Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Каденская Ирина

Прощённым, говорят, дорога в рай /Глава 21. "Рассказ Ниночки"/
Произведение опубликовано в 128 выпуске "Точка ZRения"

- Ваш муж был удивительным человеком, - сказала Ниночка.

Они сидели в гостиной на небольшом диванчике.

Нина рассказывала, а Лу-Лу слушала её, вытирая платком слёзы.

- Даже вспоминать это тяжело, - Нина вздохнула, - Его избивали на каждом допросе, да так, что... Но он держался. И при этом находил в себе силы поддерживать других. Меня вообще оберегал, я это чувствовала. А мне было тогда восемнадцать, совсем ещё девчонка.

И Ян часто вспоминал про Вас. Как-то сказал, что Вы - самая красивая женщина на свете. И что он Вас очень любит.


Лу-Лу встала и отошла к окну.

- Простите меня,- сказала Нина, - Я причиняю Вам боль…

- Ничего, Ниночка, - Лу-Лу вытерла слёзы и вернулась на прежнее место, - Я выдержу. Расскажите мне всё, что Вы помните про Яна. Я должна это знать.

Ниночка немного помолчала, как будто что-то вспоминая. Потом начала по порядку свой горький рассказ. Она рассказала, как впервые увидела Солганского. И как этот, избитый до полусмерти человек, беспокоился, чтобы она заняла место на нарах, чтобы ей не пришлось ночевать на полу.

Ниночка грустно улыбнулась и замолчала.

- Да, - тихо сказала Лу-Лу, - Ян всегда был таким. Очень добрым. Рассказывайте дальше, Нина, прошу Вас.

Она уже справилась со слезами и сидела, комкая в руках тонкий кружевной платочек. Её потемневшие глаза резко выделялись на бледном лице.

- Мы пробыли с ним вместе в камере чуть более двух недель, - продолжила рассказ Ниночка, - Ян рассказал мне, что его обвинили в каком-то заговоре в Петрограде, в котором он не принимал участия. Даже не слышал про него. Просто его имя случайно назвал какой-то человек, с которым он раньше работал. По-моему так. И вот они требовали, чтобы он признался, что участвовал. И что написал какую-то брошюру против власти. Ян всё отрицал.

Лу-Лу молча слушала, прижав платочек к губам.

- Он вёл себя очень сильно, - сказала Ниночка, - Сильный духом человек.

- И я помню, что была Пасха. Потом прошли ещё два дня, а потом...

Ниночка замолчала.

- Его расстреляли? - всё таким же тихим голосом спросила Лу-Лу.

Нина кивнула.

- Да. Но за пару дней перед этим Ян успел сказать мне Ваш адрес, здесь, в Тюмени. Он очень переживал, что обещал Вам написать, но письма до Вас не дошли.

- Да, - ответила Лу-Лу,- писем не было. Я ничего не знала о нём с сентября 1918-го года. С тех пор, как мы расстались.

- Я сразу постаралась запомнить Ваш адрес, - опять грустно улыбнулась Ниночка, - И старалась держать его в памяти все эти шесть лет, пока была в лагере. Так хотелось что-то сделать для Яна, пусть уже и после его смерти.

- Спасибо Вам, Ниночка, - Лу-Лу дотронулась до её руки.

- Знаете, - вдруг сказала Нина, - я ведь была тогда совсем молодая и наивная девчонка. Но к Яну я почувствовала что-то, что дало мне потом силы выжить. Это чувство... Даже не знаю, как это назвать. Что-то настолько светлое…Наверное, это была любовь. И я потом всё время, все эти шесть лет вспоминала его слова. Слова, которые он сказал мне, когда мы прощались.

Что всё будет хорошо. И что когда-нибудь я обязательно выйду на свободу. И вот...всё так и произошло. Я и сейчас вспоминаю его и эти слова. И ещё вот, - Нина вытащила из разреза кофты довольно большой серебряный крестик и показала его Лу-Лу, - Ян не хотел, чтобы он пропал. И он отдал его мне. И сказал, что этот крестик будет меня хранить. Людмила, наверное, Вам он сейчас нужнее.

Она протянула Лу-Лу крестик.

Но после небольшой паузы Лу-Лу опять слегка дотронулась до её руки.

- Ниночка, оставьте себе, милая, - проговорила она - Пусть он и дальше хранит Вас.

- Спасибо Вам! - воскликнула Ниночка, - Спасибо!

В комнате повисло молчание. Лу-Лу сидела, нахмурив брови и сосредоточенно о чём-то думая.

- Послушайте, Нина - вдруг сказала она, - но как же Ян узнал, что я не получала от него писем? Как он мог узнать об этом?

- Это сказал его друг, - ответила Нина, - Ян заезжал к нему перед своим арестом. Вообще, он не хотел мне подробно рассказывать эту историю. Но я была такой любопытной, настояла. И потом, мы как-то очень сблизились с ним за эти две последние недели в камере. И он мне всё-таки всё рассказал.

- Его друг? - переспросила Лу-Лу.

- Да. Эта история меня поразила, я её запомнила до мелочей. Друг выдал его Чрезвычайной комиссии. Яна арестовали у него в доме, он успел переночевать там одну ночь, а на следующий день его забрали.

- Боже мой, - прошептала Лу-Лу. И вдруг её сознание пронзила страшная и жестокая догадка.

Она встала с диванчика и посмотрела на Ниночку.

- А друга звали… Михаил Демичев? - спросила она.

- Михаил, это точно, - кивнула Ниночка, - Да и фамилия... похоже, такая же, - Ниночка нахмурила лоб, вспоминая, - да, точно, Демичев. Ян сказал, что пытался простить его...пытался, но так и не смог.

Лу-Лу почувствовала духоту. Сердце застучало где-то совсем высоко, в горле. Она торопливо расстегнула верхние пуговки на блузке и подошла к открытому окну. Опёрлась рукой на раму.
- Боже, всё это какой-то сон... страшный сон, - прошептала она.

- А Вы...знаете этого Михаила? - осторожно спросила её Ниночка.

Лу-Лу стояла, как в тумане. Сознание отказывалось принимать то, что она слышала всего лишь пару минут назад.

- Как же ты мог, Миша? Как ты мог? - шептала она, как будто Демичев мог сейчас её услышать.

Нина повторила свой вопрос, и Лу-Лу, как будто очнувшись, обернулась к ней.

- Да, Нина, - ответила она, - Я знаю его. Это мой второй муж.

Ниночка охнула и закрыла рот ладонью. Как будто хотела что-то ещё сказать.

- Как же так, - прошептала она.

- Как жаль, Нина, что я не узнала всё это про Михаила раньше, - проговорила Лу-Лу, - безумно... безумно жаль. А сейчас… я уже не могу ничего изменить.

- Простите меня, - как-то виновато произнесла Ниночка, - пожалуйста, простите. Я так хотела Вам написать... но не могла никак. Сначала была в ЧК. А потом все эти шесть лет провела в лагере. Здесь рядом, под Тюменью. Писать оттуда никому не разрешали. Я даже маме в Петроград не могла весточку отправить. Вот, хочу сейчас поехать к ней. И даже не знаю, жива ли она. Она уже совсем старенькая.

- Ниночка, Вы не виноваты.

Лу-Лу тяжело опустилась рядом с ней на диванчик.

- Просто сейчас моя жизнь полностью перевернулась, - каким-то глухим бесцветным голосом сказала она, комкая в руках платок, - Всё...всё изменилось.

И я не знаю, как теперь с этим жить. Как это принять. Принять всё это… невозможно.

Она резко встала и опять отошла к окну, как будто ей не хватало воздуха.

- Нина, а Вы не знаете, где его …

Она с трудом выговаривала слова.

- Где Яна похоронили? - догадалась Ниночка.

- Да.

- Я не знаю, - Где-то в пригороде. Точное место я не знаю. Людей отвозили туда на грузовике и... А потом там же их и хоронили.

Лу-Лу вцепилась в подоконник. Из глаз опять потекли слёзы. А в мозгу яркой вспышкой пульсировала только одна мысль:

"Как теперь с этим жить? Как жить со всем тем, что я сегодня узнала?"

И ответа на этот вопрос у неё не было.

***

Ниночка собиралась уже уходить, но Лу-Лу настояла на том, чтобы девушка поела. Она достала булку, вареные яйца и колбасу, сделала крепкий чай с лимоном.

Ниночка жадно ела, и Лу-Лу вновь с горечью отметила, какая она худенькая, кожа и кости.

- Нина, оставайтесь пока у меня, - предложила Лу-Лу, - Хотя бы переночуете нормально. И вообще, оставайтесь на несколько дней, пока я здесь, в Тюмени. Вам надо набраться сил, милая.

Ниночка внимательно посмотрела на неё, как будто обдумывая её слова. Но потом отрицательно замотала головой.

- Нет-нет, спасибо Вам большое, Люся. Но я не могу. Мне надо скорее добраться до Петрограда. Точнее, до Ленинграда. Так теперь они его называют.

Я ведь так волнуюсь о маме. Жива ли она. Сегодня как раз хочу успеть на дневной поезд. Спасибо Вам огромное за обед.

- Да какой же это обед, - улыбнулась Лу-Лу, - колбаса с булкой, - Не знала, что Вы придёте, ничего не приготовила. Но раз не можете остаться, возьмите хотя бы на дорожку.

Она завернула в кусок бумаги несколько мягких булок и пол палки колбасы.

Ниночка замотала головой, отказываясь, но Лу-Лу решительно положила свёрток в ее котомку. И обняла девушку, почувствовав ее худые острые лопатки.

- Спасибо Вам, Ниночка, - прошептала она, - Спасибо за весточку от Яна.

- Мне так тяжело, что я принесла Вам такую страшную весть! - воскликнула Нина.

- Ничего, - прерывисто вздохнула Лу-Лу, - Вы ни в чём не виноваты. Я должна была узнать это. Ради Яна. Ради его памяти.

На прощание Лу-Лу написала на листке бумаги свой адрес в Вельске и отдала листок Нине.

- Нина, напишите мне, когда доберетесь до Ленинграда, - попросила она, - Обязательно напишите, милая, ладно? Не будем терять связь.

- Хорошо, напишу - кивнула ей Ниночка.

На прощание женщины обнялись ещё раз. Затем девушка взяла свою котомку и посмотрела в глаза Лу-Лу.

Та грустно улыбнулась ей. Нина шагнула за порог. Лу-Лу перекрестила её и закрыла за ней дверь.

С минуту Лу-Лу молча стояла в прихожей. Квартиру окутала тишина. А затем она почувствовала, что сердце опять начинает колотиться где-то в горле. При Ниночке она сдерживалась изо всех сил. Но больше этого делать не получалось. Войдя в гостиную, Лу-Лу бросилась на маленький диванчик и зарыдала.

Внутри была ужасная тяжесть, которую никак не получалась выплакать. А в сознании пойманной бабочкой бился только один вопрос, который Лу-Лу беззвучно повторяла:

- Как мне теперь со всем этим жить?


<<<Другие произведения автора
(3)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017