и чтобы не повторилось  беды.
Место, где посчастливилось родиться нашей Сосне, было, если не самым красивым на белом свете – то одним из таких. Погожими летними днями туда приходили и приезжали люди. Кто-то спускался к реке с удочкой, кто-то просто сидел на верху обрыва и вбирал глазами ту красоту, что была вокруг. Когда она была малышкой – сюда приезжали в каретах пышно одетые дамы и господа.  Негромко разговаривали, иногда кто-то из них пел под гитару. Река подхватывала мелодию и уносила в неведомую даль, а её маленькое сердечко щемило от сладкой несказанной тоски. Потом, когда она стала девушкой, прибегали в летний зной шумные, разгорячённые тяжёлой работой, девки и бабы. Они с визгом и криком бросались в реку.  Река омывала их потные тела, снимала усталость. После купания, притихшие, сидели под  Сосной.  Она привыкла к их шумному веселью, каждую узнавала в лицо и хранила   невинные тайны.
Было время, когда никто не пел и не веселился под пышной кроной  Сосны. От Реки она узнала о страшной беде, что пришла к людям. Где-то далеко рвались снаряды, гибли люди, животные, деревья. И вода в Реке была красной, а не зеленовато-голубой, как под обрывом.
В это время у неё уже появились свои детки. Пока ещё рядышком, держась за подол, но с каждым годом их становилось всё больше, и они разбегались всё дальше. Самые резвые и любопытные норовили укорениться  поближе к обрыву. За них она беспокоилась больше всего. Они лепетали нежно-зелёными иголочками. Было шумно и радостно.
Дочки-сосенки подрастали. Мама-бабушка была  рядом. Снова стали приезжать на отдых люди: послушать птиц, искупаться в реке, посидеть на берегу с удочкой. И всё чаще на обрыве разводили костры. Ах, как она боялась огня. Она знала о пожарах от птиц, потерявших своих птенцов в горящем лесу. От обезумевших от страха животных, которые мчались от догонявшего их запаха гари. От опалённых огнём змей. Им было очень больно, а она, как и всё живое на Земле, боялась боли. И ещё… она не могла убежать.
В тот страшный день  было очень жарко. На обрыв приехало много людей. Звучала громкая  непонятная  музыка,  от которой не щемило  сердце сладкой несказанной тоской. Люди что-то жарили на костре, громко разговаривали. Некоторых слов она не могла понять, но почему-то было стыдно, что их слышат дети и старая Сосна. Под вечер люди угомонились, сели в машины и уехали. Поляна «расцвела» уродами из  бутылок, пакетов, смятых консервных банок. Стало неуютно всем. Не покидало чувство беды от тянущегося вверх дыма на месте костра.
Им, неподвижным, эти несколько часов казались вечностью. И вдруг поднялся ветер. Горячие угли разгорелись и, попав на сухую траву, огненной змеёй поползли к сосновому семейству, оцепеневшему от ужаса. Только старая Сосна, мама и бабушка, громко кричала и всё сильнее и сильнее раскачивалась. Она очень торопилась. Огонь был совсем близко.  Раскачиваясь, Сосна всё ниже склонялась к земле. И вдруг её корни выворотило из земли, а ствол рухнул прямо на огненную змею, подмяв её под себя.
Ночью пошёл сильный дождь. Небо оплакало старую Сосну.
Люди, пришедшие на обрыв на следующий день, подивились загадочной смерти старого дерева. А того, что им рассказали деревья, река, птицы - не услышали. Или не захотели услышать?       

«Сказка ложь, да в ней намёк.
Добрым молодцам урок».


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2021