Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Она встала и пошла спать. А Николай еще долго сидел у огонька лампы и смотрел в пустой стакан. О чем думал этот молодой сильный мужчина? Может, сравнивал себя с тем парнем, что ушел когда-то на войну, а может, вспоминал своего отца…
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1730
529/260
 
 

   
 
 
 
Бодров Валерий

Повторы
Произведение опубликовано в 105 выпуске "Точка ZRения"

Он редко звонил по этому номеру. Практически никогда, потому что однажды набрал его и сразу выключился, а потом полдня маялся с давлением. Во первых стеснялся телефона, как предмета соединяющего пространство. Во вторых, постичь умом, как это делается без проводов, не мог и потому редко брал его в руки - недоверял. Однако регулярно заряжал его с помощью чёрной коробочки с вилкой для розетки. Ему казалось, что эта тонкая нить возможности позвонить по украденному в интернете номеру, совсем нескромно позволяет ему жить. И потом, эта неожиданная весна среди зимнего месяца: растаял весь и без того тонкий снежок, начинавший было набирать укрывающую силу. Оголтело чирикали воробьи в соседнем парке, почуяв оттепель. Его обозначенный силуэт виднелся из окна конторы жирными штрихами на сером фоне монотонного неба. Валентин пересекал его рано утром под гогот ворон, шествуя на службу. В начале парка, у мусорной урны, он закуривал сигарету, бросал в урну горелую спичку и далее двигался наискосок по единственной из дорожек, соединявшей углы парка напрямую. Обычно, сигареты хватало как раз до выхода из деревьев, а потом начинался долгий и скучный день за конторским столом, где он принимал заказы и посетителей. Заносил аккуратным каллиграфом всё в толстый гроссбух, поглядывая иногда боковым зрением то на часы, то на дорожку в парке ведущую домой.

Но сегодня, что-то произошло в этом размеренном движении времени. Валентин чувствовал, что нужно позвонить. Руки уже несколько раз трогали почти волшебный корпус телефона. Однако, он снова и снова выпускал его в тёплое нутро кармана, откладывая эфирное свидание. Благородное урчание в животе сообщило, что настало обеденное время. Но вместо того, чтобы достать припасённый заботливыми руками жены кулёк с едой из разинутой пасти желтопузого портфеля, Валентин накинул на себя свой потёртый френч, перешитый из старой шинели (опять же постаралась жена, раздобыв модную выкройку на просторах интернета), вышел на улицу в дневной гомон и шуршание шин под окнами.

В парке было тихо. Куда-то делись воробьи, свободные верхушки старых лип замерли в безветрии, даже вороны притихли и чёрными кляксами рассредоточились по веткам. Прохожих не было, только в глубине, среди влажных стволов, на одной из жёлтых лавочек девушка в сиреневом пуховике говорила по телефону, прижав его ухом к плечу, а двумя руками доставала из сумочки непослушные листки. Наконец они вывалились и рассыпались по мокрому гравию. Валентин отвёл глаза. Ему не нравились такие неудобные и неуместные события. Он старался избегать всего, что выходило за рамки благополучного течения обстоятельств. А здесь, целая беда, как можно быть такой неловкой?! То ли дело у меня. Достал из кармана телефон и нажал на привычную кнопку быстрого набора. Тут же ответила жена: « Да обедал,… да всё хорошо, …как обычно, около шести,… и я люблю». Выключил телефон, и словно проверяя его работу, посмотрел на гаснущий экранчик.

Вынырнуло солнце, запуталось в ветках, блеснуло отражением из множества маленьких лужиц. Остатки снега в тёмных уголках парка засветились синим, притихшие вороны вдруг снялись, и их молчаливое облако поднялось над порыжевшими от нежданного света макушками лип. «Нужно покурить перед звонком», – но пальцы сами уже набирали знакомый номер, вопреки всему, вопреки отложенному желанию и уже никуда не деться, уже призывные гудки. «Занято». Сразу выключил. «Занято! Почему занято, кем занято? Ну да ладно, через пять минуток перезвоню, сейчас только покурю и перезвоню». Но не успел Валентин достать сигарету и как следует обстоятельно размять её между указательным и большим пальцем, как телефон зазвонил сам. Он вздрогнул, будто его напугал кто-то тёмный серый, похожий на стволы старых лип. Сердце неприятно скакнуло и упало на дно, на самое потаённое дно чего-то запретного, до ужаса постыдного и невероятно тайного. «Если бы не солнце…»,- сказал он вслух сам себе, и даже не посмотрев на номер, нажал на приём.

«Вы только что звонили?» - услышал он в трубке знакомый бархатный голос. Голос, с которым ещё несколько лет назад он просыпался и засыпал вместе, голос который был ближе ему, чем все голоса мира, голос его ненасытной страсти и нескончаемого обожания. Резко закружилось всё вокруг: стволы деревьев, солнечные блики, и даже девушка на лавочке, почуяв неладное, обернулась на него. «Я, …я, вероятно ошибся…», - пролепетал он, в трубке помолчали. «Валя – это ты?» - Спросил тот же голос уже с более дружественными нотками. Но Валентин уже больше не слышал. Пустота окутала его своими мягкими лапами: закрыла уши, нос, глаза и наступила тишина и темнота.

«Какие хлипкие нынче мужики пошли»,- услышал он сквозь душную пелену,- «ну очнись же, очнись, давай, давай!» Его кто-то усиленно тряс. Под голову подложили что-то твёрдое, снизу под боком стало сыро и холодно. Валентин открыл глаза.

Картина мира постепенно восстанавливалась. Вот сжатый в руке телефон с короткими гудками, подвижное сиреневое пятно с незнакомым лицом. «Эй, очухался?» - Спросил кто-то женским голосом. «Вроде не пьяный»,- констатировал мужской бас. «Скорую надо вызвать»,- сказал третий голос тревожно.

«Я счастлив!» - пролепетал Валентин побелевшими губами. «Что, что он сказал?» - Переспросил кто-то. «Говорит, что счастлив». «Мы тут его спасаем, а он, видите-ли счастлив!» - пробасил снова мужской голос. «Вставай, счастливчик!»

И пока Валентин переворачивался с мокрого бока на колени, чтобы встать, пока шаткая ещё земля приобрела под ногами ровное горизонтальное положение, поддерживаемый со всех сторон разными руками, окружающие его всё возмущались, не стесняясь в выражениях. Словно счастье – это совершенно забытая, давно потерянная, и никому не нужная вещь.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2020