Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1225
529/260
 
 

   
 
 
 
Валерий Рогожников

И слоны бывают неверны
Произведение опубликовано в 80 выпуске "Точка ZRения"

Коляна из-за огромности его тела и внушительного носа жена называла Слонопотамом, а друзья попросту Слоном. Как и эти симпатичные животные Колян был добродушен в обычное время, страшен во гневе и своей благоверной обычно верен. Жена его любила, и Колян к ней тоже относился хорошо, но с годами женские страсти поутихли, а могучее здоровое тело Коляна требовало своего. Выручала мужика в таких случаях подруга супруги Любаша, редкой симпатичности и страстной натуры женщина. Кроме того, Любаша замечательно готовила, что для её любимого Слоника было очень важно.

Сегодня выпал свободный денек, у Коляна созрела мужская необходимость увидеться с Любашей наедине, и мужик сообщил жене, что собирается на подводную охоту. В это время года такое считалось делом обычным, и Людмила не возражала, поскольку у неё были свои планы на выходной день. Последнее время её тревожили какие-то смутные житейские тревоги, поэтому Людмила предпочитала в выходные дни держать очаровательную подругу при себе и в это воскресенье собралась с Любашей на пляж. Кроме того, необходимо было показать публике новый купальник и результаты визитов в фитнес клуб. Коляна обычно с собой на пляж не брала, поскольку тот не любил «пляжопиться», и своей хмурой мордой мог кому угодно испортить настроение.

Посещение ласковой женщины требовало тщательной подготовки, и Колян отправился в ванную комнату бриться.

Колян пару раз прошёлся «Жилетом» по лицу, обмыл бритву под струёй воды и провёл ладонью по щекам. Результат его удовлетворил.

Плеснув на лицо немного жидкости «После бритья», Колян довольно хмыкнул от нежного покусывания царапин ароматным спиртом и не торопясь прошествовал через гараж на парковку около дома.

Мужик обошёл вокруг своей старенькой машины, постучал ногой по скатам и вздохнул: пора менять, а денег нет. Поправил дворники, стёр почти невидимое пятно на дверце и, недоверчиво щурясь, уставился на солнце. Сегодня за легкой сепией утреннего тумана солнце казалось благожелательным и не предвещало особых неприятностей.

Колян залез в кабину, устроился за рулём, поправил зеркала и защёлкнул ремень безопасности. Людмила вышла проводить мужа и вынесла забытые солнцезащитные очки.

Колян чмокнул жену в щёчку и вежливо поинтересовался:

– А куда ты сегодня повеешся?

– Мы с Любашей поедем на пляж, надо бы слегка загореть.

– Опа, – мысленно ахнул Колян, – размечтался хмырь-переросток.

А вслух озаботился:

– Крем солнцезащитный не забудьте. Обгорите, как прошлый раз, и кожа хлопьями с вас полезет. Ходи за вами с веником…

Супруга угостила Коляна щелбаном по огромному носу, и поехал бедняга на рыбу охотиться. Обидно, конечно, но со всяким такое может случиться…

***

Дорога к Новому проливу между островами Длинной лодки и Святой Марии заняла минут сорок. Место было немноголюдным и уловистым. В этом проливе у Коляна была своя подводная пещера, где мужик охотился на красных окуней, и которую показывать кому-либо не собирался. Не принято это было. Нашёл мужик пещеру пару лет тому по холодному восходящему потоку пресной воды во время очередного заплыва через пролив на спор. Дурацкое, конечно, занятие, и небезопасное по пьянке, но именно благодаря ему Колян обрёл себе личные владения среди природных сокровищ полуострова.

Припарковал Колян свой трак на обочине, спустился кое-как с обрыва на камни волнореза и стал облачаться. Первым делом сполоснул ласты водой и натянул на ноги. Поплевал на стекло маски и размазал пальцем, чтобы не запотевало, поскольку специального геля для стёкол не признавал. Дыхательную трубку к маске пристроил – простенькую трубку, без наворотов. Поплавок с красным флажком «человек под водой» закрепил верёвочкой к поясу.

Одел маску и вдохнул воздух через нос – плотно ли села на изрытое морщинами лицо? Не травит! Это хорошо. Сколько масок перебрал пока нашёл подходящую! Натянул резиновые тяжи на гарпун, ружье поставил на предохранитель и нырнул камешком в воду. Метра два глубины было, обрывчиком прямо под ногами. Любил это место мужик – не надо задом наперед шлёпать по мелководью.

Вода была тёплой и прозрачной, как в сентябре ей и положено быть. Вдалеке, на той стороне широкого пролива поблескивал маячок яхт клуба. Если плыть прямо на него, то через полчаса будешь над пещерой. Осмотрелся Колян по сторонам, задержал дыхание и нырнул ко дну. Там в коралловых зарослях бурлила жизнь: Разноцветные тропические рыбёшки сновали в ветках огненных кораллов. Легкомысленной стайкой пролетел куда-то десяток каракатиц. Притаился в камнях осьминог, вряд ли бы его заметил, если бы не спугнул. Ракушки, закрученные какие слева направо, а какие справа налево, ползали между ярко-жёлтых губок, подбирая объедки после голубых крабов, а их развелось в этом году видимо-невидимо. Насобирать бы к обеду, да не сезон. Можно и в тюрьму загреметь. В этой части света природу охраняют очень добросовестно. Лучше чем здоровье иммигрантов.

А вот и первая добыча. Метровая полосатая рыбина с зубами, как у овцы, пощипывала что-то у основания огромного веерного анемона. Звали эту морскую скотинку соответственно зубам «Шипсхед фиш», рыба Баранья голова по-нашему. Очень вкусная, кстати, рыба. Колян не спеша, чтобы не спугнуть, поднял ружье, снял с предохранителя, ещё мгновение и гарпун… Рыба повернулась к мужику и посмотрела в глаза:

– Неужели ты застрелишь меня? Я не хочу умирать!

Колян опешил:

– Рыба! Это ты говоришь со мной? Рыбы не умеют говорить.

– Жить захочешь – научишься. Не убивай меня, будь добр.

Потом Шипсхед говорил Слонопотаму ещё что-то о милосердии и праве на жизнь всего сущего, о жене и мальках ещё из икры не вылупившихся, ну и прочую либеральную чепуху, а сам боком-боком, не отводя взгляда, скользнул за коралл и исчез в придонном сумраке. Колян мысленно обругал себя последними словами за неумение стрелять в лицо живому существу. Была у него такая странность, несмотря на богатый жизненный опыт. Потом уговорил себя, что это всё привиделось после вчерашних посиделок, поправил ремень маски и поплыл дальше. Не встретилось ничего достойного охоты до самой пещеры, зато там порезвился всласть. Подводная растительность и рыбья мелочь в этих местах были обильными, а красный окунь стаями ходил вокруг чёрного жерла входа в пещеру, нажираясь до потери бдительности. Подстрелил Колян пять крупных рыбин, одел на кукан и двинулся в обратный путь. Удачный денёк! Если о Любаше не вспоминать…

Плыть к берегу предстояло меньше километра, но мужик слегка устал, и на приключения его уже не тянуло. А они тут как тут. Из океана течением принесло колонию крупных огненных медуз. Поодиночке они даже красивы, но щупальца обжигают не хуже крапивы. А когда медуз много, то лучше с ними не связываться. Попытаться обогнуть стаю? Бог её знает, насколько она растянулась.

***

Отдыхалось Людмиле и Любаше замечательно. Солнышко было ласковым и ветерок нежным, купальники удачно подчёркивали достоинства фигур, и мужчины с удовольствием наблюдали, как резвятся в прибое две сочные красавицы. Накупавшись вдоволь, подруги устроились под огромным зонтом обсыхать и, возможно, вздремнуть. Только покоя не случилось – Людмилу тревожило расставание с мужем. Что-то было не так, а что – не понять. Колян был мужик рисковый и без присмотра мог всякого натворить. Женщина встала с полотенца и растормошила разнежившуюся было подругу:

– Вставай, надо бы съездить поискать Коляна. Этот слонопотам укатил сегодня на охоту немного как не в себе.

Любаша ехать никуда не желала:

– Вчера, видно, перебрал. Да и что с ним может случиться? Такой дури и здоровья человек нигде не пропадёт.

– Пацан он, и умишко у него пацанское. В его-то возрасте по подводным пещерам в одиночку шастать? Надо ехать, сердцем чувствую.

Вздохнула тяжело Любаша, но засобиралась тоже. В их тандеме Людка была за главную.

***

До берега оставалось метров пятьсот, и Колян решил нырнуть под медузами. Обычно это было не трудно, но не сегодня. Стая медуз оказалась слишком велика. Запаса воздуха в лёгких хватило добраться только до середины, и когда Колян вынырнул среди тысяч немилосердных существ, то получил такой ожог, что свалился на дно, как током ударенный. Еле успел выдуть из трубки воду и захватить немного воздуха в лёгкие. Сознания не потерял, самообладания тоже, и замолотил было ластами в сторону уже недалёкого берега, но ружьё заклинило в кораллах. Колян освободил дорогую игрушку из камней и вдруг понял, что пока возился с ружьём, потерял ориентировку. В какой стороне берег? Подняться наверх сквозь опаловую толщу ядовитых созданий и посмотреть? Верная смерть – второго ожога сердце не выдержит. Знал бы, как всё обернётся, гидрокостюм натянул, компас прихватил или вообще в воду не полез.

Колян метался под жемчужным смертельно опасным покрывалом, как раненый гарпуном дельфин. Недостаток кислорода убивал мозг и лишал сил. И вот, когда уже стало почти всё равно, умереть или жить, из полутьмы появилась рыба с овечьим зубами и посмотрела в глаза:

– Припухаеш, мужик? Жабры бы тебе…

– Так ведь нету. Покажи в какой стороне берег, и без жабр выберусь.

– Плыви за мной, – развернулся шипсхед, махнул хвостом и поплыла к берегу. Мужик из последних сил рванул вслед и вынырнул за пределами стаи медуз в сотне метров от линии прибоя. Кое-как, теряя сознание, доплыл к суше, но выбраться на волнолом сам уже не смог.

Там бы и утонул, но Людмила с Любашей подоспели и вытащили. Колян бился в конвульсиях на камнях и стонал сквозь крошево разбитых прибоем зубов:

– Спасибо, шипсхед. Спасибо, братан.

– Бредит, – крикнула Людмила подруге, – вызывай неотложку!

***

Очнулся бедолага в госпитале. На третий день выпустили живым и практически здоровым. Вкуса к рыбалке и подводной охоте не потерял, но шипсхедов больше не стрелял. А ещё говорят, что после этого случая Коляна можно было встреть на Новом проливе чаще, чем в других рыбных местах. Сядет, бывало, на камешек, креветок в магазине купленных в воду бросает и о чём-то с морем беседует. Видно, слегка умом тронулся. Или нет…

А к Любаше Слонопотам больше не заглядывал. Разве только иногда… Слоны бывают неверны, но очень редко.


<<<Другие произведения автора
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019