Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1772
529/260
 
 

   
 
 
 
Джон Маверик

Волшебная пустота
Произведение опубликовано в 99 выпуске "Точка ZRения"

Он был если не главным, то уж точно самым прекрасным и живым воспоминанием моего детства. Фокусник с большой черной коробкой. В нелепом старомодном костюме, длинном плаще и высоком цилиндре, он приезжал на все городские праздники, а нередко — и на детские дни рождения, семейные вечеринки и рекламные презентации. Стоило ему появиться, как вокруг тут же вырастала стена взрослых и детей, которые вытягивали шеи и наступали друг другу на ноги. Отцы сажали малышей на плечи, чтобы те лучше видели, а самых мелких пропускали вперед. Грустный маг распаковывал реквизит — колода игральных карт, волшебная палочка, пластмассовые кольца, мячик, белые перчатки — ставил ящик на треногу и накрывал желтым платком. И начиналось представление. Нет, не так. Перед нашими глазами расцветал полный чудес мир, такой удивительный, что от восторга мы забывали дышать.

Звали артиста Марк, а мы, ребятишки, обращались к нему попросту: «дядя волшебник». Не знаю, получал он за выступления деньги или демонстрировал свои кунштюки из любви к искусству. Я никогда не видел, чтобы фокусник собирал со зрителей монетки, но не исключено, что ему платили мэрия и другие огранизаторы торжеств. Да это и не важно. В конце концов, и волшебник должен ведь на что-то жить. Наверное, он гастролировал по стране, а то и по Европе — если постоянно переезжать с места на место, кажется, что весь мир — сплошной праздник. А может, Марка содержали богатые родители или он работал где-то еще, а на наших вечеринках отводил душу. В тот момент это меня не интересовало, да и сейчас не интересует. На свете есть вещи, которые невозможно оплатить деньгами, а только искренней радостью, смехом и аплодисментами.

Разные бывают у людей мечты. От самых приземленных — вроде нового велосипеда или альбома любимой группы — до самых возвышенных и несбыточных. А моя — любому нормальному человеку показалась бы странной. Больше всего я хотел заглянуть в коробку фокусника. Хотя бы один раз. Хотя бы мельком. Потому что в ней скрывалась великая тайна. Чего только ни доставал Марк из своего чудо-ящика. Легкие, как сон, газовые шарфики, живые цветы, плюшевые игрушки, беспомощные котята с розовыми носами, голуби, волнистые попугайчики, белые кролики, воздушные шарики... Однажды «дядя волшебник» наколдовал целую стаю разноцветных бабочек. Настоящие, яркие, как стеклышки в калейдоскопе, они расселись по деревьям, по скамейкам в парке, по спинам и плечам зрителей, путались в наших волосах, мелькали радужными бликами на фоне прозрачного, как дождевая вода, июльского неба.

Что за сказочная вселенная, думал я, что за самоцветная феерия, заключена внутри черной коробки, втиснута в рамки крохотного четырехугольного мирка и покрыта выцветшей тряпкой? В каком концентрированном виде она, вероятно, хранится... Все эти птицы, шары, плюшевые зайцы и мишки — наверное, в ящике они лежат, очень маленькие, а Марк выпускает их на свободу, делая большими?

А может, он свое сердце разрывал на драгоценные лоскуты — и дарил нам? Не потому, что мы его об этом просили, а потому, что не мог иначе. Некоторые люди так устроены — жить, отдавая.

Какое-то время фокусник не появлялся в городке, и веселье наше потускнело, как витраж без солнца. А через несколько лет я встретил Марка на улице, в обычной одежде — черных брюках и белой рубашке. Под мышкой он нес кожаную папку, из которой торчали листы бумаги.

- Привет.

Он улыбнулся мне. Должно быть, узнал. Мальчишку, всегда стоявшего в первом ряду. Да, я стал, конечно же, старше. Вытянулся, окреп, возмужал. Но предвкушение чуда снова превратило меня в малыша с огромными изумленными глазами. За мой локоть цеплялась младшая сестра. Она не помнила фокусника — только мои рассказы о нем.

- Как дела, ребята? - спросил Марк с живым любопытством, так, что я понял — ему, действительно, интересны наши дела.

Что-то новое появилось в нем. Словно раньше он видел в нас зрителей, а сейчас — просто людей.

И тогда я набрался храбрости, тем более что сестренка жалась рядом и тянула за рукав. Она умоляла меня без слов.

- Я всегда мечтал заглянуть в ваш черный ящик, - сказал робко, чувствуя себя глупым.

Никогда бы я не позволил себе так разговаривать с волшебником, но на нем не было цилиндра и волшебной палочки у него в руках тоже не было.

- Что ж, мечты сбываются, - усмехнулся Марк. - Он у меня в машине. Идемте. Это недалеко.

Мы пришли на автомобильную стоянку.

- Смотрите, - он гордо улыбнулся, открывая багажник.

Желтая тряпка, скомканная, валялась в углу. Коробка, видимо, давно пылилась в машине, она казалась уже не черной, а темно-серой, в разводах.

Мы с сестрой одновременно потянулись к ней.

- Смотрите, - улыбаясь, повторил Марк, - теперь можно.

Мы откинули крышку и заглянули внутрь.

Ящик был пуст. Его обтянутое бархатом дно лоснилось, только кое-где посверкивали искорками кружочки конфетти.

- А где же фокусы? - удивилась сестра.

Марк развел руками.

- Кончились. Все, нет их больше. Finita la commedia, - произнес он загадочную фразу — все с той же беззаботной улыбкой.

Он выглядел абсолютно счастливым.

Но мы все равно стояли и ждали, что он из пустоты начнет извлекать котят и попугайчиков, и букеты хризантем, и сочную радугу связанных вместе шарфов, и кроликов с мягкими ушами. А когда чудеса так и не явились на свет — ощутили разочарование, такое сильное, что слезы выступили у нас на глазах.

Мы не понимали тогда — ни я, ни моя сестренка — что именно эта пустота на дне коробки была волшебной, потому что она означала свободу. Человек отыграл свой спектакль, вычерпал себя до дна — а исчерпать, как известно, можно только наносное, фальшивое. Главное — остается. Он раздарил все, что мог, и больше не нуждался в фокусах и ужимках. Ему наскучило внимание зрителей. Став самим собой, он достиг зрелости, и жизнь, цельная и длинная, как дорога, лежала перед ним.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2022