Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1683
529/260
 
 

   
 
 
 
Иванов Юрий

Девяносто пятый год

Девяносто пятый год. Вечереет. Осень. На улице унылый нескончаемый дождь. Два следователя по особо важным, приехав с места громкого происшествия, тихо сидят в кабинете облпрокуратуры и пьют водку. Окно приоткрыто, а водка  конспиративно перелита в бутылку минералки «Арзик».  Коллеги пережевывают только что совершенное заказное убийство генерального директора завода «Хренмаш». Вяло так спорят: им надоели эти бесконечные мокрухи. Они опытны и умудрены опытом. Самый творческий сок — от тридцати трех до сорока. Им не страшно быть пойманными на рабочем месте — прокурор области недавно уехал на совещание к губернатору и вряд ли сегодня вернется в контору.
Расслабленно они вспоминают благие советские времена и стопроцентную раскрываемость убийств. Тогда все было понятно: ворье и убийцы соблюдали хоть какие-то правила игры. Нынче все не то. Беспредел. Полное отсутствие предсказуемости, выброс больной психической энергии, садизм в чистом его проявлении. Как тут применять интеллект и дедукцию, когда отморозки  просто так отрубают людям  головы и не могут потом объяснить зачем? Какая, на хрен, следственная игра, если у человека  пять классов образования, явная социопатия и какая-то там степень дебильности. Все достижения криминалистики сводится к банальным средневековым методам «пальцы в дверь» или «колись, сука, а то счазз в окно выкину, нах!»  М-да… Настали денечки, ничего не скажешь. Вся страна ворует и врет, а у ее кривого руля — странная личность с признаками потомственного алкоголизма на лице и с соответствующими этим признакам  замашками.
Пьют, философствуют и рассуждают о вечном.  А чего не пить? Плакать, что ли, по поводу убиенного сегодня коммерса? — Пожил мужик, покатался на «шестисотом», поелозил проституток по баням… Думал, поди, самый крутой, брутальный  мущщина, мать его! «Ботва» меня боится и трепещет. Я тут царь! Я божество!  Захочу — уволю любого, захочу — всех молодых сотрудниц перетрахаю, перед тем как  зарплату выдать, и еще посмотрю сколько выдать.
Грешил покойник по этой части, грешил. А, может, его за то и пришили? А чего? Самое простое решение, как правило, самое же и верное. Бритва монаха Оккама — великая вещь! «Не умножай, раб Божий, сущностей без надобности». Или просто: не усложняй. Так что,  чего теперь егозить? Покойник — не волк, под окном не завоет. Хороший труп  завсегда вылежаться должен.
В дверь раздается глухой пинок. — Кто там? — Сто грамм, мля! В кабинет вваливается самолично прокурор области в генеральской форме. Следователи вытягиваются. — Что у вас, дети мои, по делу «Полимаша»? Составляется план следственных мероприятий. Какой, где он? Чего стоите, словно трубы Хатыни? — Так мы это, пишем… — И чего написали? — Вот! Протягивается черновик плана. —Чего ты мне суешь какую-то бумажку? Чтоб через десять минут план был готов. Губернатор, падла, рвет и мечет — дружки они с директором были, вместе по баням блядей жарили. Из Генеральной, чинодралы эти,  требуют отчета. А вы? — А мы чо? Трудимся мы, чо…  Расследуем…
Разгоряченный, нервный и замученный всем этим ежедневным чиновничьим футболом, генерал хватает со стола бутылку минералки, в которую налита водка, и властно вливает ее содержимое в граненый стакан. Резко, по-гвардейски поднимает локоть руки и лихо опрокидывает в себя содержимое. Следователи полностью трезвеют и бледнеют до синевы. Сейчас этим стаканом кому-то достанется в лоб. Прокурор выпивает водку, ставит стакан на стол и только тут начинает чего-то понимать.
Перебегая с совещания на совещание, он сегодня не обедал. От этого водка живо впитывается в пустой желудок. И генеральское лицо вдруг  разглаживается и розовеет. Истеричная начальственная мимика бледного задерганного чиновника сходит на нет. Он молчит с совершенно отсутствующим выражением лица, глядя перед собой в угол обшарпанного кабинета. Там висит  плакатик из 50-х годов: пролетарий с лицом а-ля «мой папа ветеран НКВД» отвергающий бутылку с водкой и надписью «Только чай!». Долго молчит. Пауза такая, что Станиславский назвал бы генерала гениальным актером.
Молча наливает еще полстакана. Молча же выпивает. А потом, вдруг расхохотавшись чему-то своему, грозит пролетарию на плакате и уходит вон, чуть пошатнувшись у двери, при этом ничего не сказав закаменевшему личному составу. Слышно как во дворе  с визгом колес срывается с места его персональная «Волга».
В кабинете все еще стоит тишина. Напряжение, что так долго сжимало солнечные сплетения бойцов, никак не хочет отпускать. На негнущихся ногах старший идет к сейфу и достает  заначенную  «взяточную» бутылку коньяку.  Оба пьют. Нервно придушенно хихикают.
— Да, достало, видно, батю…
За окном темнеет. Дождь все не кончается. Звенит звонок телефона. Дежурный следователь на выезд! Очередной свежак.
— Ну, я поехал, ты не скучай.
— Удачи тебе, брат!

***


<<<Другие произведения автора
(11)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019