Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
А еще я надеюсь, что ты, Человек Который Все Может, умеешь читать мысли, потому что все это я думаю. Я не умею писать.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1730
529/260
 
 

   
 
 
 
Шацких Елена

Уговорил
Произведение опубликовано в 108 выпуске "Точка ZRения"

«Нет, ты мне не перечь», - настаивал Кузьма Кузьмич, попыхивая своей изогнутой бриаровой трубкой и приятельски похлопывая по плечу изрядно захмелевшего соседа помещика Занефёдова. «Не перечь, брат, будет тебе упрямиться».

Занефёдов не то чтобы упрямился или вздумал перечить своему другу и соседу Кузьме Кузьмичу, просто он так нагрузился, что лыка не вязал, а Кузьма Кузьмич все уговаривал его и уговаривал, подливая для сговорчивости анисовой водочки в рюмку и без того уже перебравшего помещика.

«Ужель тебе не совестно заламывать такую цену для друга?», - увещевал Кузьма Кузьмич. Занефёдов хотел было кивнуть головой в знак согласия, что мол, стыдно, но по причине чрезмерных возлияний и нарушения координации, мотнул головой, сам того не желая, совсем в другом направлении, тем самым обозначив, что, мол, не совестно, чем несказанно огорчил распалившегося не на шутку Кузьму Кузьмича.

«Нет, ты только подумай, - не сдавался тот, - это ж хорошие деньги или ты не согласен?». Занефёдов был совершенно согласен и хотел подтвердить предложенную сумму словами, но именно в этот момент съеденный расстегай, упавший в его желудке на холодную осетрину, пирог с грибами и на щи со сметаной, самым бессовестным образом полез обратно наверх, а потому в ответ прозвучало некое утробное мычание, похожее больше на не-е-е-ет. Вроде как не согласен. Кузьма Кузьмич не сдавался, хоть и был огорчен таким ответом.

«Ну, ты, брат, вспомни, как мы вместе ходили на медведя. Ведь без моих собак не видать тебе его, как своих ушей. Я ж для тебя своего Алтея не пожалел, для охоты твоей, его потом полгода конюх выхаживал, вот, доживает теперь, бедолага, на конюшне. А какой красавец был! И неужто тебе Алтея моего не жалко?», - не унимался Кузьма Кузьмич, пытаясь еще хоть немного сбить цену.

По правде говоря, Занефёдову было жалко собаку - медведь Алтея сильно тогда порвал, так ведь и цену он уже снизил прилично. Не задаром же отдавать хорошую вещь.

«Никифор, принеси-ка нам еще чаю, да покрепче», - крикнул Кузьма Кузьмич в открытую настежь дверь. «Сахару не забудь, бестолковый, а то знаю я тебя, мошенника, кусок нам, кусок себе в карман», - беззлобно произнес он, не отрывая взгляда от своего обмякшего от чрезмерного количества съеденной еды, выпитой водки и горячего чая соседа, пытаясь определить на глаз – пора ударить по рукам или еще можно поторговаться. По правде говоря, его уже и цена устраивала, и отобедал он в свое удовольствие, и выпил изрядно, просто уж больно ему нравился сам процесс. Азартный он был человек, а тут такая возможность.

Занефёдова сильно тянуло в сон. Натопленная печь жаркой волной обдавала разгоряченных анисовой и затянувшимся торгом мужчин. В комнате на белом мраморном столе стоял круглый серебряный поднос, на котором привычно разместился невысокий хрустальный штоф с горячительным напитком цвета янтаря, хрустальная рюмка, стакан с крепким чаем и пару кусков колотого сахара. Свою рюмку Кузьма Кузьмич поставил ближе к себе и как раз наполнил водочкой, когда, жестикулируя в запале, нечаянно задел ее рукой, и она, качнувшись на тонкой ножке, завалилась на бок, дзинькнув, и раскололась на несколько острых осколков.

«Ну, что ты будешь делать!» - в сердцах ударил себя руками по коленкам Кузьма Кузьмич. «Никифор, да, где ты, в самом деле, ходишь, бездельник ты эдакий. Не дозовешься, когда надо. Оглох ты что ли совсем? Убери со стола, да принеси новую рюмку».

Вошел Никифор, молча смел полотенцем в совок осколки расколовшейся рюмки и поставил новую. Хотел налить в нее анисовой, но, посмотрев на Занефёдова, задумался.

«А что барин - не спит ли прямо за столом?» - обратился он к Кузьме Кузьмичу.

«А хоть бы и спит» - хохотнул про себя Кузьма Кузьмич. И тут же, вынимая трубку изо рта и толкнув задремавшего друга в плечо, спросил прямо в ухо: «Ну, что, по рукам?».  

«Я спрашиваю – по рукам?», - уточнил Кузьма Кузьмич, аккуратно положив трубку на стол. В его глазах появилось выражение, которое бывает у гончей собаки, взявшей след.

Занефёдов что-то невнятно промычал в ответ.

«Давай-ка, дружок, помоги поднять барина», - обратился он к Никифору. «Надо нам с ним в одно место сходить, тут недалеко».

Никифор обхватил со спины обмякшего Занефёдова подмышки, приподнял с дивана, и тот, едва переставляя ноги, сделал несколько шагов.

«Куда идем, барин?» - поинтересовался Никифор.

«Веди его в охотничью залу, где шкура медведя на стене висит, я ее у соседа только что сторговал», - потирая руки от удачной сделки, поспешил за ними Кузьма Кузьмич.

«Это какую шкуру, того медведя, что вы прошлой весной завалили?», - уточнил Никифор.

«Ну, да-да, эко ты бестолковый, однако ж. Веди, тебе говорят», - поторапливал его счастливый Кузьма Кузьмич.

«Так вести-то можно, только нет там никакой шкуры больше», - растягивая слова, произнес Никифор.

«Да, как так нет, прах тебя побери, куда ж она делась? Не в лес же снова ушла», - пытался пошутить  встревоженный Кузьма Кузьмич.

«Ясное дело не в лес. Как же шкура в лес уйдет. Скажете тоже, барин. Нету шкуры больше, уж месяц, как нет», - вздохнул Никифор.

«А где ж она, да не тяни ты, говори уже», - осерчал Кузьма Кузьмич.

«Так моль ее съела. Всю, как есть. А барин только вчера из города приехали – не успели ему сказать».


<<<Другие произведения автора
(1)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2020