Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1753
529/260
 
 

   
 
 
 
Алёна Подобед

За диваном
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

Закончились майские праздники, а в школу возвращаться не хотелось. Ну какие могут быть уроки, когда на дворе почти лето…

Мама с вечера выдала пятикласснику Лешке отглаженный школьный костюм и напомнила, что надо бы портфель собрать и дневник заполнить.

- Мам, а по расписанию мне ко второму уроку.

- Ну так поспишь подольше. Какая беда.

Утром Лешка проснулся и… понял, что безнадежно проспал.

Нет, можно было пойти и к третьему, но оправдываться перед классной и врать о причине опоздания не хотелось…

«А я вообще сегодня в школу не пойду, и завтра не пойду, и вообще не хочу я туда больше! Че учиться-то осталось – всего три недели до каникул. Пусть думают, что я заболел», – твердо решил он, и на душе полегчало…

До двенадцати провалялся на мамкином диване, щелкая пультом от телика и перебирая старые журналы.

Вернул к реальности голос диктора, благо на соседнем балконе открыли дверь и включили радио:

- В эфире – «Рабочий полдень». Передаем концерт по заявкам…

«У мамы ж обед! Сейчас она меня застукает...»

Едва успел запихать на антресоли форму, портфель и мешок со сменкой, а на лестничной площадке уже шаги знакомые, и ключ в замке ворочается…

Куда, куда бы спрятаться…

Лешка метнулся в гостиную, заполз в щель за диваном, и… чуть не задохнулся от пыли. Зажал чих ладошками, да так и промаялся с полчаса, пока мама дома была. Хорошо, что у соседей все это время радио орало…

«Не, завтра я все подготовлю заранее,» – дал себе слово Лешка и пошел на кухню – пора бы и позавтракать, если время обеда прошло…

На следующее утро он вымыл пол за диваном. А в очередной раз пряча школьную амуницию на антресоли, наткнулся на ящик со своими старыми детскими игрушками. Поностальгировал над ними, сложил из кубиков башню, поиграл в солдатиков. Попытался восстановить железную дорогу, но что-то из деталей было утеряно, да и батарейки сели давно. Вернул все на прежние места и ушел гулять…

Две недели так и жил – до двенадцати спал да телик смотрел, в обед за диваном отлеживался, потом гулял в свое удовольствие, а перед приходом мамы возвращался, доставал портфель и форму из тайника и с умным видом садился за письменный стол…

Ради конспирации гулять Лешка утекал на дальний пруд. А на пруду красота – все в свежей зелени да одуванчиках. Птички поют, бабочки порхают вдоль берега… Жуков майских - туча. Хоть горстями их собирай с молодых березок. Нет, сначала интересно было – наберешь штук тридцать этих жуков, к лапке задней нитку привяжешь, потом все концы в один узел и за получившийся общий канатик ведешь их или с дерева сбрасываешь: бывало, что и взлетали! Разок даже купнулся, но все-таки не лето – со дна холодом тянет… да и страшновато одному…

Со скуки с дедом местным познакомился. Тот на берегу карасиков на закидушки ловил да костерок разводил… Лешка из дома хлеб приносить стал и картошку, чтобы в золе печь… Дед лишь раз и спросил, почему малец не в школе. «Малец» отоврался домашним обучением. Ну, дед-то, может, и не поверил, но докапываться не стал. Ему, видно, в радость было само общение, и он все рассказывал про войну и про то, как молодым был, и про детство свое… А Лешка слушал и думал:

«А мои бабушки с дедушками давно умерли все. Я их и не видел ни разу…»

Свобода – дело хорошее, но когда ее получаешь обманным путем, спалиться – проще простого. Расколол Лешку Серега, сосед по парте, его классная прислала справиться о здоровье. Серый, как узнал правду, обзавидовался, но пообещал молчать в обмен на клятву – в следующем году «болеть» вместе.

За неделю до окончания учебного года Лешке пришлось выйти из подполья – начали выставлять годовые и четверные оценки, и врать дальше – было бы уже катастрофой… В школу шел, как на казнь…

Странное дело, все были ему рады, и вопросов не задавали, и классная не пытала, только велела справку принести о болезни… А потом как-то все закрутилось в делах и забылось само собой (а может, и приносил он справку-то, да она потерялась из журнала?).

В первый день каникул, уже легально, Лешка отправился на пруд. Нет, не купаться – это теперь от него и так никуда не уйдет… Деда навестить захотелось и… правду ему рассказать.

Дед был на старом месте – все так же сидел на пеньке, прислонившись спиной к старой иве, и то ли дремал, то ли на закидушки в воде смотрел через полуприкрытые веки – рыбачил, одним словом.

Лешке обрадовался, как родному. А после его откровений сказал:

- Ты, парень, сызмальства к вранью-то не привыкай. Плохому только дай волю - не отвяжется... Я вот, по глупости, в шестнадцать закурил и полвека смолил, как полоумный. И стали ноги у меня неметь да мерзнуть. Ну я и расскажи об этом соседу, а тот в ответ: - это у тебя, как у заядлого курильщика,газовая гангрена развивается и ноги запросто могут оттяпать... Решил я завязать с куревом – так чуть не помер: задыхаться начал и раздуло всего. Старуха моя перепугалась,врача вызвала, а тот и говорит: – Ну, гангрены пока нет, но сосуды от табака сильно пострадали. А бросить не сможете - Ваш организм сидит на никотине...Так что курите, на здоровье, до смерти. Разозлился я на него – какая такая смерть? Сколько бы мне жить не осталось, а все у меня еще впереди. Как выкарабкался, не знаю, а вот живой перед тобой сижу, с ногами и некурящий. Но ведь могло и не обойтись...

И хватит нам тут бобыльничать. Пошли лучше в гости ко мне – бабуся пироги печь затеяла, видно, почуяла, что объявишься. Я ж ей про тебя все рассказывал… Своих-то внучков у нас нет да и деток тоже…

Вечером, лежа в постели, Лешка вдруг вспомнил давнишнюю историю. Тогда в детский сад к нему пришел незнакомый усатый дядька и назвался папой. По голове все гладил и водкой пах, и обещал еще прийти. Лешка ему не поверил, ведь от мамы он давным-давно знал, что папка его – летчик-испытатель, погиб на задании, но для проверки попросил усатого в следующий раз принести солдатиков… Пару дней на прогулках Лешка все смотрел за забор, но дядька не появлялся и солдатиков не нес, и стало понятно, что это был какой-то чужой папа, который просто все перепутал… Мамке о нем тогда рассказывать не захотелось – еще расстроится. Позже, уже в школе, совесть мучить начала – вдруг папка-то не погиб в той катастрофе, а чудом спасся, да память потерял. Ну, как в кино…Носить в одиночку эту тайну было невыносимо и он поделился ею с друзьями. Вот тогда и узнал, что у половины класса папки - геройски погибшие летчики...И значит мама его просто обманула... Вот это тайна и была до сих пор единственной... А теперь к ней еще две прибавились – одна хорошая и одна плохая, а в той плохой еще куча маленьких – одна другой ужаснее…

А как хочется маме про деда рассказать и с нею вместе в гости пойти в тот дом, где бабушка добрая и пирогами пахнет… и фотографии старые в альбомах, и большие напольные часы с тяжелыми гирями, и ковер пушистый на стене – красный с черным, а на нем море и крокодилы, и папоротники. Смотришь на такой ковер, и как будто тебя внутрь затягивает… Бабашка еще посмеялась, мол, лучшего трофея с войны дед привезти не мог, но на ухо Лешке шепнула, что сама частенько к тем крокодилам уходит…

Нет, у них с мамкой дома тоже хорошо, только все обыкновенно. И пироги она не печет – булки из магазина приносит и пирожные по праздникам. И альбом у них только один, а в нем две ее фотки детдомовские, и две студенческие, ну и еще с работы там, да куча его детских, ну и те, где они вместе…

А может, и ей старики бы понравились, и стало бы их уже не двое, а четверо…

Но одна правда потянет за собой вторую, и как не запутаться в них и не сделать маме больно… А может, обойдется?..

Лешка вылез из постели и побрел на кухню. Там мама все еще что-то готовила назавтра и прибиралась.

- Ты что тут так поздно? Не спится?

Лешка собрался с духом, зажмурился, чтобы не было стыдно за плохое, и заговорил, раскрывая секрет за секретом…

- Вот и славно, что все рассказал мне, сынок…Ты знаешь, скольких ошибок в жизни я могла бы избежать, если бы было с кем поделиться…Что до папки твоего - так он жив-здоров - где-то далеко-далеко...Мы ему с тобой не нужными оказались с самого начала...Но, видно, разок его совесть кольнула, если в детский сад заходил. Хоть и пьяным... Я об этом от твоей воспитательницы в тот же день узнала. А вот правду тебе сказать все никак не могла - уж больно ты в его геройскую смерть верил... Прости меня, детка...

Лешка прижался к ней и прошептал:

- Мам, не плачь. Он мне совсем даже не понравился. Мы себе другого - хорошего найдем...

Долго еще сидели в обнимочку на кухне и вспоминали разное, но больше хорошее. И пообещали друг другу не врать и во всем советоваться...

Потом мама попросила Лешку спрятаться за диван, а сама на цыпочках подкралась и заглянула в тайник, и они оба расхохотались…

Чуть-чуть поругала за прогулы, но дело прошлое, и повинную голову меч не сечет.

- Давай так договоримся – если в школу идти не захочешь или проспишь – сообщай мне заранее…

И снова смех.

Лешка, теперь уже с открытыми глазами, взахлеб рассказывал про деда и майский пруд, и жуков. Вот только про купание промолчал – зачем портить маме настроение…

Проснулись поздно, благо день был воскресный, с твердым намерением после обеда навестить Лешкиных стариков.

24.11.2010


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2021