Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1774
529/260
 
 

   
 
 
 
Медведев Сергей

Синдром платяного шкафа
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

В детстве и юности я жил на Смоляге (Смоленская Набережная). В помпезном доме со статуями на крыше, который буквально примыкал к метромосту. В узкой щели между ними ютились железные гаражи академиков и профессоров Мин. Геологии. По-моему, именно там или где-то совсем рядом снимали знаменитую сцену из "Берегись автомобиля". В друзьях у меня ходили трое ребят. Скрипач, контрабасист и просто Ваня.

Первые двое были плотно схвачены антикварными, с фиолетовым перманентом бабушками и с утра до ночи пилякали смычками. Ваня же был прост, как веник, такой же обормот, как я, кругл, как пончик и младше на четыре года. Любимое наше занятие было - стрелять из воздушки по фонарю, освещающему вход в наш подъезд. Когда пришло время девчонок, он ходил за мной по пятам, грыз ногти и никак не давал мне сосредоточиться. Помню, первой моей подружкой была школьница из восьмого класса, которая приходила ко мне с портфелем прямо из школы по пятницам. Именно потому, что по пятницам Мама задерживалась на работе допоздна.

Подружку звали Н. У неё было низкое контральто, глаза цвета спелой вишни и женских размеров грудь. Прямо с порога, отбросив портфель, я тащил её на продавленный диван и запускал руки всюду, куда они только пролезали. Просто Ваня торчал под дверью и, приложившись ухом, ловил малейшие звуки.

Не сказать, что Н. поддавалась так уж легко: сплошное сопенье и выламывание рук. Когда всё же мне удавалось оседлать её, она выдавала коронную фразу: "Много хочешь - мало получишь".

- Ну как? - возбуждённо шептал Ваня, сразу же после очередного "свидания".

- Не дала ... - цедил я, отвернувшись с досады. И устроившись на мраморных ступеньках подъезда, мы, молча, закуривали "Трезор", в который раз принимаясь за изучение замусоленной малопонятной брошюры под названием "Предупреждение беременности".

Н. тоже уставала от нашей любовной возни, больше похожей на борьбу дзюдоистов в партере, и однажды всё-таки выдала: "В следующую пятницу я дам тебе это".

- Прям так и сказала? - задохнулся Ваня, и глазки его округлились, - а как же я?

- А тебе - по губе.

Но увидев, как круглый блин его лица превратился в жалкий полумесяц, сжалился, и мы стали придумывать, куда же ему спрятаться, чтобы не пропустить такое "событие". Ни в одну из естественных щелей он просто не пролезал из-за своей пончикообразной круглости. Мы перепробовали, казалось бы, уже всё. В отчаянии, я предложил задвинуть его в кровать, имея в виду её выдвижную секцию, куда убирают бельё. Он улёгся в неё на спину, а я стал задвигать. Живот всё-таки никак не хотел проходить.

- Эх, клизьму надо было, - донёсся его голосок из под мягкой обивки. Я подналёг и, с треском, таки задвинул проклятую «выдвижушку».

- Ну как? - прохрипел я, вытирая пот и плюхаясь сверху.

- Аааа! - и я тут же соскочил, поздновато сообразив, что придавил его - и так уже задавленного. Следующие полчаса прошли в безуспешных попытках извлечь его обратно. Вечерело и ситуация принимала серьёзный оборот. Пришлось звать на помощь скрипача и контрабасиста.

По моей команде, они с двух сторон приподняли тяжеленные края, а я рывком дёрнул на себя секцию. Глазам предстало жалкое зрелище: испуганный, бледный, с полосами на животе, полузадушенный Ваня, отказывающийся верить в своё чудесное освобождение. Он закусил губу, заморгал глазенками и сразу же потянул к нам пухлые ручки. А я подумал: наверное, вот так извлекают людей из под обломков рухнувшего дома.

- Чего это он? - искренне изумились филармонисты.

- Надо же, уговорил меня поиграть в подводную лодку, - мрачно пояснил я. - Маленький еще. Дурачок.

Они ушли, покачивая головами, как китайские болванчики. Может быть, потому, что фамилия одного из них была - Китаев.

Ближе к пятнице, совместными усилиями мы всё же, как нам казалось, нашли место. Шкаф. Платяной. Диспозиция была такова: как только раздаётся звонок, он ныряет в шкаф, устраивается там поудобней и оставляет щёлку. Попозже, когда "процесс" пойдёт - можно приоткрыть створку и пошире.

- И что б ни единого звука! - говорю я, грозно сдвинув брови.

- Могила, - клянётся Ваня и стукает себя в грудь пухлым кулачком.

И вот час настал. Как только звякнула дверь, мы порскнули, как зайцы. Я – открывать, а он – в шкаф.

Н. долго сидела на кухне и, казалось, была напряжена, памятуя о своём обещании. Наконец мы улеглись.

Меня сильно отвлекала щель приоткрытых створок. Не зная толком, как всё это нужно делать, я хаотично вспоминал обрывки из каких-то фильмов и отчаянно напрягал интуицию. В самый ответственный момент, когда, как мне показалось, я уже чего-то достиг, раздался треск, и мы подскочили, как сорвавшиеся пружины. Створки дурацкого шкафа распахнулись и на пол выкатилась какая-то круглая куча. Это был Ваня, обмотанный бельём, с мамашиным боа на голове, в перьях от распоротой подушки и запутавшийся в рукавах отцовской шинели с полковничьими погонами.

В нос ударил резкий запах нафталина.

- Об… б… ломи-и-и-лась, - донеслось из кучи какое-то всхлипывание, вперемешку с нервными попытками смешков и заиканий. Через мгновение – общий истерический хохот. Н. даже забыла запахнуть одеяло. Ещё через десять минут я уже разливал чай на кухне в три чашки. Удивительно, но Н. даже не обиделась, наоборот, принялась подтрунивать над Ваней, впрочем, совсем беззлобно. Как я понял - ей и в голову не пришло тогда, что мы с ним в сговоре. Я тоже недолго мучился угрызениями совести. Молодость не носит своё горе, как платье. Я дружил с ней ещё лет пять, но всякий раз, прежде чем начать предаваться любви, она подходила к пресловутому шкафу и, осторожно приоткрыв створки, заглядывала вовнутрь, дабы удостовериться в отсутствии какого-нибудь очередного чуда.

В перьях. Или без таковых.


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2023