Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Для меня очень важно, что Чехов, как настоящий диагност, действительно немногословен: в двух, трех словах схватывает суть человека. И в методах лечения по пьесам, и в сценической жизни все выглядит старомодно, старорежимно. Но в том, как он схватывает суть человека, - действительно невероятный талант диагностики.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
529/257
 
 

   
 
 
 
Уланова Наталья

ОНИ и ОНА
Меж цветов крутой домострой —
снова голуби вьют гнездо.
Рядом крона шумит листвой,
но, наверно, не то, не то —

красота, лепота нужна,
чтобы краски и запах роз.
Для чего, ну скажи, жена,
нам под занавес орнитоз?

Прямо в комнате хрип и щелк,
сизым облаком птичий гам,
крылья резвые, словно шелк,
шелестят по глазам, губам.

Голубь горлинку бьёт хвостом,
чем ни птичьей семьи тиран —
вот и здесь не любовь, а стон,
вот и здесь не любовь — дурман.

А цветы все пышней, пышней
укрывают гнездо собой...
И не знаю я, что важней —
жизни крик или наш покой.*

…Так для чего же мне тем поздним вечером понадобилось выходить на балкон?.. Честно, и не вспомню. А-а-а, может быть, повесить белье, или снять. Скорее, снять. А на улице всё-таки ночь. Тёмная, плотная, освещенная лишь блеклым светом окон в доме напротив. Это там, внизу, фонари, фары машин, подсвеченные рекламы, а у нас на верхних этажах, ближе к звездам, в это время своя жизнь. Краем глаза отмечаю светящийся молоденький полумесяц. Когда-то мама обратила внимание на то, как он разворачивается в небе. Сейчас висит буковкой «С». Точно, и вечер уже на «с» — «старый». Мы никогда не задумываемся, не подсчитываем, сколько мыслей, чувств, ощущений проносится в нас за один только миг…

И вот, я, умиротворенная, довольная вечером, отодвигаю занавесь, отворяю дверь и выхожу на балкон. Первый шаг и… в этот момент перед глазами промелькнула быстрая шумная тень. Содрогнулась, перепугалась до смерти, одномоментно понимая, что так вспархивают птицы.
Птица? Откуда она здесь?
Но вместо ответа кто-то летает и летает над моей головой. Шумно, тревожно бьет крыльями. Я и днём боюсь их…
В паническом страхе ретируюсь назад. Стучит сердце, стучит в голове…
Теперь я боюсь балкона.
Но этой ситуации боюсь еще больше. Ищу и не нахожу объяснения. Мгновение назад, полная романтики, я теперь в совершенно иных, малоприятных чувствах и переживаниях. Задевает вопрос: мне теперь не выйти на свой балкон? И сразу найдены тысячи причин почему мне туда надо именно сейчас! Почти распустилась, раскинулась белым цветом акация. А я ведь так люблю, прижавшись к балконному поручню, согнуться пополам и всматриваться в этот белый ковер. Помню, знаю, как пахнут эти волшебные цветы… Я увижу, увижу их даже ночью! Так что же, мне теперь не выйти на балкон? Не выйти! Я больше сама туда не хочу. Вспомнилось, как бились крылья над головой… Не зайду больше!!! …Да, а как же цветы? Где теперь вешать белье? И я ведь только собралась намывать балкон после холодов. Теперь у всех будут чистота и порядок, а у нас… Да ладно, кто его увидит кроме нас? Я же и увижу. И каждый раз буду видеть, знать, помнить и корить себя. Да, это я умею. Ведь помню всегда про гору глажки… Ладно, на выходные разберемся.
До выходных еще долгих четыре дня. Целая жизнь!

Наутро этот фрагмент начисто стерся из памяти. Вечером я тем более ничего не помнила.

Стрелы, перья, щелк, треск… Вместо вскрика сдавленный хрип.
На этот раз удивило другое. Отчего вроде бы пережитый страх накрывает полнее? Шум крыльев громче, тревожнее. Птица мечется, бьется о решетку. Слышно, не видно. Удар по виску чуть не лишает дара речи. Вновь заполошно бьется сердце. Я спелената этим загадочным происшествием… Правда, на этот раз, мне много страшнее. Не показалось и впредь не забудется. Значит, это никуда не денется, останется мне. Событие, что казалось невероятным, на самом деле абсолютно правдоподобно. Во что я позволяю себя вовлечь? Утром, когда светло, а значит, не так страшно, не забыть посмотреть, что же там такое…
Помню. Помню всю ночь.
Утром, скорее, к стеклу.
Не зная, где и что искать, обвожу глазами пространство, но ничего не вижу. Взбадриваю себя, внушаю, что войти туда совсем не страшно.
Птица летит прямо в лицо. Успеваю увернуться, присесть.
Голубь.
Голубь облетает свое пространство, кружит. Но стоило мне привстать, вылетает, садится на выступ соседнего балкона и пристально всматривается. В меня. А я в него.
Он здесь живет.
Он здесь живет, а я пришла и нарушила его покой. Да, но балкон-то мой! Грожу ему, даю понять, чтобы больше не совался. Голубь замер и смотрит вглубь, поверх меня. Понимаю, что надо обернуться. Оборачиваюсь и вижу прутики, веточки, высоко, на самой верхней полке. Проносится мысль: там пустая коробка, старая сумка, больше ничего.
Ничего себе…Когда же он успел?!
Сейчас выброшу прутики, и на этом всё. История сейчас закончится. Но впечатление такое, что это только начало. Раннее солнце, отражаясь в стеклах соседнего дома, весело ликует. А у нас пока тень. Подставляю стул и, перебарывая себя, тяну веточку. Но тут же судорожно отстраняюсь, соскакиваю со стула и прямиком в комнату. Укрываться от этого ужаса! Плотнее, плотнее закрыть дверь!
Голубь угнездился. А там, в веточках, крохотные белые шарики…
Господи, когда он успел и с этим? Эх, не он, а она! У нас — она. И скоро будут они. Куда ж теперь выгонять? Я не смогу…
Да, а цветы, а белье? И главное — я их боюсь!!! Боюсь так, что стынет внутри. Кому бы пожаловаться?.. Кому бы пожаловаться?.. Кто воспримет всерьез? Кто поймет, как мне страшно?
… … …
К концу недели мы привыкли друг к другу. А что, хомяк, белый кот и на балконе теперь...семейная птица. Наверно, так бывает?

Голубка больше не вспархивала, а спокойно наблюдала, как я хозяйствую, и, будто что-то понимая, грязи не разводила. Но и не, что задевало, не угощалась. Игнорировала хлеб, воду, пшенку, гречку, семечки, кусочки мяса. Я уж разволновалась, как бы ни померла усердная мамаша.

…Как-то услышала, — она поёт.
Угу, вот еще песен нам не хватало. Подошла к стеклу (я теперь часто к нему подходила). Перед глазами картина. Двое. И поет не она, а ей. Поют, подкармливают, оглаживают перышки… А, заметив меня, товарищ этот крылатый принимает воинственную позу. Грудь вперед, и смотрит, смотрит. Были бы брови, точно б нахмурил. Угу, давай, выломай мне стекло.
Теперь их двое… Хотя, чего это я. Столько их было с самого начала.

…Голубь ухаживал за голубкой, любил. Угощения не касался тоже, приносил что-то своё. Мы уж шутили, это они просто не хотят обременять нас лишний раз… В общем, мы ужились.
…И тут, похоже, кто-то, наконец, понял, как мне было страшно и как мне всё это не нужно…
Кто-то понял, не зная еще, что мы ужились.

…Около семи вечера начало происходить что-то странное. Похоже, пошел дождь. Непривычный гвалт, ощущение такое, что кто-то дерётся насмерть. Кричат птицы. Вероятнее всего, дело касается меня? В мгновенье ока оказываюсь на балконе и вижу…большую сизую ворону.
Ворона сидит на перекладине, похлопывает крыльями, смотрит в самые глаза и злобно поругивается. Что-то выговаривает именно мне. Выдав продолжительную тираду, улетает.

Голубей нет. Нет гнезда. Много перьев, веточек, прутиков. О шариках я даже не думаю. Мне потом сказали, что их унесли.

Дождь всё-таки пошел. По карнизу соседнего дома неторопливо прогуливается ворона, не боится промокнуть. У нее блестящие, черного жемчуга глаза.

* — в рассказе использовано стихотворение Валерия Пайкова «Голуби»

<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017