Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/258
 
 

   
 
 
 
Гончаренко Светлана

Человек человеку - кто?

Волчья жизнь

Человек человеку – волк, и точка.
Свой своему – по неволе брат…
Никто в этом мире не нужен проточном.
А кто, скажите, во всем виноват?

И бежать в заколдованном круге ада,
В общем, не куда, замкнута цепь – стена…
Не рассказывай мне о реформах, не надо.
Тонет в горе-правителях горе-страна…

Здесь, наверное, все по-тихому спятили,
Честь и совесть негласно прогнали за дверь.
Что твориться?! – родные же матери
Посылают детей на панель!..

А волчары паршивые зубы скалят.
Да закройте же пасти вы им поскорей!
Вот бы их в этой яме отхожей оставить,
Чтоб не смели охаивать бедных людей!

Это, видно, забава – гноить новым гнетом:
Что ни шаг - то капкан, что ни вздох - то петля,
И кровавым уже обливается потом
Одуревшая с голоду горе-земля…

И природа - туда же, все одно… По неволе
Волком взвоешь от новых ужасных потерь:
Наводненья, пожары… Эх, горькое горе!
И куда ж потерпевшим податься теперь?..

Человек человеку – кто? Ответа
Мы добьемся когда-нибудь, вышибем дверь!
Да еще б разогнать колдовские наветы,
Что теперь человек – только падаль и зверь…

 

Из окна троллейбуса

Здесь кто-то будет жить удобно и красиво,
А кто-то – бедно и паршиво.
Здесь будут маяться от времени и скуки
Не знавшие земной работы руки.
Здесь будут вновь горбатить спины
Те, для кого жизнь - не малина.
Здесь все и вся наоборот:
Вот набивает сытый рот
Ленивец, пустозвон и вертопрах,
А труженик в земной повержен прах.
Здесь низкие и нищие душонки
В удобной ходят, модной одежонке,
А те, кто души днесь возносят к небу,
Одеты бедно и довольны черным хлебом.
Здесь зло добром привычно называют,
А правду с ложью пополам перемешают.
Здесь черное и низкое – прекрасно,
А светлое и чистое – опасно!
Куда ни глянь, кругом сплошные блага.
Обман и впрямь, как гербова бумага,
Ему везде простор, везде зеленый свет,
А истине – отпор и правде места нет!..

Такие вот контрастные контрасты
Повсюду разливаются рекой,
Они в стихи запрыгнуть завсегда горазды,
Ты, знай, записывай, не стой!

 

На улицах  читы

Кривые ноги в красных сапогах
Бегут по городу беспечно.
А голова, неважно, что в кудрях,
Полна тоскою бесконечной.

Глаза – в каком-то веке прошлом
В них отражалась глубина души –
Теперь пустынны, томно-одиноко
Блуждают в городской глуши.

Куда бежишь ты, пестрая такая?
Зачем ты куришь, маленький такой?
В потоке уличном, ругаясь и толкаясь,
Зачем ты брызжешь злобною слюной?..

…А солнце над Читой высокое сияет,
И, кажется, что нет всей этой толчеи.
И стаи голубей над площадью взмывают,
И весело щебечут птахи-воробьи.

Хочу забыть про бури пылевые,
Про то, что лес горит который год подряд,
Про вездесущий мусор, свалки городские,
Про транспорт дорогой и никотинный смрад…

Но только отведу глаза с небес на землю,
И та же суета, и лица без огня –
В глазах нет жизни, мысли дремлют.
Прочь, прочь от них, несносных для меня!

 

Твой выбор

Жизнь, похожая на ад,
И смерть в  расцвете лет –
Вот она – цена твоя
И любопытства след!

А стоит ли минутный бум
Сомнительного счастья,
Назойливых пристрастий шум,
Чтоб с жизнью распрощаться?

Ты думаешь – невинный бред,
Не стоит волноваться,
За шалость наказанья нет,
Мне надо «оторваться»!

И где же, где же этот пыл,
Когда уже погряз в трясине?
Сначала человеком был,
Но бледной тенью стал отныне.

И вот он – сон твоей души,
Совсем, поверь, не из приятных:
Кошмар из мертвенной глуши
Пропитан этим трупным ядом.

Ну, что? Тошнит и рвет на части?
Ты, как в пустыне, мучим жаждой?
Последствия презренной страсти
Придут и за тобой однажды.

Безумец! Это не легко!
За жизнь свою ты сам в ответе.
И суть вопроса просто в том,
Какой себе ты ищешь смерти?

Сгореть в угаре алкогольном,
Судьбу безумных повторяя?
Истлеть от «дури» - прокаженным?
Прийти к закрытым дверям рая?..

Чего ты хочешь, в самом деле?
Твой выбор здесь, пред этой гранью –
Жизнь или смерть души и тела…
Кем быть: твореньем или тварью?

 

Кровососам посвящается

Паутина и тля все опутали.
Хода нет! Стоять! Конвоиру честь…
Пролегла судьба пудом-путами:
Для смятенных нас место в жизни есть?

Хоть сквозь дырочку, хоть сквозь щелочку –
Хоть одним глазком заглянуть в Миры.
Отмывают ли душу щелочью?
Или выбьют блажь топоры?..

Гильотину нам! Инквизицию!
У беспутных - на все права,
Всех измерить, поставить в позицию:
«Ни к чему дуракам голова!».

А, быть может, к чему. А спросили нас?
А хотим ли мы под откос?
Навязать легко и чуму, и сглаз.
Да за что ж нас так? – вот вопрос.

Вроде, люди – мы… Или нелюди?..
Вроде, жить хотим… Или нет?..
«В бочку с солью их, кильки-стерляди!
И сожрать с икрой на обед!

Вилкой выдавить все икриночки,
Выжать, высосать жизнь до дна!»
Не останется и кровиночки,
Трупам кровь-душа не нужна…

Высшей власти-то нет, как не было.
Есть одна лишь власть – «Я» да «Я».
Правил много, да все бесправные:
Каждый каждому сплошь судья!

А по совести: все мы – главные,
Нам один всем положен крест.
Да вот выжжена совесть славная,
И дымит пепелище окрест…

 

Наука торговать

Откровение одного бизнесмена

Ты сам-то пробовал в России торговать?
Такая, понимаешь ли, наука!
Чтобы заработать, надо врать,
А все подробности – молчок,  ни звука!

Весы - неверные. Маркетинг-план – фуфло!
В глаза вранье клиентам недалеким.
Потом они обхаят дома барахло,
Но мне-то все равно – понять дано не многим.

Сперва торгуешь ты на малой точке сам,
Потом поставишь продавца в обойму.
Потом еще ларек, потом универсам,
И так за кругом круг - все тащишь в это стойло.

И в стае кружишь из таких, как ты,
Все видишь - кто и чем тут занят,
Что продает и с кем вокруг на ты.
А новые возможности так манят!

Ты выбираешь то, что выгодно тебе,
И так растёшь, везде входя без стука.
Все по накатанной, знакомой калее,
Ведь бизнес – это целая наука!

 

Прославленным ворам

Воруют крупно все, осудят лишь немногих:
Не поделился вовремя, забыл на лапу дать,
И вот уже скорее прочь уносит ноги
В альпийские луга затравленная знать.

Еще вчера герой – изгой уже сегодня,
Медийным диким псам на растерзанье дан.
Системе ржавый винт не очень-то пригоден,
А потому adios! – садись на чемодан.

И хорошо тому, кто воровал прилежно,
Без страха, не скупясь, казну растасовал
По банкам и углам, швейцарским сыром нежным
Любимого себя утрами баловал.

Наворовался всласть в котле столичных будней,
И отставной барон - он все-таки барон.
Куда бы ни пошел, ему вольготно будет,
Швейцарский сыр вкусней сушеных макарон.

 

В память о терактах 29 марта 2010 года

Кто с мечом к нам придет,
От меча и погибнет!
Нас на подвиг зовет
Драгоценное имя.
Поломать нас нельзя -
Мы сплочаемся кровью,
Знать, такая стезя -
Нам от злых нет покоя!
Но не злимся в ответ,
Зубы стиснем от боли,
Светлый встретим рассвет,
Побеждая любовью.

 

Природоохранное

Каждая веточка на счету!
А мы их без счета губим…
Так оголтело приводят в тщету
Природу беспечные люди.

Веточка что? Ни былинка земли
Под мягкой лапой не треснет.
Звери и птицы, возможно, одни
Мир принимают, как песню.

 

Сердце земли

Электро-магнитное сердце Земли
Пульсирует в десять герц.
Здоровье ее мы сберечь не смогли,
Отдав миллионы сердец.

Балтийское море - могильники бомб,
Химически-страшных отрав.
И это все словно в артерии тромб,
Но здесь не поможет Минздрав.

Вода оболочку на бомбах разъест,
На волюшку вырвется яд!
Вещает нам экологический съезд:
На Балтику движется ад.

Мичуринским принципам следует люд,
Природную милость не ждет:
Блаженство для чрева, комфорт и уют
Нахрапом себе достает.

И раненым зверем стенает Земля,
Ей чувство живое дано.
Она не простит, отомстит за себя –
У долготерпенья есть дно!

Стихии не дремлют, на страже стоят,
Порядок – их кредо во всем.
Буравите землю, бесстрастный отряд?
Забыли, что это ваш дом?

Забыли Земли материнскую суть…
Бездушные дети кишат,
В кипящее жерло богатства несут,
В свой урбанистический смрад.

Все смоют стихии: торнадо и смерч,
И землетрясений погром,
Вулканы и ливни, несущие смерть –
Уж слышится мщения гром!

В России леса полыхают, дымят,
А в Польше все залил потоп,
А Южной Америке снегом грозят –
И это средь лета, нон-стоп.

В одной части света убийца – жара,
В другой же от холода мор.
Природа – живая, и жизнь – не игра,
Не мыслим над нею террор.

О, бедное доброе сердце Земли,
Прошу тебя, не остывай!
Как горестно думать, что мы не смогли
Сберечь свой единственный рай…

 

Хонсю, фукусима…

Хонсю, Фукусима, цунами  и взрывы...
Какая же сила! Какая же сила
Способна все это принять
и не дрогнуть,
Душой не ослепнуть,
Душой не оглохнуть?
Какая же сила?
Какая же сила?..
А сердца боль невыносима...

 

Из темноты

Шептали спекшиеся губы:
«Я здесь… жива… меня найдут…».
В кромешной тьме взывала к чуду –
Души живой нелегкий труд.

Лишь слабый хрип… А крикнуть надо…
Три дня без пищи и воды.
И как мучительна награда:
Путь к свету – в жизнь – из темноты…

… Удар волны огромной силы
Смел дом в минуты – все снесло.
Родной очаг вдруг стал могилой,
В стихию смерти понесло

Надежды, радости, старанья,
Мечты, труды, уют, уклад…
Каким отчаянным стенаньем
Был крик предсмертный – и распад…

Распад всего, что жизнью было,
А жизнь ведь только началась.
Всего пять лет… – Какая ж сила?!
Как будто нить оборвалась…

…Кроватка – колыбель спасенья.
Ее обломки и постель
Укрыли маленькую фею
Не дав ей умереть в метель…

Холодный март. Двух тысяч… десять… первый…
Мияга – округ пустоты.
Три дня раскопок. Сталью – нервы.
Со смертью будто бы на ты…

Но нет. Есть жизнь! Там, под завалом!
Шуршит и дышит кто-то там!
Малютку извлекли, и валом
Вся радость хлынула сюда…

А сколько, сколько их осталось,
Без вести сгинувших в волнах?
Жизнь так хрупка. Такая малость.
И в чьих же, в чьих она руках?

 

Памяти святой поклон

Пробилось солнце из-за туч,
И той Победы светлый луч
Мне душу радует сильней
И вспоминаю я о ней,
И о войне, и о слезах,
И о сединах на висках
У ветеранов и у вдов.
Я сердцем слышу ясный зов:
Как будто души говорят
Всех тех героев, тех солдат
Что на полях войны легли,
Ценою жизни сберегли
Свободу будущих детей
И мир для Родины своей!
Все их могилы не молчат,
Не надо им других наград –
Лишь памяти святой поклон…
Сияет светлый небосклон,
Сей мирный купол  нас хранит,
А я стою у скорбных плит,
На них бесчисленные в ряд
Погибших имена стоят,
Ряды их плотною стеной
Хранят наш мир и наш покой.

 

Гражданский долг

Кого – к рулю, кого – в низину,
Всяк сам решал, как только мог.
Политика для большинства – трясина,
Но все же ты отдал гражданский долг?

Свой личный голос за того или другого,
А, может, вовсе против всех –
Отдал ли, не сорвав на полуслове
Страны своей забрезживший успех?

К чему вдаваться в многословье,
Кричать на площадях, сбивая с ног?
Но это не какое-то присловье,
Для гражданина выбор – это тяжкий долг.

А тяжкий, потому что мы ленивы,
Застопорились мыслей жернова.
И крикуны площадные фальшиво
Орут нам про гражданские права.

Процесс брожения, как знается, не быстрый.
Опара перекиснет – и долой
Все мутное, все здравое – все мысли
Смывает кровью на брусчатой мостовой…

Сметает кризис страны гекатомбой*,
Демократический союз трещит по швам.
«Россией новой» бредят критики и снобы,
А нам Россия прежняя нужна.

Ведь отвоевано у кризисов не мало.
Мы из руин встаем в который раз.
Не надо нам подложных генералов,
Бандитами укрытых про запас!

Марионеточных напудренных правительств
И революций разноцветных рой
Не надо нам – уж сами вы прогнитесь,
Все те, кто в уши нам устраивает вой!

И все же есть у нас для торжества причины:
В масштабе мира от России будет толк,
Когда отбросив ханжества и глупости личины,
Исполнит каждый свой простой гражданский долг.

 

Наркодельцам

Кому нужны исколотые вены?
Кому нужны расшатанные нервы?
Судьбы изломанной протоптанные тропы
Нужны ли тем, кто твой познает опыт?

Кто бы ты ни был – продающий наркотик –
Мы знаем, что ты и сейчас на охоте
И рыщешь, как зверь, – но ты хуже зверей,
Жертвами делаешь даже детей!

Знай же, безумец, мы сами способны
Всем, что ты выхватить жаждешь утробно,
Распорядиться – и детством блаженным,
И юностью, что не вернуть совершенно,

А также кипучей энергией нашей –
Бурлящим потоком из жизненной чаши,
Тем, что так страстно ты в буйство и ярость
Готов превратить своей гнусностью ярой,

И жизнью своей, что свести до могилы
Мечтаешь ты, тратя на нас свои силы,
И будущим нашим, в котором нет места
Ни злу, ни болезням!
Вот нота протеста!

Когда вы состаритесь, именно мы,
Те, кто не ведали наркотюрьмы,
Сможем подать вам – о, происк судьбы!
Заботу, тепло и… стаканчик воды.

 

Не спешите судить

Размышление в трех частях с выводом

*
Пятнадцать лет, а на руках ребенок…
Клянут ее, бросая «Шлюха!» в след.
Никто не догадается, что во дворе подонок
Насиловал ее в тринадцать лет.

*
Неповоротлив, грузен и печален…
Посмешище для стройных остряков.
Никто не догадается, что путь его отчаян –
Три операции на сердце – будь здоров!

*
Лицо со шрамами, идет хромой он…
Отталкивают прочь, кричат «Урод!».
Никто не догадается, что послужив в ОМОНе
Был изуродован, спасая наш народ.

*
Как часто судим мы по лицам и обличьям,
А суть внутри - без званий и отличий.

 

Сыну

В каком же обществе, мой сын,
Ты будешь жить, не зная горя?
Где каждый «лампы господин»,
Как Аладдин, - в ладах с собою?

Где каждый – сам себе судья,
Не гонит совесть прочь за двери?
И мчится прочная ладья,
И все друзья – всем можно верить?

Где всем возможности равны
И нет уже порабощенья, –
А с прошлым даже не сравнить! –
Ведь можно жить без зла и мщенья?

И что же это за страна,
И что за общество такое,
Где жизни радостной страда
Не для страданья – для покоя?


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018