Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 280
529/259
 
 

   
 
 
 
Каденская Ирина

Прощённым, говорят, дорога в рай /Глава 19. "Без любви"/
Произведение опубликовано в 126 выпуске "Точка ZRения"

В начале марта 1921-го года Лу-Лу вышла замуж за Михаила Демичева. Свадьбу не праздновали, и гостей не было. Да и Лу-Лу не хотела этого. Они просто расписались, и Лу-Лу стала жить в его доме на правах официальной жены. Конечно, Михаил понимал, что с её стороны это замужество - вынужденная мера и что она его не любит.

"Ну, ничего", - думал Демичев, - "Главное, что я люблю Люсю. И моей любви хватит на нас двоих. Всё образуется".

Лу-Лу, казалось, постепенно привыкала к своей новой роли. Демичеву даже казалось, что плачет она теперь как будто реже. Или при нём она старалась больше не показывать своих слёз. И всё шло как будто хорошо. Правда Михаила иногда мучила неприятная тревожная мысль. Всё та же холодная змейка, притаившаяся у него в сердце, которая иногда просыпалась и больно жалила.

"А что, если Люся обо всём узнает?", - думал он, - "Узнает, как я поступил с Солганским".

"Да нет, не узнает", - тут же успокаивал себя Демичев, - "Откуда? Здесь, в Вельске, никто ей не скажет. Да и кто это видел? А Ян уже больше года, как мёртв. А мёртвые, как известно, молчат"

В середине апреля Лу-Лу вдруг вызвали в Чрезвычайную комиссию.

- Мне так страшно, Миша, - проговорила она, уходя.

Демичев сам очень нервничал.

- Ну, ничего, Люся, - проговорил он, - Это же не арест. Видимо они хотят просто задать пару вопросов.

Говоря это, он вспомнил, как его самого вызывали в ЧК на следующий день после ареста Яна, и как он давал там свидетельские показания против него.

"К чёрту", - подумал Демичев. И когда Лу-Лу ушла, достал графин с водкой, налил пол стакана и выпил, закусив куском хлеба, - "Когда же это всё закончится?"

А в сознание опять заползла эта беспокойная тревожная мысль. "А что, если там ей всё скажут. И она всё узнает?"

Лу-Лу вернулась довольно быстро.

- Ну что, Люся? - спросил Демичев, когда она вошла в гостиную.

- Да ничего особенного, Миша, - Лу-Лу сняла с рук замшевые перчатки, положила их на столик, рядом поставила сумочку и присела в кресло у окна, - Я так нервничала, а они ничего даже толком не спросили.

- Но что-то ведь спрашивали?

- Просто проверили документы. Задали ещё пару вопросов.

- Про Солганского?

- Да. Когда я видела его в последний раз. Ещё спросили, когда я приехала в Вельск и зачем. Потом документы ещё раз посмотрели и всё. И сказали, что я свободна.

- А больше ничего не спрашивали? И не говорили? - как-то нервно спросил Демичев.

Лу-Лу с легким удивлением посмотрела на него. Её зеленые глаза стали совсем тёмными.

- Нет, больше ничего. А почему ты так волнуешься, Миша?

- Всё хорошо, Люсенька. Я не волнуюсь, - Демичев подошёл к ней, обнял и поцеловал, - За тебя только беспокоился. А раз ты дома, то всё теперь хорошо.

В сентябре 1921-го года у Лу-Лу родился сын. Роды были тяжёлыми. Мальчик родился слабеньким и болезненным, первые дни даже серьёзно опасались за его жизнь. Но всё-таки всё обошлось. Последнее время все мысли Лу-Лу были заняты ребёнком, и Демичев очень надеялся, что это её отвлечёт.

И она всё-таки забудет Солганского.

И тогда у них начнётся их жизнь, только их семейная жизнь. Где будут только он, его любимая женщина и их ребёнок. И никаких теней и призраков прошлого.

Прошло десять дней, а у ребёнка всё ещё так и не было имени. Михаил хотел назвать его или Владимиром или Николаем. Николаем звали его собственного отца.

Однажды вечером, находясь в хорошем расположении духа, Демичев зашёл в спальню. Лу-Лу сидела на кровати и кормила ребёнка.

- Ой, Миша, - вздрогнула она, - Ты меня напугал.

- Как ты себя чувствуешь, милая? - он подошёл и поцеловал её в плечо, - Как наш мальчик?

- Всё хорошо, Миша, - слегка улыбнулась ему Лу-Лу, - Он уже совсем здоровенький.

- Вот и отлично. Люсенька, я думаю, нам надо подумать об имени, - Демичев сел рядом с женой на кровать, - Как мы его назовём?

- А я уже всё придумала, Миша, - спокойно сказала Лу-Лу.

- Надо же, - удивился Михаил, - И как же?

- Я хочу назвать его Яном, - ответила она.

Демичев поперхнулся, почувствовав нарастающую внутри волну раздражения.

- Люся, это шутка? - напряженно спросил он.

- Отчего же шутка, Миша, - Лу-Лу посмотрела на него в упор, - Вовсе не шутка. Я хочу, чтобы моего сына так звали. Или тебе не нравится это имя?

Демичев встал и отошёл на середину комнаты. Обернулся к ней, но Лу-Лу продолжала всё также невозмутимо кормить ребёнка.

- Люся, а меня ты спросила? - раздраженно спросил он, - Или моё мнение в этом доме теперь вообще ничего не значит? Я хочу, чтобы ребёнка звали Николаем, как и моего отца.

- Нет! - вдруг вскрикнула Лу-Лу, - И я уже так зову его. Я не буду менять ему имя.

Демичев встревожено посмотрел на неё. Ребёнок, испугавшись её крика, громко заплакал.

"Чёрти что происходит", - подумал Демичев, засунув руки в карманы и отходя к окну.

- Я знаю, что у женщин после родов бывают всякие капризы, - сказал он, не оборачиваясь в её сторону, - Но… не до такой же степени...

- Миша! - вдруг опять почти крикнула Лу-Лу, - Позволь мне так его назвать. Позволь... Мне это очень важно.

И она тихо заплакала.

"Опять началось", - подумал Демичев. Он хотел подойти к жене, утешить её. Но вспомнив, из-за чего она плачет, почувствовал внутри только глухое раздражение.

- Ладно, - резко, как подачку бросил он ей, - Только записан он будет, как Иван. И звать сына я буду Иваном. Ян - не русское имя.

А ты - зови, как хочешь.

И не оборачиваясь, он вышел из комнаты.

***

Прошло пол года. Маленький Ванечка подрастал.

Рождение сына всё-таки немного вернуло Лу-Лу к жизни. Демичев сам радовался, когда видел, как она занимается с ребёнком. И как иногда весело смеется. Почти также заразительно, как это было раньше. В те времена, когда она была ещё совсем другой и не знала, что ей придётся пережить.

И в такие моменты Демичев позволял себе немного помечтать. Даже не то, чтобы помечтать, а представить, что время повернулось вспять. Почти на пять лет назад. И что тогда, в декабре 1915-го года Лу-Лу всё-таки согласилась на его предложение. И у них была свадьба, она стала его женой. А потом родился их ребёнок.

"Да, всё было так. Именно так", - часто лгал себе Демичев, - "И не было ничего горького и страшного. А самое главное - не было никакого Солганского. Никогда не было"

И ещё он надеялся, что Лу-Лу всё-таки полюбит его. Полюбит по-настоящему, искренне и страстно. И он станет единственным и главным мужчиной в её жизни.

Но здесь он всегда наталкивался на какой-то невидимый и непреодолимый барьер, который никак не мог разрушить. Его односторонней любви и нежности явно не хватало. Да, Лу-Лу уважала его, чувствовала к нему благодарность, возможно, даже большую симпатию и привязанность. Но она его не любила. И Михаил ощущал это почти каждый раз в моменты их близости. И тогда он с горечью понимал, что она его просто терпит.

"Ну, ничего" - думал Демичев, - "Время лечит всё. И со временем тоже можно полюбить. Главное, что Люся рядом со мной. Люся и наш ребёнок".

***

Было воскресное февральское утро. Демичев проснулся и лежал в постели, глядя на свою любимую женщину. Во сне лицо Лу-Лу было трогательно-беззащитным, красивые волнистые волосы цвета темной меди разметались по подушке.

- Любимая, - прошептал Демичев и нежно поцеловал её в губы.

Её губы ответили на его поцелуй.

- Ян, - прошептала во сне Лу-Лу.

Михаил почувствовал, как к лицу прилила кровь. Сердце сильно забилось в груди. И мгновение он лежал, считая эти глухие удары.

"Боже" - подумал он, - "К кому я ревную?

К мертвецу... Так почему мне от этого так больно?"

- С добрым утром, милая, - сказал он Лу-Лу, обнимая и сильнее целуя её в губы.

Ресницы Лу-Лу дрогнули, её большие зелёные глаза открылись, и она сонно и слегка недоумённо посмотрела на Демичева.

Он обнял её и опять поцеловал. Рука слегка сжала её грудь.

- Нет, Миша, - недовольно прошептала Лу-Лу, отворачиваясь в сторону, - Я не хочу..

И эти слова вдруг показались Демичеву резкими и злыми, как пощёчина.

- А с ним, значит, хочешь? - грубо спросил он, навалившись на Лу-Лу всем телом и не давая ей вырваться.

- С …кем? - прерывисто спросила она.

- С ним. Чье имя ты тут во сне шептала.

С Солганским.

- Отпусти меня, - резко выдохнула Лу-Лу, - Я не хочу!

- Ты моя жена, ясно? - крикнул ей Демичев, - Моя, поняла? И к чёрту Яна! Я твой муж!

Злость поднялась откуда-то из глубины и захлестнула его сознание.

- И ты будешь делать то, что я скажу.

- Миша, перестань! - Лу-Лу стала вырываться, - Мне больно...

Она заплакала. Но Демичев, продолжая целовать её в губы, сильно сжал руками её запястья, чтобы она не могла вырваться.

Но Лу-Лу всё вырывалась, и Михаил ударил её по лицу.

От шума проснулся и заплакал ребёнок, кроватка которого стояла рядом.

Лу-Лу громко плакала, отвернувшись к стене. Плакала горько и безутешно. А Демичев, сидя на краешке кровати, чувствовал себя скотиной.

И не понимал, как такое вообще могло произойти.

Как будто угадав его мысли, Лу-Лу села в кровати, поправляя рукой разорванную ночную рубашку.

- Боже мой, Миша, - всхлипывая, прошептала она, - Ты же не был таким раньше, - Что с тобой стало? Что?

Демичев посмотрел в ее потемневшие заплаканные глаза.

- Прости меня, Люся, - каким-то глухим голосом сказал он, - Прости. Этого больше никогда не повторится.

Лу-Лу отвернулась от него, вытирая руками слёзы.

И Демичев понял, что она ему больше не верит.


<<<Другие произведения автора
(6)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018