Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 177
524/252
 
 

   
 
 
 
Глижинский Олег

Косметический корабль
Произведение опубликовано в 122 выпуске "Точка ZRения"

- А сейчас для наших отважных астролётчиков свой волшебный танец исполнит несравненная Летящая Над! - объявил конферансье с круглой, ослеплённой прожекторами сцены, потом, картинно протянув руку к дальней кулисе, он степенно отошёл за ближнюю.

Люди за столиками, расставленными рядами вокруг сцены, отвлеклись от своих тарелок и бокалов и повернули головы.

Лима Ла, волнуясь, ждала там, куда показывал, уходя со сцены, конферансье. Всего два месяца назад очередная волна непредсказуемого океана шоу-бизнеса вынесла её на свой гребень, Лима Ла ещё не освоилась с ролью знаменитости, смущалась внимания, поклонников, даже своего псевдонима, который действительно означал на древнем языке "летящая над". Ей казалось, что эти слова выразили всё, о чём она всегда мечтала, но когда её представляли на вечерах и концертах, они вдруг зазвучали фальшиво, неприятно.

Сегодняшний концерт транслировался на всю систему, от Земли до дальних станций, к которым сигнал будет лететь сквозь космос несколько месяцев. Сегодня празднуют столетие со дня высадки человека на первый космический объект - Луну. Вспоминают тот маленький шаг, который огромный скачок. За двумя десятками столиков собрали людей, делающие по той дороге новые маленькие шаги, - астролётчики, операторы, учёные. Эстрадные номера на сцене перемежались интервью и поздравлениями в зале.

Звукооператор включил фонограмму, стихший зал пронзили быстрые высокие ноты электронной музыки, оттенённые мягким фоном скрипок. Лима Ла резко вдохнула и выбежала на площадку. Маленькая, пяти с небольшим футов роста, худенькая, затянутая в блестящее золотистое трико, она заметалась, закружилась по сцене, подобно птичке, попавшей в стеклянную западню. Она билась в невидимые стены, в прозрачный потолок, пытаясь вырваться наружу. Глаза людей безотрывно следили за сверкающей фигуркой, их сердца замирали с каждой её попыткой.

Вступали новые инструменты, ускорялся темп, отражая эмоциональный накал маленькой пленницы. В мелодию стали вплетаться диссонирующие звенящие призвуки, будто стекло тюрьмы начало уставать от отчаянных попыток. Стекло начало покрываться трещинками, призвуки стали громче и длились дольше, вторя им, поднимался спектр духовых инструментов - от скромных флейт к оркестровой меди вплоть до геликонов на пике крещендо, когда золотая фигурка, сопровождаемая взрывом ударной секции, пробилась, наконец, сквозь стену и неуверенно замерла, будто не веря в произошедшее. Но музыка на мгновенье стихла, а потом уверенно вступил рояль, наполняя зал торжеством и эйфорией, и с той же уверенностью понеслась по кругу сцены сверкающая птица, набирая высоту - стремительно и свободно. И когда, казалось, она была готова вылететь со сцены в зал, музыка стихла.

Лима Ли замерла, раскрыв к залу руки, стоя на одной ноге на самом краю возвышения и подняв вторую высоко назад. В этот миг она ощущала ещё себя летящей над всем, что видела, и ей хотелось остановить время.

Но зал взорвался аплодисментами, криками и высвистами, вероятно звукооператор к реакции зрителей добавил запись для большего эффекта, И танцовщица отступила на шаг и легко поклонилась. А из-за своей кулисы уже выходил конферансье, важный и гордый, точно это он сейчас порхал по сцене. На ходу он негромко сказал что-то в служебный микрофон на отвороте фрака, и его помощница в зале тут же подбежала к одному из столиков и наклонилась к седеющему мужчине. Всё это в трансляцию не попало, камеры были устремлены на сцену, чтобы не упустить знаменитую смущённую улыбку знаменитости. Мужчина грузно встал, в его руке оказался большой букет роз, и пошёл к сцене. Тут же пара прожекторов и одна из камер взяли его на прицел.

- Мы приветствуем Стального Джона! - закричал конферансье. - Конечно! Как же несравненная Летающая Над могла оставить равнодушным нашего космического волка! Он-то знает вкус полёта и теперь спешит, спешит к нам сюда со своими цветами!

Зал захлопал седеющему мужчине, который не без труда проделывал путь между столиками, вероятно, оттого его улыбка выглядела чуть глупой. Его знали и любили, это его астролёт двенадцать лет назад достиг Оортова облака и оставил там дюжину автоматических станций, вернулся он только в прошлом году, а станции десятилетиями ещё должны будут распределяться по облаку, занимая расчётные позиции. Зал хлопал Стальному Джону, пока он не поднялся на сцену и не протянул девушке букет. Рядом они выглядели немного комично: ни дать ни взять - гризли и воробушек. Он, путаясь, бормотал слова восхищения и благодарности, а она всё спрашивала: "Вам понравилось? Правда?"

Потом к ним подошёл, радостно улыбаясь и хлопая, конферансье:

- Замечательно, просто замечательно!

- Вы могли бы... - вдруг вырвалось у Лимы Ла, - могли бы... меня с собой? Полететь?

Лицо мужчины вытянулось, хотя он продолжал удерживать улыбку на лице. Космос по-прежнему оставался опасным местом, куда направляли только здоровых и сильных, прошедших тщательный контроль, который такой пичуге никак не пройти. Но и отказать в лицо здесь и сейчас было немыслимо.

Впрочем, конферансье опыта не занимать, он тут же вмешался, не давая ситуации перерасти в неловкую паузу.

- Прекрасно! Полёт - это прекрасно! Это мечта! - заговорил он, и Лима Ла почувствовала, как будто к ней в душу залезли ржавым инструментом. - А мечта должна сбываться. Я рад сообщить, что на днях мировой лидер косметики фирма Лонг Скайвэй приступит к съёмке нового сериала "Косметический корабль". Съёмка будет происходить на настоящем астролёте, никаких декораций! Настоящий астродром! И кто у нас будет капитаном корабля? Ну, все вместе!

Он воздел руки, готовясь дирижировать. Ассистент вывел на табло подсказку для зала.

- Ли-ма-ла! - проскандировали собравшиеся.

Улыбка на лице танцовщицы стала улыбкой кордебалета - стандартной, отработанной, надёжно скрывающей всё, что происходит под ней, внутри. Лима Ла молчала и улыбалась. Конферансье, прерывая паузу, должен будет побыстрее освободить сцену и запустить следующий номер. И тогда она сможет убежать в импровизированную гримёрную и дать волю слезам.

- Внимание! Все готовы? Так. Давайте тучи, дождь... Так. Лима? Хорошо... Мотор!

Ассистент что-то торопливо пробормотал и щёлкнул старой, как мир, хлопушкой.

Лима, одетая в костюмчик, именуемый скафандром, хотя он оставлял обнажёнными ноги и плечи девушки и комплектовался туфельками на шпильках, крадучись направилась к космическому кораблю. Конферансье не соврал, астродром был настоящим. Три корабля, установленные на стартовые столы, тоже были настоящими, хотя, конечно, не астролётами. Астролёты с Земли не стартуют, их собирают на орбите. А это - просто рабочие лошадки для доставки грузов на орбиту и обеспечения монтажных операций. И всё же они летали, летали в настоящий космос, над всей Землёй. Тот, что по сценарию изображал корабль "Лонг Скайвэй Файтер", должен лететь через пять дней, потому съёмки на астродроме и внутри корабля должны быть завершены завтра. Потом они уйдут на павильонные съёмки, а корабль проверят - мало ли что киношники натворят?

Отважный экипаж корабля "Лонг Скайвэй Файтер" по сценарию летал по вселенной и пресекал попытки злобных инопланетян досадить фирме Лонг Скайвэй - обычный рекламный сериал. Сейчас неустрашимый капитан, вырвавшись из плена, должна была угнать свой корабль, чтобы освободить команду.

Лима Ла подкралась к кораблю и прикоснулась к нему. Ей захотелось заплакать, вот он, воплощение мечты. Настоящий. Она дотронулась до него. Сценарием слёзы не предусмотрены, но заметит ли их кто-то под этой искусственной моросью? А и заметят - разве это не естественная реакция человека, бегущего из плена и близкого к спасению? Пусть.

Девушка прижалась спиной к кораблю и осторожно вдоль его бока двинулась к подъёмнику. Она волновалась так, как ни перед каким выступлением или интервью раньше, сердце колотилось в груди, коленки норовили подогнуться, голова под тесным шлемом взмокла.

Настоящая её мечта, прямо за спиной. Справа большой шар с жидким азотом - на случай пожара. Он тоже настоящий. Прикоснуться к мечте - разве это плохо, разве мало? Конечно, она не столь наивна, чтобы мечтать тайком пролезть на какой-нибудь корабль и спрятаться до отлёта. Ладонь гладит металлическую поверхность, будто ласкает.

Лима Ла сделала ещё шаг. "Маленький шаг для человека..." А ведь они все идут маленькими шагами, идут долго. Стальной Джон потратил почти четверть века на свой полёт к Оорту. Маленькие шаги на пути к мечте человечества - к свободе полёта.

Она молода, только начинает свой путь и сможет сделать по нему ещё много маленьких шагов. Сегодня один уже сделала. Она посмотрела в сторону камеры, по сценарию сейчас должен быть наплыв. Пусть камера засвидетельствует, что Летящая Над готова к пути.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017