Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 256
529/259
 
 

   
 
 
 
Нелюбова Юлия

Под землёй
Произведение опубликовано в 84 выпуске "Точка ZRения"

«Вниз по небесной лестнице, обернувшись облаком, опускался Бог. Ты, посадила деревце - я его от холода еле уберег…» - Ленка грациозным движением убрала волосы с лица, продолжая во весь голос подпевать Меладзе.

«Я за нелюбовь тебя простил давно, ты же за любовь меня простииииии. Я не могу без тебя, я не могу без тебя, видишь, куда ни беги все повториииится опяяять…»

- Ну и что ты так на меня смотришь? Нет, ну вот ответь, нормально это? Не звонит уже два дня. Ну, виновата, переборщила с кофе. Просто настроение было не очень, вернее очень… Ай! Что я перед тобой распинаюсь? Смотришь, моргаешь… У меня есть идея, а не пойти ли нам поесть?

- Мяяу, - отозвался, осатаневший от Ленкиных завываний Барсик.

Ленка молодая, красивая девушка, мнящая себя философом. Барс – умный, чёрный кот, которого Ленка регулярно упрекает во всех своих несчастьях, поскольку он перешёл ей уже все возможные пути передвижения по дому и плевать через плечо уже давно бесполезно. Барсик к причудам хозяйки относится сдержанно, и загоняться, обычно не мешает. Более того, когда Ленка с серьёзным видом устраивается у окна, дабы обдумать глобальные проблемы мироустройства, что она страсть как любит – Барс садится рядом и тоже думает. Ленке кажется, что кот её передразнивает, но доказательств нет, поэтому приходится признать единомышленника.

Второй страстью семейства Лукач, является еда. И как раз сейчас Елена и Барс Лукач решили съесть то, что ещё осталось после ночных страданий. Осталось не много, сосиска и кусок сырокопчёной курицы. Делим всё по-братски, - курица коту, так как сосиски он не ест, а Ленка не привередливая, будет кушать сосисочку.

«Наслаждайся своими победами, говори, разгоняй, что ты слабая, не лечи меня, детка, советами! Расскажи, расскажи, что ты самая», оживился мобильник.

- Лен, ты что делаешь сегодня? – как всегда весело и не принуждённо проворковала Юлька.

- Сейчас ем, потом буду думать.

- Ах, ну да. Что это я спрашиваю очевидные вещи. Над чем на сей раз?

- Сегодня, Юля, я читала Шекспира, вот послушай:

«Вы говорите, что любите дождь, но сами раскрываете зонтик, как только почувствуете на себе его капли; Вы говорите, что любите ветер, но легкое дуновение заставляет вас закрыть окно; Вот причина, по которой я боюсь услышать ваши «я тебя люблю».

Мир безнадёжен, теперь мне будет страшно сказать, люблю!

- Лучше бы тебе было страшно Сашке в рожу кофе горячий плескать, - хохотнула Юлька.

- У меня рука дёрнулась. Нечаянно.

- Ладно, лирика может подождать. Дело у меня к тебе. Ты же у нас любишь авангард?

В голове у Ленки закружилось - Аполлинер, Бретон, Лорка, Да Винчи, Моне, Малевич…

- Наверное, люблю, - неуверенно промямлила Ленка, - у тебя опять какая-то сногсшибательная идея?

- У меня есть три билета в театр. И не просто театр, а польский экспериментальный, под руководством Анджея Главацкого! - взвизгнула явно воодушевлённая Юлька.

- Не кричи ты так, сирена! Кто такой Анджей Главацкий?

- Темнота. Это мировая знаменитость!

Вообще-то последний раз в театре Ленка была много месяцев назад. На балете. Тогда Юлька её потащила на «Танго Французский поцелуй». Поздно вечером бредя по морозу домой, они обменивались восхищениями и договорились почаще выбираться в свет…

- Ты там уснула, Мадам!?

- Нет, - очнулась Ленка, - вспоминала, когда последний раз была в театре.

- Короче, форма одежды свободная, у тебя есть полчаса на сборы, я за тобой заеду. Бай.

Пи-пи-пи…

Ленка заметалась по квартире, хватаясь за фен, утюг и плойку одновременно. Барсик от греха подальше наблюдал за ней со шкафа. Промучившись пятнадцать минут Ленка поняла, что пойдёт в театр в джинсах и успокоилась.

Юлька приехала не одна, а с Катей, последним элементом девичьего трио. Правда Катя оказалась в интересном положении….. И когда успела только ногу сломать? На костылях она держалась вполне уверенно и даже грациозно, поэтому Ленка сделала вывод, что тренируется Катюха уже давно.

Погрузка в Юлькин фисташковый Логан прошла быстро и без эксцессов. Если не считать возмущённого Барса, которому так и не удалось объяснить, что на дачу никто не едет. Логан у кота намертво ассоциировался с пикником.

- Конёнкова, двенадцать, вход со двора, - прочла Юлька, - кто-нибудь знает, где это?

- Я рядом работаю, - вяло отозвалась Ленка, - но никакого театра не припомню.

- Тебе же говорят – экспериментальный, так что колонны-арочки нас вряд ли там ожидают, - отозвалась Юлька. - Пристегните ремни, взлетаем.

Через полчаса девчонки стояли у неказистого, ничем не приметного дома. Уже три раза Ленка с Юлькой обежали его по кругу, никаких примет театра обнаружить не удалось. Катька оптимистично предположила:

- Он же экспериментальный? Всё правильно! Как мы раньше не догадались. Вот же не закрытый подвал.

Подруги переглянулись. На разведку пошла Юлька.

Подвал и вправду оказался ареной предстоящего действа.

- Раз собрались, надо идти. – мужественно заявила Катюха.

Подвал казался нереально глубоким, спуск был тёмным и узким, сомнения уже начинали закрадываться Ленке в голову. Импровизированный зал выглядел до комизма маленьким, вдоль стен с изображением планет, стояли стулья, почти на всех сидели люди. Подругам пришлось разделиться, Катьку, посадили с костылями в первом ряду, Юльку у самого входа, а Ленку в дальнем конце зальчика. Заняв своё место, Ленка задалась вопросом: « А где собственно артисты будут выступать, если весь зал заставлен стульями?»

Зрителей было человек двадцать, в большинстве это были женщины бальзаковского возраста. Они громко перешёптывались:

- А где сцена то?

- Это такая специальная программа, когда артисты играют прямо в зале.

- Вот поляки, вот придумали…

Ленка скользнула взглядом дальше: два парня, судя по лицам, уже планируют отступление, молодая пара, - вот кому хорошо, не потому, что подвал, а потому что рядом… Нет, о таких вещах сейчас не думаем, - получаем удовольствие.

Свет выключили неожиданно, зал погрузился в абсолютную тьму и тишину. Ленка, страдавшая от клаустро и прочих фобий, слегка напряглась. Минута, вторая, третья – тишина и темнота. Как удалось удержаться на стуле, Ленка бы сказать не смогла, она вообще не могла говорить после того, как тишину разорвал пронзительный крик и тут же прожектор высветил худенькое тельце в развязанной смирительной рубашке, беспорядочно мечущееся по залу. Паренёк издавал какие-то звуки, хватал себя за волосы, прыгал, после чего подбежал к Катьке и ударил кулаком в стену над её головой, в картонной декорации образовалась дыра, поглотившая одну из планет, а Катя с тихим писком сползла со стула, не свалившись лишь благодаря костылю.

Голос за кадром произнёс:

- Вы посмотрели спектакль «Падение».

Нифига себе. Срочно бежать! Ленка посмотрела на Юльку. Та сидела притихшая и как-то глупо улыбалась, как бы извиняясь, мол, не знала, сорри…

Ленкины планы прервал лязг цепей, обернувшись, она к своему ужасу увидела выползшего на четвереньках в зал всё того же юношу в смирительной рубашке, на его шее красовался ошейник, следом тянулась толстая цепь. Достигнув середины зала, он замер принюхиваясь, потом поднял голову и завыл. Так выть не умела даже Ленка. Громко, долго и протяжно выл юноша. В другой ситуации Ленке бы может даже понравилось, но сейчас она стала сомневаться в своей психической нормальности, ведь сидят же люди, смотрят, аплодируют. Юноша уже лаял. Ленка огляделась, оказалось, что часть стульев уже пуста.

Голос за кадром сообщил:

- Вы посмотрели спектакль «Плач по земле».

Ленка начинала беситься, её гнев пал на Юлькину голову. Куда она меня притащила? Ещё и фиг выйдешь. Куда Катька со своими костылями полезет? Тем более, что свет выключают через каждые две минуты, вот и сейчас темно. У Ленки выработался рефлекс, раз стало темно, значит, готовится новая сцена.

Вторя её мыслям, зазвучала музыка, приятная, спокойная, лампы высветили неясные тени в ночных рубашках скользящие по кругу и кланяющиеся тому месту в стене, где, когда-то была планета. Тени что-то шептали. Последние проблески неизменённого сознания покидали Ленку, она погружалась в состояние близкое к трансу. Даже фобии её уже не тревожили. Вдруг в дыре в стене заморгал глаз, потом появилось всё лицо, оно корчило всевозможные выражения, показывало язык, истерично хохотало и пыталось просунуться через дырку недостаточных размеров, что ему в итоге всё же удалось. Лицо успокоилось и неожиданно беззубо улыбнулось.

- «Возрождение», - произнёс всё тот же голос за кадром.

– Уважаемые дамы и господа вы ознакомились с творчеством режиссёра-экспериментатора Анджея Главацкого, - кто желает глубже погрузиться в искусство маэстро, может остаться. А сейчас, пан Анджей, просим!

Маленький, щупленький, седой мужичок преклонных лет вышел на поклон. Ленка, спешившая к Катьке, дабы помочь той эвакуироваться, не без доли удивления узнала щуплого «юношу» в смирительной рубашке.

- Останемся для более близкого знакомства с творчеством?, - спросила Юлька.

- Я тебя убью, дорогая, дай срок. - отозвалась Ленка.

- Бежим, - пропищала Катька, у которой резко повысилась маневренность.

Выпорхнув на свежий воздух, девчонки молча, прислонились к стене дома. Кроме них до конца действа остались человек пять, - все они сейчас топтались у входа в подвал.

- А что, весело - прощебетала Юлька, - мне даже понравилось. Как в дурдом сходила на экскурсию, только в дурдом то не пускают, а тут такое и на халяву.

Напряжение отпускало, ему на смену приходило веселье. Ещё немного постояв, девчонки погрузились в фисташковый Логан и помчали в кафе.

- А может ну их, эти эксперименты?- подала голос Ленка, - пойдём завтра на классический балет. Он как-то роднее.


<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018