Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Красочные витрины напомнили причудливые картины. Хотя нет…. Они больше похожи на театральную сцену, где замерли актёры в дорогих костюмах.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Митина Юлия

Книжица (начало)
Произведение опубликовано в 68 выпуске "Точка ZRения"

Похороны профессора Зорина были назначены на 13.00. Катафалк с бренными останками виднейшего специалиста по творчеству Гоголя передвигался по городу с переменным успехом. До крематория оставалось совсем немного, но город, запруженный автомобилями, словно препятствовал завершению земного пути профессора. За катафалком следовал университетский автобус, заполненный коллегами и учениками.

Доцент Башмаков вот уже битый час пытался отвязаться от назойливого аспиранта Степочкина, которого беспокоил вопрос: кто будет теперь руководить его диссертацией?

Не то чтобы юноша был равнодушен к факту смерти профессора Зорина. Отнюдь. Его покрасневший нос и припухшие веки свидетельствовали как раз об обратном. Но потеря потерей, а вопрос научного руководства приобретал статус проблемы номер один.

Доцента Башмакова, в свою очередь, тревожили мысли куда более значительные. Отбиваясь от Степочкина общими фразами вроде «не переживай, все как-нибудь утрясется», доцент пытался сосредоточиться на любопытной догадке, посетившей его накануне. Касалась она следующего.

Как-то раз, после очередной научной конференции он с профессором Зориным засиделся на кафедре. Решили выпить коньячку, поговорить о том, о сем… Бутылкой, которую Зорин извлек из своего портфеля, дело, разумеется, не ограничилось. Пришлось Башмакову сгонять в ближайший супермаркет. Возвращаясь, он молодцевато взбежал по лестнице и, уже подходя к кафедре, замедлил шаг. До его слуха донеслось несколько возмущенных фраз.

- Вашу мать! - грозно кричал Зорин с генеральской интонацией. – Только попробуйте! Ничего вы от меня не получите!

После этого раздался какой-то грохот, очевидно, произведенный ударом кулака по столу. Зорин выбежал из кабинета с мобильным телефоном и, едва не сбив с ног Башмакова, помчался в сторону кафедры истории русской литературы. Подергав дверную ручку, профессор некоторое время потоптался в недоумении и, сообразив, что время позднее, -вернулся назад.

- Чертовщина какая! – с досадой пробормотал он, усаживаясь за стол.

Башмаков событий не торопил. Он аккуратно нарезал лимон кружочками, разложил их на блюдечке, наполнил коньяком пузатые рюмашки и принялся терпеливо ждать…

- Сигарет нет? – тусклым голосом спросил Зорин у некурящего доцента.

- Вам ведь врач запретил… - начал было Башмаков, но увидев выражение профессорского лица, благоразумно умолк.

- Спроси у охранника, - приказал Зорин.

Сбегав на пункт охраны, Башмаков притащил полупустую пачку «Monte Carlo» и спичечный коробок. Профессор Зорин понюхал пачку и прижмурился. Открыв окно, он привычным жестом вытряхнул из пачки сигарету и, оторвав фильтр, с удовольствием закурил.

Доцент изнывал от нетерпения.

Сделав несколько затяжек, Зорин развернулся к нему.

- Твое здоровье, - сказал он и опустошил рюмку.

Башмаков сделал то же самое.

- Ты все слышал? – угрюмо поинтересовался профессор.

- Нет. Точнее, я слышал только то, что вы… что кто-то вас очень… огорчил.

- Хорошее ты слово подобрал… - усмехнулся Зорин. – «Огорчил»… Вот в этом ты весь, Башмаков… Такой мягонький, деликатный… Да этот, как ты говоришь, «кто-то» меня не огорчил, а взбеленил! Профессор снова начал было закипать, но, сдержавшись, потянулся за очередной сигаретой.

- Лучше бы я его сжег… - с досадой пробормотал он.

Башмаков навострил уши. Но Зорин не счел нужным объяснить своих слов. Пауза затягивалась. Доцент поерзал на стуле.

- Простите, профессор, - аккуратно начал он. – Вы не договорили… Вы сказали, что хотели бы что-то «сжечь»…

Чиркнув спичкой, профессор некоторое время любовался на резвый огненный язычок…

- Что вы имели в виду? – не отставал Башмаков.

- Да вот что! - профессор поднес спичку к кафедральному журналу. Края его стали медленно обугливаться на глазах у ошеломленного доцента.

***

- А это что? – Настя указала на небольшую книжицу под стеклом, лежащую в некотором отдалении от остальных. Обложка на ней присутствовала лишь отчасти. «Сочинение господина Гоголя» - с трудом разобрала девушка. Какое именно сочинение таила в себе эта скромная посланница прошлого, оставалось неясным.

Хозяин букинистической лавки перестал вытирать пыль с фолиантов и нехотя слез со стремянки. Некоторое время он внимательно разглядывал Настю, как бы раздумывая: отвечать ли?

- А это, милая девочка, второй том поэмы Гоголя «Мертвые души».

Настя невольно отступила от прилавка.

- То есть как второй?

Хозяин весело прищурил глаза.

- А чему, собственно, вы так удивлены?

- Но ведь он его…

- Он его что? – букинист смотрел на Настю с каким-то вызывающим, даже насмешливым видом.

Девушка засомневалась. Может быть, она, как всегда, что-нибудь напутала? Может, это и не Гоголь вовсе сжег второй том своего главного сочинения, а, скажем… Она даже рассердилась на себя. Да нет же! Гоголь! Ерунда какая-то...

Зазвонил телефон. Хозяин лавки потянулся за трубкой.

- Алло? – сказал он.

По обрывкам фраз Настя поняла, что решается судьба домашней библиотеки какого-то недавно умершего профессора.

- Вы в своем уме?! - гневно урезонивал букинист невидимого собеседника, и оставалось гадать – то ли профессорский потомок запросил слишком высокую цену, то ли продажу столь роскошной библиотеки ничем, кроме безумия, не назовешь.

Разговор с предприимчивым наследником затягивался. Настя вздохнула и прошла к дальнему стеллажу. Чего здесь только не было! Разрозненные томики, научные издания, словари, журналы, подшивки старых газет, брошюрки – потрепанные и не очень. Какой-то книжный Ноев ковчег в бушующем океане времени. В воздухе витал пряный запах старой бумаги. Наверное, именно так пахнет Время, подумала Настя и обернулась.

Букинист все еще беседовал, прикрывая трубку рукой. Теперь он говорил почти шепотом – едва различимым из другого конца помещения.

Тренькнул дверной колокольчик, возвещая о новом посетителе. Звук получился чистый, мелодичный. Скрипнула дверь, и на пороге появился джентльмен в шляпе и черном плаще. Потянуло дождем.

- Все. Потом созвонимся, - букинист бросил трубку и слегка поклонился, приветствуя человека в плаще. - Милости прошу!

Незнакомец церемонно приподнял шляпу и прошел к прилавку, опираясь на импровизированную тросточку-зонт. Насте не терпелось вернуться к прерванному разговору.

- Так сколько стоит эта книга? – обратилась она к букинисту.

Человек в плаще с любопытством оглянулся. Хозяин лавки помолчал и, наконец, снисходительно улыбаясь, проговорил:

- Моя милая девочка! Эта книга бесценна.

- Тогда за сколько вы готовы ее отдать?

- А сколько вы готовы заплатить?

Настя растерялась. Действительно, сколько?

Человек в плаще нерешительно откашлялся:

- Прошу прощения, что вмешиваюсь в разговор… Если не секрет, о какой книге идет речь? - Звук «г» он выговаривал на южно-русский манер.

Девушка нервно теребила перчатки. Ей вдруг во что бы то ни стало захотелось приобрести эту книгу. В конце концов, можно попросить придержать ее хотя бы на несколько дней, а за это время раздобыть нужную сумму денег. Всего лишь дня три-четыре… Нужно только уговорить букиниста!

- И все-таки, о какой книге вы говорите? – напомнил о себе посетитель в черном.

- Об этой, - хозяин лавки ткнул пальцем в стекло.

Незнакомец с любопытством прищурился. Пытаясь разобрать буквы, он наклонялся все ниже и ниже. Настя вздрогнула. Как она сразу этого не заметила! В стекле отразился удлиненный овал лица, близко посаженные глаза, тонкий нос…

Послышались отдаленные раскаты грома, и в окна ударили мощные струи дождя.

Незнакомец выпрямился.

- Я бы хотел посмотреть поближе.

Букинист ловко извлек книжицу и протянул ее покупателю. Человек в плаще пролистал несколько страниц, на одной задержался и вполголоса прочитал: «...Одно обстоятельство чуть было… не произвело переворота в его характере. Случилось что-то похожее на любовь. Но и тут дело кончилось ничем...»

- Я, пожалуй, куплю эту книгу. Сколько? – хрипло спросил он.

Букинист достал из кармана блокнот, быстро черкнул в нем что-то и, сладко улыбаясь, поднес его к глазам собеседника. Человек в черном приподнял брови, недоумевая.

Странное дело, теперь он выглядел совсем иначе, не вызывая никаких ассоциаций. И только поля шляпы отбрасывали на его глаза мрачноватую тень.

(Продолжение следует)


<<<Другие произведения автора
(10)
(1)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017