Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Отель ателика гранд прибой все включено джемете grand-kruiz.ru/ob_otele.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
529/257
 
 

   
 
 
 
Иванов Юрий

Тварь нежная
Произведение опубликовано в 40 выпуске "Точка ZRения"

Илью всегда возбуждало ее крепкое и очень женственное тело. Плотно сжатые джинсами округлые бедра, стесненная бюстгальтером большая грудь, мягкие розовые губы, в которые ему часто хотелось вдавить свой голодный рот, чтобы прервать вечную нервную стрекотню, неумолкающей и, как казалось, легкомысленной бабы и… еще эти очень опасные глаза, постоянно ожидающие от него чего-то запретного…
Вика стояла перед Ильей в прихожей и совершенно спокойно что-то говорила о том, что зашла вернуть какие-то книжки или диски от его младшего брата, чьей женой она, собственно, и была. При этом, она смотрела на него снизу вверх насмешливо и даже нагло, отчего Илье, совершенно не готовому к такому обращению, приходилось отводить взгляд в сторону.
- Ах, ты дома? Один? Ну вот я пришла. Ну, как же, мы же договаривались… Я звонила вчера… или не звонила..? Ну да, я, видимо, ошиблась. Как я могла забыть?
"Ну что она врет, дура? Никогда она мне сама не звонила и одна не приходила. И я совсем не помню про книжки для брата - зачем ему мне их отдавать? Выпила что ли? Точно, Кизляр - пять звезд…"
Но она продолжала болтать и отсутствие логики, казалось, ее совершенно не смущало.
- Я на минутку, хорошо, что так получилось… Ой, на улице такая погода, вообще ужас! Я так замерзла. Руки прямо ледяные и попа замерзла пока шла. В маршрутке еще такие сволочи, представляешь? Остановил, черт знает где…Придурок! Пришлось топать от Гиганта. Мы с девчонками в кафе зашли – немножко коньячку в кофе покапали. Хи-хи…А ты чего делаешь? Скучаешь? Бедненький! Ой, ты ужинаешь, что ли? Я такая голодная. Пройду?
Илья был застигнут врасплох ее неурочным вторжением и молчал, тупо сглатывая тягучую слюну, отчего-то целиком заполнившую горло, по-идиотски глядя на то, как она легко сбрасывает кроссовки и бесцеремонно отпихивает их изящной ступней к полочке для обуви.
Проведя, по остолбеневшему мужскому телу, твердыми полушариями грудей, Вика слегка отодвинула его в сторону и проникла на кухню, мгновенно оседлав еще теплый табурет. Она чуть расставила ноги, взялась руками за краешек сидения между ними и стала немного раскачиваться вперед-назад. При этом глаза ее не прекращали, по-блядски сканируя пространство, смотреть на Илью и изучать его тело. Так изучают зрелый апельсин, в поисках того места, с которого необходимо начать очистку, перед тем, как вонзить в него зубы.
Вид сочной молодой женщины, развязно вторгнувшейся в Илюхино гордое поэтическое одиночество вызвал в нем небольшой адреналиновый шок. На затылке зашевелились волосы, а штанах появилось знакомое ощущение тяжести – оказывается там еще что-то было. Это почему-то рассмешило и ступор стал потихонечку таять. Он сделал пару шагов на кухню. Вероятно, мужской взгляд резко трансформировался во что-то очень любопытное - Вика резво поднялась со своего места и приблизилась почти вплотную, встав на цыпочки.
Ее черные, вспушенные волосы пахли цветком жасмина, а кожа - новогодним мандарином. Рот слегка открывался, короткая верхняя губа чуть обнажала влажный перламутр, за которым был виден розовый кончик языка. Запрокинутая вверх голова была напряжена, ресницы серо-зеленых глаз дрожали, словно крылья стрекоз на кувшинке.
- Т-ты…Ч-чего? Боишьс-ся? – Викин голос непривычно глухо захрипел у самых губ, она прижималась к нему все тесней и тесней. Давило ощущение чего-то неодолимого, казалось какой-то жидкий поток магмы прошел вниз, омывая голову горячими струями. Поток впадал в озеро, где-то там в самой глубине Илюхиного живота и закипал расплавленным оловом, булькая тяжелыми пузырями.
"С этим надо было что-то делать. Все это добром закончиться никак не может. Вика, Вика… Ты же жена моего брата, что же ты делаешь, зараза… Что же делаю я?"
Ах, этот запах! Так пахнет только желанная женщина. Ноздри раздувались от непонятной смеси запахов – в них присутствовал весь мир. Илье казалось, что он пес, дрожащим носом щупающий воздух и поймавший тот вожделенный аромат, потекшей и готовой к совокуплению, молодой любопытной сучки. Как же это сладко!
Обрывки трезвых мыслей тревожно забились на ураганном ветру основного инстинкта и сорвавшись с мачт, унеслись прочь к горизонту. Горячий шторм пригнал огромную волну безумия и швырнул ее на утлый челн с сидящей у руля совестью. Та была мгновенно выброшена вон и утонула топором во тьме океана.
Почуяв это женским "шестым чувством", Вика взмахнула руками словно крыльями - они вспорхнули и опустились прямо за Илюхиной головой, сильно притянув его к подрагивающим женским губам. И в то мгновение, когда губы соприкоснулись, мужчина перестал существовать…
Их падение свершилось, завершившись ее истошным пулеметным криком "Да-да-да…", а потом еще расслабленным хрипом: "Йес-ссс!". В голове выстрелило: "Ё-моё!!!", Илья как-то странно застонал, потерял контроль и неожиданно выплеснул себя в жаркую Викину печь. Она пыхнула, словно от бензина и по женскому телу вновь прошли судороги, цепко сжавшие "чудо-человечка", чтобы выдоить из него последние драгоценные капли жизни.
Потом они лежали на мягком ковре у софы и курили. Странно расхристанные, полуодетые. На Илье одна майка, она же в обернутом вокруг шеи топике, тесно перепутавшимся с бюстгальтером, и в колготках на одной ноге. Их дикие глаза были устремлены в потолок – каждый думал по-своему об одном и том же – что теперь делать дальше?
Вика молчала. Ее вечная неуемная трепотня сегодня словно иссякла. Слегка повернув в его сторону лицо она посмотрела на Илью с какой-то вселенской печалью – ее взгляд был материнским, взгляд взрослой женщины, богородицы, знающей что-то такое, чего мужчины знать никак не могут в силу своей ущербности и ограниченности, выжженной тестостероном и неуемной жаждой первенства.
Потом, когда сбросив остатки одежды, они перебрались на софу, Вика лежала рядом, прижавшись к мужскому боку, задумчиво трогая левой рукой его волосы и ухо, а правой глядя живот.
- Ми-лый, ми-ми-ми –лый мой...зверюга… животина ты моя…, - улыбаясь во весь рот, она шептала какую-то белиберду. Внезапно ее правая рука накрыла лодочкой дремлющего после трудов "работника". Илья блаженно улыбнулся.
- Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить, - приговаривала она, наклонившись над Илюхиным животом и деловито реанимируя вождя, - Оп-па! Жив курилка! Давай, просыпайся, моя деточка… – бормотала Вика, занавесив лицо Ильи шторой из своих волос, разговаривая с кем-то там внизу…
Голос ее был низок и хрипл. Он лился однообразным потоком - медленно и монотонно. От того, как мерно текло ее бормотание через его, все еще воспаленное, сознание, оно (сознание) выключалось – ни о чем не хотелось думать, и он медленно глупел, тихо задыхаясь в теплой трясине наслаждения этой странной женщиной, такой знакомой и такой неведомой ему ранее.
- Зачем ты мне? Уходи! Ну как же я жила без тебя столько лет? Останься со мной, будь моим… Ненавижу тебя, сволочь! Как же я обожаю тебя, милый! – Вика стонала, сидя на Илье, и глядя ему в глаза косыми безумными глазами, все ускоряла и ускоряла темп, - Тварь! Тварь! Тва-а-арь! Ты бог! Ну почему? Ну почему ты! Я всегда любила тебя. Ну почему же тебя, гад? Я сдыхаю в ожидании, а тебе все равно!...
Билась в своем женском Вика, кричала расхристанная софа и выла душа от одновременного ощущения счастья и великой боли…И эта какофония звуков, отражаясь от стен и потолка, чертила линии-решетки, останавливая даже движение воздуха в том аквариуме, где находились эти падшие.
А где-то за стеклянными стенками была жизнь, Илюхины книги и принципы. Где-то были люди, любящие и прощающие его, и среди них был, преданый им сегодня, родной брат.
И надо как-то жить дальше и делать вид, что все остается по прежнему и стоит на своих местах... Ч-черт, ведь было же все так просто!


<<<Другие произведения автора
(11)
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017