Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 531
529/259
 
 

   
 
 
 
Нейман Игорь

Случай с Мальчиком
Произведение опубликовано в 135 выпуске "Точка ZRения"

Городок военный, уютный - среди заполярных сопок и дикой природы. Советской власти, в привычном понимании, нет - ни горсовета, ни исполкома, ни паспортного стола, ни милиции. Два магазина, Дом офицеров и парикмахерская. Городок - для семей моряков – подводников, потому и основной пейзаж между домами - женщины с детьми, да солдаты, воины - строители, служащие местного строительного батальона - стройбата. Они - то и возвели с грехом пополам эти жилые строения. С грехами в их творениях можно было с грехом пополам примириться, извините за тавтологию. Сложнее было общаться с ними, учитывая отсутствие в наличии мужей. Мужья-то на самом деле есть, но они все время где - то – в море, в доке, на СБР, на боевой службе, но… не дома. Рядом бывают только в гостях, да и то - ненадолго. Любимицей детворы была гарнизонная лошадка хозяйственного взвода по кличке – Мальчик, возивший…(хотел сказать – хворосту воз) продукты, молоко в бидонах из соседнего совхоза, запчасти, мусор, металлолом и вообще всякую всячину, особенно, когда снег, заносы и машинам не пробиться.

За порядком в городке следил военный комендант майор Юнусов, которого тоже все знали – фигура заметная и крайне необходимая… в хозяйстве военного поселка. Он и его патрули ежедневно нещадно отлавливали праздношатающихся стройбатовцев, которых местные жители прозвали “партизанами” – за экзотическую форму одежды - смесь военного, гражданского и неопознанного, а в поведении – непредсказуемого. Комендант систематически получал «фитили» от командующего, которому ежедневно докладывали о виртуозных проделках этой категории воинов гарнизона. Юнусов сажал их на гауптвахту и в карцер, стриг старой тупой машинкой наголо, гонял на разные непрестижные работы, но привить им стойкое отвращение к самовольным отлучкам так и не смог. Зато привил к себе стойкую нелюбовь этого контингента защитников Отечества. Их пылкие чувства вскоре проявились самым неожиданным образом. Поздней ночью, часов около трех, в квартире майора Юнусова на 4-м этаже неожиданно раздался звонок. Что там или кто там в такую-то позднюю зимнюю пору? А на площадке, привязанный уздой к ручке юнусовой двери, стоял… Мальчик, прядал ушами и тыкался мордой в музыкальный звонок. В квартире коменданта загремел марш Мендельсона. Оторвавшись от теплой жены, хозяин вылез из-под одеяла и, подтягивая семейные трусы, засеменил к двери. “Боевая тревога”, подумал он, зевая, и открыл дверь, ожидая увидеть оповестителя. Дверь открывалась почему-то туговато. Комендант поднатужился и… Мальчик покорно шагнул в теплое «стойло», ласково положил голову на плечо ошалевшего хозяина и всхрапнул. Ошалевший Юнуска пятился, не в силах осознать – наяву это все, или ему приснился кошмарный сон с лошадиной мордой. В полумраке коридора он, судорожно нашарив телефон, набрал комендатуру и трагическим фальцетом заорал в трубку: - Патруля сюда … немедленно! Прапорщика Меняйло! - и пытался вытолкать лошадь. В разбуженной комендатуре почему-то решили, что у майора пожар, вызвали пожарников, и, захватив штатные огнетушители и багры с пожарных щитов, понеслись к коменданту, собрав весь наличный состав комендатуры. Тем временем, Мальчик, напирая на Юнусова, тянулся внутрь теплого и уютного помещения. Хозяин пытался избавиться от пришельца, но баланс сил был явно не на его стороне. Прибывшая на место происшествия комендантская команда с баграми во главе с прапорщиком Меняйло к своему удивлению увидела вовсе не пожар, а своего командира в сползших ниже критического уровня семейных трусах, безуспешно боровшегося с… лошадью. Из спальни доносились вопли до смерти перепуганной хозяйки… . – Что стоите, олухи? Лошади не видели? А ну взялись! - взялись впятером. Но Мальчик не хотел пятиться назад, он уперся всеми четырьмя копытами и не двигался с места. – Мужики! А давайте мы его вперед – через залу! - осенило мудрого в житейских делах прапорщика Меняйло. Коня взяли под уздцы и повели через комнату вокруг стола с японской вазой посередине. Красный от напряжения и нештатной ситуации комендант, подтянув систематически сползающие трусы, хлопал себя по бокам и заклинал:

- Давай, ребятушки, давай!! - он еще не знал, чем это “давай” для него обернется, когда его Марья Ивановна придет в себя. Мальчика повели через “залу”, он не сопротивлялся и, махнув по дороге нестриженым хвостом, свалил на пол дорогую японскую вазу. Следующим на полу оказался аквариум, гордость юнусовых пацанов и рыбки серебристо затрепетали на лаковом паркете среди осколков водоема. По дороге Мальчик заглянул в спальню и приветливо кивнул насмерть перепуганной хозяйке, стоявшей на кровати в одном пеньюаре, прижимаясь к стене. Коня уже выводили на площадку, когда снизу, с грохотом, разматывая по дороге пожарные шланги, на четвертый этаж взлетела бравая пожарная команда. Отличники боевой и политической подготовки - пожарники уже и воду дали в брандспойты и матросы патруля, прапорщик Меняйло, лошадь и полуголый Юнуска в один миг оказались под мощными струями пожарной воды. А в ноябре за Полярным кругом, мягко говоря, не очень жарко. Комендантшу два часа приводили в чувство, отпаивали и причесывали. Даже “Скорую” вызывали. Комендант Юнусов получил от нее по полной, вероятно за все 15 лет совместной жизни, как только она, наконец, пришла в себя.

В стройбате немедленно объявили тревогу и начался поиск виновных. Но все воины, как ни странно, были штатно на своих местах – в койках. Даже конюх, по расписанию ответственный за Мальчика, тоже воин строительного батальона. По результатам разбора происшествия его все равно наказали. В армии виновный всегда должен быть найден, без этого не бывает. И его обязательно находят где-то на самом нижнем уровне участников событий, поскольку в противном случае виновника просто назначают. Но уже на среднем.

Коняжка – Мальчик окончательно стал гарнизонной знаменитостью и на нем однажды катался верхом капитан – лейтенант Лисицын в парадной форме и с кортиком на боку после веселого празднования очередного Дня Военно – Морского флота.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018