Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
В тишину ворвался "Пер Гюнт" — любимая музыка Эдварда Грига. Он взял пачку чистых листов бумаги, сел. Немного подумал. И мелким красивым почерком написал: "Нелюбовь"...
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/259
 
 

   
 
 
 
Каденская Ирина

Прощённым, говорят, дорога в рай /Глава 3. "Лу-Лу"/
Произведение опубликовано в 105 выпуске "Точка ZRения"

- Ах, Миша, ну что Вы такой неловкий! -  она засмеялась.

И смех её звучал, как нежный серебристый колокольчик.

- Простите, Люся.

Михаил смущенно посмотрел на валяющиеся на полу стеклянные осколки - бокал, который он случайно задел локтем, был разбит. То, что от него осталось, сверкая и переливаясь, лежало в лужице красного, как кровь вина. Михаил машинально нагнулся вниз.

- Да не переживайте, Миша, официант уберет, - она опять засмеялась.

Людмила, Людочка, Люся Платонова или просто Лу-Лу, как она называла себя,  и как звали её близкие друзья, была довольно смешливой девушкой. Если бы на ее месте была другая женщина, Михаил обиделся бы. Но на Лу-Лу он обижаться не мог.

Он слушал её смех, смотрел на ее милое улыбающееся лицо, ее мягкие грациозные жесты и чувствовал нарастающее волнение внутри. Люся не была классической красавицей, но в ней был какой-то особый магнетизм, то женское очарование, которое притягивает к себе мужчин, заставляет их влюбляться и, может быть, даже делать ради этой любви роковые и безрассудные поступки.

Волосы Лу-Лу были рыжими, волнистыми, с отливом темной меди. Тонкие черты лица, немного вздернутый носик, большие зеленые глаза, пухлые губки. Бледная кожа, как у многих рыжеволосых людей. Но когда Лу-Лу нервничала или смеялась, на щеках появлялся нежный и очень красивый румянец. Над верхней губой - большая родинка, и Михаил много раз представлял, как прикасается к ней губами, держа Лу-Лу в объятиях.

Вот и сейчас он представил себе это, а сердце кольнула какая-то сладкая боль. Он был уже давно влюблен в эту рыжеволосую девушку.

Подошел официант, убрал осколки разбитого бокала и принес им по просьбе Лу-Лу новую бутылку вина - высокую, узкую.

- Я белое попросила, - проговорила Лу-Лу, - А красное не хочу уже. У меня с ним ассоциации нездоровые, - она опять засмеялась, - Ну, Миша, разливайте же.

Она придвинула к нему свой высокий тонкий бокал.

Михаил улыбнулся в ответ и наполнил их бокалы вином.

- Ну что ж, Лу-Лу, милая, за Вас. С Днем рождения, - проговорил он, - Пусть Ваша жизнь будет только счастливой. Пусть всё будет хорошо. Всегда оставайтесь такой же очаровательной и чудесной.

- Спасибо, Миша.

Их бокалы соприкоснулись, раздался короткий мелодичный звон.

В этот день, 24-го декабря 1915-го года Лу-Лу исполнялось двадцать пять лет.

Люся Платонова была певицей. Она пела романсы в небольшом кабаре "Серебряный дождь". Там её впервые год назад и увидел Михаил Демичев.

И влюбился... страстно и безнадёжно. Несколько вечеров подряд он просто приходил туда и слушал ее красивый, бархатистый голос, смотрел на плавные движения рук, затянутых в длинные кружевные перчатки. Лу-Лу завораживала, в ней была невинная хрупкость девочки и какой-то трагический надрыв одновременно. О причинах этого трагизма Михаил узнал позже, когда они познакомились,  и Лу-Лу рассказала ему немного о своей жизни. Пока же он просто приходил каждый вечер в "Серебряный дождь", старался выбрать столик поближе к сцене и смотрел на Лу-Лу. В один из вечеров он пришел с букетом чайных роз и дождался её на улице. Когда Лу-Лу выходила из кабаре, он подошел к ней с розами. Девушка слегка вздрогнула и подняла на него удивленный взгляд больших зеленых глаз. Это показалось ему странным, уж у нее наверняка должно было быть много поклонников.

- Это Вам, - он протянул ей букет, - За Ваше прекрасное творчество.

И за вашу красоту, - добавил он.

- Спасибо, красивые цветы. Я люблю розы, спасибо Вам, - она приняла из его рук букет и как-то устало улыбнулась, - Вы меня простите, очень голова болит. Я пойду.

- Да-да, конечно, - растерянно ответил Михаил.

Лу-Лу быстро остановила извозчика и уехала. А он так и остался стоять на тротуаре. А в воздухе таял слабый, едва уловимый аромат её духов.

Но Михаил не терял надежду. Через несколько дней он опять дождался Лу-Лу на улице у выхода из кабаре. На этот раз он был с еще более шикарным букетом алых роз. Девушка выглядела бодрее, видимо в тот раз она действительно сильно устала.

Лу-Лу с благодарностью приняла цветы из его рук, мило улыбнулась.

И Михаил увидел над ее верхней губой красивую темную родинку.

- А Вы всегда ездите домой на извозчике? - спросил он, - Наверное, живете далеко отсюда?

- Да нет, не очень далеко. Пешком можно дойти. В тот вечер я просто торопилась.

- А... позвольте,  я Вас провожу? - набравшись смелости, вдруг сказал Михаил. И сам удивился собственной наглости.

- Что ж, проводите, - вдруг согласилась Лу-Лу, - Но учтите, - Она остановилась и выразительно посмотрела ему в глаза, - Никаких романов с мужчинами я не завожу.

- Вы замужем?

- Вовсе нет. Но это моё жизненное кредо.

В тот вечер Михаил проводил Лу-Лу до дома. По дороге он узнал, что ей двадцать четыре года, живет она с младшей сестрой-гимназисткой Марусей, которой недавно исполнилось четырнадцать лет. Отец их умер, когда девочки были ещё совсем маленькие. А мать умерла от чахотки три года назад и с тех пор забота о младшей сестре легла на плечи Лу-Лу.

- У Вас больше нет никого из родных? - спросил Михаил.

- Есть ещё тетка, сестра отца. Мы переписываемся, иногда гостим у нее. Но она далеко, в Тюмени.

Ну вот, мы и пришли.

Лу-Лу остановилась перед высоким серым каменным домом с высокой аркой. Вот здесь я и живу. Спасибо Вам за розы.

Она улыбнулась Михаилу и скрылась под аркой. А он всё так и смотрел ей вслед.

Теперь Михаил почти каждый вечер поджидал Лу-Лу после окончания представления в кабаре. Часто он дарил ей цветы, и она принимала это. Но как он видел, без особого энтузиазма. Каждый раз она вежливо благодарила, разрешала проводить себя, пару раз она даже позволила нежно взять себя под локоть и поцеловать в щеку, но дальше этого дело не заходило, хотя продолжалось всё это уже несколько месяцев. Однажды вечером девушка вышла из кабаре немного пьяная.

- Здравствуйте, Миша, - улыбнулась она ему, увидев своего преданного поклонника, - Ну что, опять будете меня провожать и цветы дарить? Вам ещё не надоело?

Михаил немного оторопел, не ожидая такого ответа.

- Мишенька, Вы поймите, я не хочу ни с кем никаких отношений. Не хочу и не могу. Никогда.

И вздернув подбородок, она быстрым шагом пошла от него по тротуару.

А через несколько дней Лу-Лу сама извинилась перед ним.

- Вы простите меня, Миша. Я иногда такой дурной бываю.

Особенно, если выпью лишнего, - честно призналась она.

- Совсем Вы не дурная, Люся, Вы самая лучшая, - улыбнулся Михаил

- А чтоб загладить свою вину..., - она вздохнула, - А давайте сходим куда-нибудь, посидим. А то ходим только по улицам, как гимназисты, - и она засмеялась своим красивым серебристым смехом.

В тот вечер они пошли в небольшой ресторанчик. Лу-Лу выпила два бокала белого вина. Она сидела, грустно глядя перед собой. От выпитого вина на ее щеках опять появился румянец. Михаил чувствовал, что от цветочного запаха ее духов у него слегка кружится голова.

Она так и не рассказала всё полностью и откровенно, но в тот вечер Михаил всё-таки узнал, что два года назад у Лу-Лу был любимый, она готовилась к свадьбе. Но свадьба так и не состоялась. Что тогда произошло, Лу-Лу не говорила. Сказала только, что сердце её сильно и безнадежно разбито и возможно, это уже навсегда.

- И Вы, Миша, - вдруг начала Лу-Лу, - Вы очень хороший. Но для меня Вы просто друг. Я говорю Вам это честно, чтобы у Вас не было никаких иллюзий, надежд. И если Вы захотите, то мы перестанем общаться. Я понимаю, Вам может быть... больно.

- Нет, Люся, что Вы, - ответил Михаил, - Друг, так друг.

Но было и вправду больно. "Неужели только друг", - с горечью подумал он, - "Но это мы ещё посмотрим".

Но в чём-то Михаил оказался прав. Он всё также продолжал ухаживать за Лу-Лу, дарил ей цветы, провожал до дома. Всё это было, конечно, далеко не дружескими проявлениями. Но она это, как ни странно, принимала. Так прошло пол года. И в один из вечеров, когда он провожал её домой, она даже позволила обнять себя на прощание и поцеловать в губы. Для Михаила уже и это было маленькой победой.

Несколько раз Михаил бывал и у нее дома. Лу-Лу приглашала его на обед. У неё была небольшая, но аккуратная квартирка. Михаил увидел и Марусю, сестру Лу-Лу, худенькую тихую девочку четырнадцати лет, тоже рыжеволосую, только с карими глазами.

Михаил видел, что Лу-Лу порой приходится довольно трудно. Однажды он честно сказал ей об этом.

- Лу-Лу, я знаю, что Вы меня не любите, - начал он, когда в очередной раз был у нее дома. Маруся куда-то ушла, и они, оставшись вдвоем, пили чай в уютной гостиной.

- Вы меня не любите,- продолжил Михаил, - Ну а вот если бы я сделал Вам предложение? Пошли бы за меня? -

Или для Вас, Люсенька, брак может быть только по большой или огромной любви?

Рука Лу-Лу, державшая тонкую фарфоровую чашку с чаем, дрогнула. Чай разлился на скатерть.

- Лу-Лу, я же вижу, что я Вам не противен, - продолжал Михаил, - А я Вас люблю. Очень люблю. И я сделал бы всё, чтобы Вы были счастливы. И ни в чём не нуждались. Вместе с Марусей.

Лу-Лу молчала. Михаил посмотрел ей в глаза и увидел, что они потемнели. Она поставила чашку и резко встала из-за стола.

- А может Вы и правы, Миша, - тихо ответила она, - Да и что эта любовь... Есть ли она вообще в этом мире?

- Вы подумайте над моими словами, Люсенька, - ответил Михаил, - Я ведь не шучу. Говорю серьезно. Я Вам, можно сказать, официальное предложение сейчас делаю.

- Я поняла, Миша, - Лу-Лу посмотрела на него, - Я всё поняла. Дайте мне только, пожалуйста, время. Дней десять подумать. Ну, вот до Нового года, ладно?

- Конечно. Я подожду.

- А послезавтра у меня День рождения, - вдруг уже своим обычным весёлым голосом сказала она, - И давайте вечером с Вами в ресторан сходим. В тот, наш.

- Давайте. Отличная идея.

Михаил чувствовал, что сердце его наполняется счастьем. До Нового года оставалось как раз около десяти дней, и он был почти уверен, что Лу-Лу не ответит ему отказом.


<<<Другие произведения автора
(7)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018