Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/259
 
 

   
 
 
 
Каденская Ирина

Прощённым, говорят, дорога в рай /Глава 8. "Встреча"/
Произведение опубликовано в 110 выпуске "Точка ZRения"

Шёл новый 1919-ый год. Жизнь в Вельске становилась всё тяжелее. Однажды с обыском неожиданно пришли и к Демичеву. Конфисковали маленькую бронзовую статуэтку и старинный китайский сервиз, до смерти перепугав кухарку Антонину. Больше конфисковывать было уже нечего.

С продуктами и дровами было всё также плохо. И последнее в северном Вельске особенно сказывалось.

- Неужели, чтобы построить новую жизнь, нужно полностью разрушить прежнюю?, - как-то раз грустно спросила его Лу-Лу, - А главное - зачем?

Михаил не нашёлся, что ей ответить. Он сам устал от этой жизни, хотелось просто покоя и хотя бы намёка на какую-то стабильность. Адвокатская контора, где работал Михаил, теперь была закрыта. И поэтому, когда большевики предложили ему должность в комиссии по конфискатам, он согласился. Даже без особых колебаний.

Нужно было составлять описи конфискованного у населения имущества и выполнять ещё некоторые поручения. За это был оклад и продовольственный паёк.

К тому же теперь он мог не бояться того, что к нему в любое время суток вдруг неожиданно явятся с обыском.

Лу-Лу немного удивилась, когда узнала о его новой работе. Её глаза потемнели.

- Вы меня осуждаете, Люся? - спросил Демичев.

Лу-Лу молчала.

- Нет, Миша, - наконец сказала она, - Я не могу Вас осуждать. Наверное, каждый сейчас выживает, как может.

Писем от Солганского так и не было. И часто, заходя к Лу-Лу, Демичев видел на её глазах слёзы. А потом пришло письмо. Но не от Солганского. Писала Маруся из Тюмени.

Их тетка совсем захворала, и Лу-Лу решилась ехать.

- Ужасно, если придёт письмо от Яна, а меня здесь уже не будет, - говорила она Демичеву, когда он зашёл к ней накануне её отъезда, - Но и не ехать не могу.

Тётя очень больна. И я так соскучилась по Мусе.

Лу-Лу нервно ходила по комнате, складывая вещи в небольшой дорожный чемодан. А Михаил с тоской думал, что опять теряет её. И неизвестно, когда они теперь увидятся снова.

На следующий день рано утром Лу-Лу уехала.

Закончилась холодная зима. Наступила весна, тёплая и солнечная. И это весеннее пробуждение природы к жизни как-то особенно контрастировало с той печальной разрухой и тем страхом, которые царили теперь в Вельске. Михаил часто думал про Лу-Лу, особенно одинокими вечерами. Вспоминал он и Солганского, размышляя, что с ним могло случиться. "Неудивительно, если он погиб", - думал Демичев, - "С его характером и с тем, что происходит сейчас в стране".

А тоску по Лу-Лу он всё чаще заглушал коньяком. Летом в комиссию по конфискатам поступила работать новая секретарша, молоденькая Зинаида. Медный цвет ее длинных красивых волос напоминал Михаилу про Лу-Лу. И через несколько недель Зиночка, заглянувшая к нему домой на чай, неожиданно для Михаила, осталась у него на ночь. Она была живой, немного развязной, красивой и довольно практичной девушкой. После первой же их ночи, она призналась Демичеву в любви. Но заявила, что она сторонница свободных отношений и связывать себя брачными узами не собирается. Правда, Демичев ей этого и не предлагал. Он смотрел на ее темно-рыжие волосы и вспоминал Лу-Лу.

Часто думая о ней, Демичев написал в Тюмень. Лу-Лу уезжая, оставила ему адрес свой тетки. Но ответа он так и не получил. Впрочем, это было не удивительно. В том хаосе, который охватил страну, его письмо вполне могло затеряться. Также как и её ответ.

***

Год был на исходе. Демичев всё также работал в Комиссии по конфискатам. За это время он даже приобрел определенный вес в глазах новой власти, так как свои обязанности выполнял чётко, аккуратно и пунктуально. Он понял, что лучше всего вообще избавляться от лишних эмоций и сочувствия. И приглушить совесть. И тогда его работа казалась ему просто обыденной, заурядной, в ней как будто уже не было ничего страшного. И всё чаще Демичев думал, что всё абсолютно правильно. Старой жизни уже не будет. А к новой надо было или приспосабливаться... или погибнуть. Выбор был невелик.

Новый 1920-ый год Демичев встретил у себя дома в компании Зиночки. Повеселевшая от спиртного девушка, полезла к нему целоваться. И обнимая её, Михаил вспоминал, как встречал прошлый год с Лу-Лу.

Первые зимние месяцы прошли так же безрадостно. Чрезвычайная комиссия проявляла всё большую активность. И люди боялись уже и новой власти, и друг друга. Постепенно расцвела система доносов.

В один из холодных февральских вечеров, Михаил Демичев был в своём доме один. Кухарка Антонина еще с утра уехала к сестре в деревню, и вернуться должна была только дня через три. Демичев уже собирался ложиться спать, когда вдруг внизу, у входной двери прозвенел колокольчик.

"Кого это чёрт принёс так поздно?", - испуганно подумал Михаил, - "Может, Антонина вернулась? Или это Зина? А вдруг арестовывать пришли? Хотя, с чего им меня брать?" C чувством тревоги Демичев подошёл к входной двери и открыл её. На пороге стоял высокий человек в шинели. В темноте Михаил не мог разглядеть его лица, но когда он шагнул в освещенную прихожую, Демичев сразу его узнал. Это был Ян Солганский.

- Ну, здравствуй, Миша! - Солганский обнял его и улыбнулся своей широкой улыбкой.

- Здравствуй, Ян, - ответил Демичев, - Проходи. Не ждал я тебя.

Он огляделся и быстро закрыл за ним входную дверь.

- Никто не видел, как ты ко мне заходил?

- Да вроде нет.

- Ну, где же ты пропадал? - спросил он Солганского, - Люся так ждала от тебя писем.

- Где пропадал - долгая история. Ты мне скажи лучше, где Люся? Я ведь ради неё и приехал.

- Проходи что ли, - проговорил Демичев, - Зачем в прихожей стоять?

- Да я ненадолго, Миша, - Солганский посмотрел ему в глаза, и Демичев увидел, что он очень похудел и зарос щетиной, - Ты один?

- Да, - ответил Демичев, - Антонина уехала к сестре.

- Что с Люсей? - спросил Солганский, - и где она? Я видел, что в нашей квартире теперь чужие люди.

- Люся уехала, - коротко ответил Демичев, - В Тюмень к тетке.

- И давно?

- Да уж с пол года. Ну, пойдем - И Михаил кивнул в сторону комнаты.

- Миша, знал бы ты, как я устал, - признался Солганский, когда они сели в гостиной. Демичев достал бутылку водки, нарезал хлеб и колбасу, полученную из продовольственного пайка, - Я так хотел увидеть Люсю. Как же я не догадался, что она может быть в Тюмени.

- Ну откуда ты мог знать, - коротко ответил Демичев, - Лучше расскажи, как тебя не арестовали при въезде в город? Вельск ведь давно красный.

- Я это заметил, - ответил Солганский.

Он выпил рюмку водки и в упор посмотрел на Михаила.

- А ты, я смотрю, на водку перешел. И изменился как-то. Ты то сам как здесь живешь, Миша?

Он сделал упор на слово "здесь".

- Живу хорошо, не жалуюсь - сухо ответил Демичев.

- Ну-ну, - Солганский засмеялся, - Хоть кто-то не жалуется на большевиков. Впрочем, Мишенька, ты никогда не отличался особой принципиальностью.

Демичев почувствовал нарастающее внутри раздражение.

- Расскажи лучше, где тебя черти носили, - ответил он Солганскому, - и почему писем не писал.

- Я писал… несколько раз. Видимо, затерялись, - ответил Ян, - В стране ведь такое творится. А черти много где носили... я и повоевать успел, и в плену побывать.

- В плену? - удивился Михаил.

- Да, - Солганский выпил ещё одну рюмку и начал рассказывать.


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018