Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1779
530/260
 
 

   
 
 
 
Уланова Наталья

Слон

Алине купили слона. Когда купили она, правда, не знала. Слон появился как-то вдруг. Так обычно и случается: приходишь из детского сада, ни о чем не догадываешься, а тебя ждет сюрприз.

Большой, пластмассовый, с розовым бугристым туловищем слон стоял на диване и улыбался. Всё остальное, руки, которые почему-то потом назвали ногами, настоящие ноги, большие уши, голова и хобот, — у него были белыми.

Алина подошла к нему, восторженно подхватила, собираясь крепко прижать к себе, и сразу же вернула обратно. Он оказался неприятным, жестким. И еще, он не прижался ответно, как делали это куклы и все остальные игрушки, а успел больно упереться хоботом в шею. Созданное одним движением впечатление не расположило к дружбе. Вот кому может понравиться такой слон?

— Возьми его, — сказала мама. — Мы давно его искали. У твоего брата в детстве был такой же слон! Знаешь, как он его любил… Из рук не выпускал. Во все поездки с собой возил…

— Но мой слон был синий, — уточнил брат и, сморщив губы, брови, да чего там, всё лицо, добавил, — а этот розовый какой-то…

— Ну, подумаешь, розовый. Это ровным счетом ничего не значит! Внешне-то он, как тот?

—Ну, вроде да… — нехотя согласился брат. — Да не будет она с ним играть. Видишь, не нравится он ей.

— Да как это не нравится! Мы с таким трудом его нашли! Увидели, как дети, обрадовались. Ты же его вон как любил, и она будет!

В подтверждение этих слов Алина вновь подошла к слону, подхватила, повторно не рассчитала с выпирающим хоботом и, несмотря на неприятное чувство, вида не подала. Правда, перевернула его к себе спиной. Раз он им так нравится, пусть и любуются своим слоном! Да и держать его так оказалось много удобнее.

Какое-то время они слонялись по квартире, изо всех сил демонстрируя дружбу и то, как же им хорошо вместе… Алина не раз у всех на глазах его чмокнула, а затем взгромоздила на кухонном столе. Слон хорошо стоял на ногах, не падал. А если вывернуть их чуть назад, то выпячивалось смешное розовое брюшко.

— Ой, смотрите, как у папы! — рассмеялась Алина.

Папа выглянул из-за газеты, глянул поверх очков и, вновь вернувшись к чтению, сказал: — Шут знает что такое!

Алина, не сомневаясь, что сейчас встретит поддержку, посмотрела на маму.
Мама же, весело в это время подбрасывающая в ладошках будущую котлету, ответила неожиданно и строго.

— Ну-ка, убери слона со стола, нечего ему тут делать. И не стыдно над отцом-то смеяться...

Ужас, теперь мама смотрела на неё с каким-то сожалением… В этом взгляде прочитывались слова: «Эх ты…а еще наша доченька…»

А потом, потом она говорила только с папой. На их излюбленную тему: «Попробовали бы мы что-то подобное сказать своим родителям». Далее следовало неизменное обоюдное соглашение, что такого не то, что в жизни — в природе не могло случиться. Они-то всегда и во всем молчали, — это теперешние дети такие языкастые.

Отложенную в сердцах газету папа давно свернул трубочкой и теперь постукивал ею по краю стола. Наверно, нервничал по поводу неправильной дочки.

— Шут знает что такое!

Это стало последней каплей. Алина предельно осознала, как ей всё здесь обидно, забрала своего слона и, ухватив за хобот, направилась к брату. Слон едва волочил ноги.

— Нет, ты смотри… Только пол покрасили! — послышалось вслед.

— Шут знает что такое!

Кто бы ни обиделся на такое? А ведь всё было хорошо, если бы не этот слон!!!

— Чего пришла? — спросил брат. — Обидели тебя там что ли? Ну, иди, иди сюда, я тебя пожалею… Вот честно мне скажи, по шее получить хочешь?

Алина замотала головой и принялась жаловаться на судьбу и слона. Голосок у нее сегодня был таким, который в обычный день невозможно и повторить. С каждым новым словом брат всё больше грустнел.

— Что… Он совсем-совсем тебе не нравится?

Алина кивнула.

— А я своего любил… Маме только не говори. А то она расстроится.

— Хорошо. Ни за что не скажу!

— А всё-таки, чем он тебе не нравится?

— Он… Он такой пластмассовый весь…

— Ну и что. Вот тоже, нашла отговорку. …Погоди, погоди-ка, а ну-ка, иди сюда…

Алина не поняла, куда ей идти, когда и так стояла к нему впритык.

— …это что же получается… Значит, моего красного медведя ты тоже не любишь?!

— Нет, что ты! — Алина перепугалась до смерти. — Красного медведя я о-о-о-очень люблю…

— Но ведь он тоже, пластмассовый, — усмехнулся брат.

Алина выдержала внушительную паузу и медленно произнесла:

— Н у, о н ж е т в о й…

Да, без всяких шуток, красного медведя с черными глазками и носиком и продавленной толстой попкой — она любила! И ничего, что все четыре лапы давным-давно провисли на старых резинках и болтались во все стороны. Красный медвежонок теперь больше напоминал погремушку для маленьких крошек, нежели игрушку для такой большой девочки, как она. Да какая всё это ерунда, когда любишь…

— А, ну ладно, тогда, — удовлетворенно кивнул брат. — Всё, отлипни от меня. Житья от тебя нет.

Наверно, он сказал ей что-то обидное, но разве Алина когда-то на брата обижалась? Да никогда в жизни! Обидеться в этой жизни она могла только на одного человека. На папу.

И что он в самом деле… Ведь его любимое «Шут его знает!» бывало совсем другим, когда произносилось с лукавой улыбкой. И чего это он сегодня…

Алина совсем загрустила. И ничем ведь не заняться в таком настроении… Разве что посмотреть фотографии?

И ведь правда, как же она не замечала этого раньше, везде-везде брат был сфотографирован со слоном. Менялись люди, менялась панорама, менялся сам брат, а улыбчивый слон неизменно оказывался зажатым правой рукой, хоботом вперед.
Вот! Хоть держит она его правильно!

Алина с ворохом подтверждающих фотографий и слоном вернулась к брату.

— Мишенька, родненький братик, а хочешь, мой слон будет твоим слоном? — пронзительно вглядываясь в глаза, она веером выставила перед ним снимки.

Брат молча покрутил у виска. Алина подумала было, а не обидеться ли ей и на брата, но их позвали на пюре с такими вкусными котлетами, что…какие тут могут быть обиды? Да, не смешите народ!
Таких котлет Алина могла съесть, наверно, целую гору…

А потом папа, как ни в чем не бывало, предложил поиграть в жмурки. О, какая это была увлекательная игра… О, какая увлекательная… Тем более, что вадил всегда папа! Потому что, он никогда и никого не умел поймать! И даже оказываясь у него в руках, Алина каждый раз хитро из плена выскальзывала. А начни он спорить, громко кричала: «Не считается! Не считается!» И ведь не считалось…
Эх, семь потов сходило. А потом, еще дольше самой игры Алина хохотала, лежа на диване и налаживая дыхание.

Так было всегда. Но сегодня, в самый пик веселья, папа неожиданно предложил поиграть со слоном.
А как с ним играть?

Алина ушла в другую комнату, судорожно соображая, но очень скоро вернулась с платком. С желтым таким красивым платком с разноцветными бабочками. Платков мама Алине, слава Богу, не повязывала, и потому он время от времени использовался для игры.

— Вот, смотри… Слон у нас как будто только что прилетел с космоса, а мы его встретили и на платке качаем. Ты здесь держи, а я здесь.

Папа послушно взялся за два конца платка, Алина за другие два. Слон оказался, как в люльке.

— Ну, давай, подбрасываем!

Оказалось, что это даже веселее жмурок!!! Неуклюжий слон замечательно взлетал и взлетал… Иногда даже до самого потолка. Алина жмурилась от радости и не сразу среагировала, когда тот приземлился к её стороне. Может быть поэтому, она так резко подбросила слона, раз тот почему-то влетел папе в очки и, наверно, больно ударил по носу… Потому что папа со словами: «Шут знает что такое!» схватился именно за нос и заторопился в ванную комнату. Мама заторопилась за ним.

Потом папа долго сидел на кухне с запрокинутой головой и мокрым полотенцем на лице.

— Ни во что другое поиграть не могли? — спросила мама и отвернулась к пострадавшему.

Алина, недолго думая, отнесла бессовестного слона на холодный балкон и оставила наказанным в плетеной корзинке.

«Там ему и место! — успокаивала она себя, возвращаясь в тепло. — Там ему и место!»

Потом, она долго не решалась пройти на кухню… Всё заглядывала туда, заглядывала… Пока не встретилась со взглядом мамы, от которого уж не увернешься.

— Иди, жалей. А то без тебя не проходит.

— Да, да, подержи меня за палец, — губами сказал папа. Верхняя часть лица пока так и оставалась под полотенцем. — Ну что, может, пора снимать?

— Нет, нет, — не разрешила мама.

— Завтра на работе никто не поверит… Скажут, что жена сковородкой разукрасила.

Алина скосилась на тяжелую сковороду. В ней еще оставались вкусные котлеты.
Этих взрослых никогда не понять!

— Слава Богу, что очки не разбились, — деловито вставила она свое слово.

И теперь недоумевала еще больше. Её серьезность рассыпали по кухне радужным смехом.

Жизнь вновь становилась похожей на сказку, если бы не мерзнущий на балконе слон. Ни в чем не повинный розовый слон… Ведь это она, Алина, бросила его папе в лицо. Она, а не он сам так неудачно влетел.

На балконе темно. На балконе холодно. На балконе страшно. Алина понимает это, прижавшись носом к холодному стеклу…
Это нечестно, что слон там, а она здесь. А что делать?

Чтобы зайти туда, в темноту, пришлось сделать над собой гигантское усилие. Два-три робких шага, и ледяной розовый слон у неё в руках! Слава Богу, что в этой кромешной тьме балкона никто не ухватился сзади за платье! А ведь могли!

И вот снова тепло, хорошо и спокойно. Слон улыбается и вроде начинает отогреваться.

— Если он тебе так уж не нравится, ты можешь с ним не играть.

Мама смотрела пронзительно, выжидающе, в самые глаза. Алина понимала, что сейчас она прочтет в них правду и, скорее всего, обидится на всю оставшуюся жизнь…


<<<Другие произведения автора
(22)
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2024