Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1772
529/260
 
 

   
 
 
 
Валерий Рогожников

Гуляльная Сонька
Произведение опубликовано в 88 выпуске "Точка ZRения"

У нас с дедом три коляски. Первая – «торпеда» очень лёгкая с маленькими колёсами и складывается как вдоль, так и поперёк. Она хороша для поездки по магазинам или куда в другое место чтобы недалеко от машины. Вторая покруче, со столиком и тентом. Мы зовём её «миноносец». Миной зовёт меня мама, бабушка – ураганом в курятнике, а дед – бандюгой с большой дороги. А за что? Подумаешь, расколошматила часы об телевизор. «Миноносец» подходит для прогулок в парках и по дорожкам. А ещё у «Миноносца» есть такой красный рычажок сзади. Если за него дёрнуть, то коляска складывается пополам и ручкой по балде «Трах!». Так вот, я за этот рычажок уже не дёргаю. Третий экипаж «пескоход», с огромными колёсами куплен для поездок вдоль моря или в лесу. Он очень большой, и мы его возим в багажнике.

Сегодня дед грузит в машину «миноносец», и я уже знаю, что мы едем в парк и даже догадываюсь в какой, потому что после обеда мы далеко не ездим. И точно, через пять минут мы уже на месте. Парк, конечно, маленький, но погулять в нём есть где: десяток троп для любителей пеших гулек вокруг озер и детская площадка. Дед припарковал машину, раскрыл коляску, пересадил меня, и мы поехали гулять.

В каждой коляске есть ремни безопасности, которыми ребёнка положено привязывать. Только дед на лесных тропах редко это делает. Вы, уж, пожалуйста, маме ничего не рассказывайте. Она у нас за безопасность строгая гёрла, может и кадык вырвать. Это дед так сказал. Дед у нас полиглот. На пяти языках говорит. На русском и украинском хорошо, на английском кое-как, матерным владеет в совершенстве, а по фене ботает, всем бы так. Я у него уже многому научилась, понимаю всё, но сказать ещё не могу. Вот мама удивится, когда я заговорю.

Так вот – о ремнях безопасности. Дед редко меня пристёгивает. И это правильно. Можно крутиться, как хочешь, и даже стоя ехать, если не страшно. Дед меня понимает и говорит, что кто не сидел, тот свободу не понимает. Это точно. Те, которые пристёгнутые сидят, мало чего знают. Оказывается, что в коляску залезать сложнее, чем из неё выпасть. Ездить легче, чем ходить. Если печенье на ходу в песок выбрасывать, то оно быстро кончается, и приходится сидеть голодной. Пристёгнутые даже не знают, как пахнет трава и хвоя сосновая. А главное, не догадываются, что болючие прыщи от маленьких муравьев нарывают и потом чешутся, а большие собаки вполне даже безобидные животные. Если хозяева собак, заметя нас, притягивают овчарку к колену за поводок, дед их успокаивает:

– Не волнуйтесь, пожалуйста. Моя внучка дружелюбная и не кусается.

Дед у меня огромный, как дерево и сильный, как слонопотам, а улыбка – не дай бог приснится. Он её на зоне приобрёл. Здешние эту улыбку уважают и загодя нам дорогу уступают. Для меня дед прост, и руководить им не сложно. Например, как заставить деда бросить трепаться по телефону и рвануть через всю поляну ко мне? Никаких проблем. Стоит только что-нибудь поднять с травы и сделать вид, что суёшь в рот. Кстати, вы не скажете окурки на вкус какие? Мне так ни разу не удалось попробовать – дед не даёт. Вот вырасту, и все бычки мои.

Дед у меня хоть сам свободолюбивый, а другим любит запрещать. Например, нельзя чёрную змею за хвост дёргать. А почему? Она же не ядовитая. Кошку можно, а змею нельзя! Или вот, скажем, мусорный ящик. Страшно интересная штука, если запрещают в него лазить. Так не запрещай, и я не полезу. Мы живём в свободной стране! Где правду искать, я вас спрашиваю? Свободу Соньке Золотая ручка! А-а-а!

- А хрен тебе на рыло, - бурчит плохо воспитанный дед, – завязывай орать. Придёт время, нажрёшься этой ихней свободы – мало не покажется.

Вот так! Пришлось заткнуться, да и самой рыдать надоело.

В парке на аллеях народ гуляет. Больше парами, некоторые с детьми, кое-кто на великах или с собаками на поводке. Народ вежливо приветствует друг друга: «Хай!» и здоровьем интересуется. Тоже из вежливости. Всё, как у людей, только вот некоторых с наушниками я не понимаю. Ведь так птичек не услышишь, и как лягушки квакают, и белки «Цок – цок». Одно только бум–бум в голове и последние известия. Дед, которых с наушниками, тоже не одобряет.

А ещё у нас в парке много бегающих. Кто молодые смотрятся хорошо, а некоторые, которые постарше, очень устают животами и грудями трясти, но всё равно бегут. Толи от инфаркта к инсульта, толи наоборот… Дед их уважает за упорство, только предпочитает со мной гулять не торопясь. Так и для семьи польза, и для здоровья не во вред.

Погуляли мы по парку часок, я даже вздремнула в коляске немного, и выбрались к детской площадке. А там шпанюков человек двадцать с мамами, дедушками, бабушками и папами. У меня папы нет, да и не очень нужно, пока дед со мной. Почему так получилось, будем разбираться, когда вырасту, а сейчас надо обойти всё, что здесь для детей наворочено: на горке покататься, на всех качелях тоже, с кем-то почирикать, а кое с кем подраться. Это у нас запросто. Подходит мальчишка и «гав» на меня, а я ему, как наша кошка Юля Володымиривна, по морде ногтями царап. Пацан в слёзы, а дед мне выговор. Но не очень строгий. Он у меня справедливый. Кстати, о мальчишках. Они на нас похожи, но кроссовки синие, а не розовые и бантики им не завязывают. Только я чувствую, что они другие. Не хуже и не лучше, а другие. Почему, не знаю, но чувствую. Вырасту – разберусь.

Детская площадка у нас в парке большая и развлечений построили на все возраста. Вот мы и веселимся. Бегом, в основном. Скучных и ленивых на этой площадке не встретишь. Они в других местах гуляют. Ну и шумно у нас, конечно. Старшие шумят на английском, испанском и китайском, а мы – на птичьем. Но понимаем друг друга хорошо. Взрослым бы так.

Дел у меня на площадке навалом. Надо всё успеть, всё увидеть, обо всё споткнутся и пару раз упасть с какой-нибудь скамейки. Оно, конечно, больно, но ещё обидней, что дед вместе со мной не плачет:

– Вставай, красавица. Ты должна уметь падать и вставать.

А так хорошо поплакать у деда на руках! Обнять за шею, прижаться к уху. Чтобы по спине гладил и в щёчку целовал. Но для этого надо так навернуться, что лучше не надо.

К вечеру последние из шпанючков стали покидать детскую площадку, а я только разгулялась и к машине ни в какую: «А-а-а!» Тут дед и начинает меня стращать:

– Давай и мы собираться! Ночью в этих местах нехорошо. Как только стемнеет, из кустов выходит призрак потерянных тапочек и собирает в огромный чёрный мешок забытые игрушки. Ходит призрак между качелями и стонет: «Где мои носочки с красными полосочками! Отдайте мои носочки и моих непослушных девочек! У-у-у!»

– Ой, как страшно! Хи-хи-хи! Впрочем, и вправду пора домой. Перекусить что-нибудь, кошку за хвост подёргать, а заодно и памперс сменить. Дома это сподручней, чем на людях. К этому делу я уже спокойно отношусь. Не так, как маленькие. «Если смена памперса неизбежна, расслабься и получи удовольствие» – учит меня бабушка. А она у нас в семье самая опытная.

Завтра опять куда-нибудь поедем. Дед у меня безотказный. Я его люблю. А когда вырасту, буду его в коляске на прогулки возить, вкусными печеньками кормить и памперсы менять. Вовремя!


<<<Другие произведения автора
(1)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2022