Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1225
529/260
 
 

   
 
 
 
Русанов Александр

Проза-дайв

Предисловие

Уважаемые читатели, образ героя в рассказе собирательный, все события вымышленные, и все совпадения случайны.

«Вот же гадство, как больно. – Илья сидел у экрана компьютера и читал письма от знакомых и друзей по интернету. – Как он долго отлипает, зараза…»

А началось всё с самого детства. Ещё в садике он отличался от других слишком развитой фантазией. Все его считали вруном, а он не мог иначе. Ему просто было не интересно без создания образов, отличных от окружающей серости. Его сознание ныряло в океан фантазии и видело там красочные картинки счастливой жизни, героических подвигов и романтических приключений. Выныривая, он рассказывал окружающим всё, что видел, и над ним смеялись, иногда даже били, но он не прекращал своего драйва.

Детство его было весьма бедным. Бабушка получала очень маленькую пенсию, и мама, работая лаборанткой, не могла полностью обеспечить семью, которую папа бросил лет пять назад. Денег хватало только на скромную одежду и на ещё более скромное питание.

Первое глубокое погружение он совершил во втором классе. Мечтая попробовать экзотические для него тогда ягоды – виноград, он включал фантазию, и во рту появлялся сладкий вкус этих сочных плодов. С этими фантазиями его и застал звонок с последнего урока, и он не успел вынырнуть.

- Илюха, пошли в футбик поиграем! – услышал он за спиной голос друга. – Ты же на воротах классно стоишь. Мы сегодня с «Б» классом играем.

- Не, Санька, я сегодня домой спешу, – неожиданно для себя сказал он, – мама вчера купила целую сумку винограда, а я его страх как люблю.

- Так угости друзей, не жадничай, – вступил в разговор второй его друг, Лёха. – Мы ради такого случая можем и плюнуть на футбол.

- Это точно, – поддержал его Сашка. – А у тебя какой, белый или чёрный?

Илья немного замялся. Он не то что не пробовал ни разу винограда, но даже видел его только на картинках, а на них он всегда был зелёный. Но фантазия подсказала ответ.

- А я знаю, какой он? Я первый раз его вижу столько. Он просто зелёный и прозрачный, – ответил он.

- Ну, значит белый, – уверенно сказал Лёха. – Мне такой больше нравится. Ну, так как, пошли к тебе?

- Конечно, пошли, – радостно выдал фантазёр. – У меня этого винограда… Между окнами лежит, в холодильник не помещается.

Так Илья первый раз прикоснулся к глубине фантазийного драйва. Он сам верил, что, придя домой, откроет окно и достанет оттуда несколько гроздей винограда, угостив друзей.

Друзья шли, весело болтая, обсуждая вкус различных сортов этой ягоды, а наш выдумщик начал «выныривать». Он постепенно приходил в себя от погружения, и появлялось понимание, чем всё это может грозить, но сказать правду сил и смелости уже не было. Через двадцать минут неспешной прогулки и дружеских разговоров показался его дом. Он уже «вынырнул» окончательно, но как выкрутиться, не представлял, а финиш приближался. Вот они подошли к подъезду, и Илья остановился.

- Мужики, дальше нельзя, бабушка может быть дома, – сказал он. – Я вам лучше вынесу.

- Хорошо, мы тебя подождём здесь, на скамейке.

Понурив голову, парень поднялся на второй этаж и открыл дверь. Что делать, он не представлял. На кухне затарахтел холодильник, но открывать его смысла не было. Кроме куска куры, купленной вчера бабушкой, там ничего не было. «Что же делать? – начал он лихорадочно думать. – Как мне выйти из ситуации? Если сейчас ничего не придумать, то завтра надо мной будет смеяться весь класс, и Сашка с Лёхой больше никогда не будут со мной дружить». На глаза навернулись слёзы, и он сел рядом с окном. Неожиданно в стекло что-то ударило. «Вот чёрт, я же сказал, что виноград хранится между оконных рам, а там ничего нет, и это видно с улицы». От стыда он залез под кухонный стол и сжался в комок. В это время холодильник, рыкнув последний раз, покачнулся и выключился.

«А вдруг?» - подумал Илья и на четвереньках подполз к чудо-технике. Потянув на себя ручку и открыв дверцу, он замер. На средней полке, в небольшой, но глубокой тарелке, лежала такая желанная и такая красивая гроздь винограда. «Мама, Мамочка, Мамуля, как же я тебя обожаю!» – закричал он во всё горло и, схватив посуду с ягодами, выскочил из квартиры. В тот день он так и не узнал вкуса этих плодов, отдав всё друзьям и сказав, что больше вынести не дали, но это была не сильно большая плата за счастье драйва.


Второй раз он «нырнул» в пятнадцать лет. Просто «плавать» получалось уже хорошо. Свои фантазии Илья держал при себе и, погружаясь в них, всегда успевал выскочить в реальный мир при приближении сверстников. Но тут… Он влюбился. Дамой его сердца стала Ксюша, довольно тихая девушка из параллельного класса, вполне симпатичная, но не подпускающая к себе парней ближе чем на вытянутую руку. Её пытались зажимать в раздевалке парни, но получали такой яростный отпор, что исцарапанные, оставляли эту затею. Уж не знаю, что привлекло её в Илье, но с ним она сдружилась. Они часто шли вдвоём домой после школы, часто просто болтали на переменах, и даже один раз она его поцеловала, когда он отогнал от неё рычащего бродячего пса. Наверно, это и толкнуло его в глубину. В этот день уроков было мало, и на последнем он окунулся в свою фантазию и не заметил, как прозвенел звонок. Друзья вытолкали его на улицу, и шумная компания отправилась на стадион.

- Илюха, расскажи лучше, как тебе удалось заарканить эту недотрогу? – засмеялся Алексей. – Она же никого к себе не подпускает, кроме тебя.

- А чего тут рассказывать? – ответил фантазёр, находясь ещё в глубине. – Просто влюблена она в меня.

И тут его понесло. Красочные картинки, возникающие в его сознании, выплеснулись наружу, а друзья слушали, раскрыв рот. Перед ними проплыли сценки французских поцелуев, потом Ксюха разделась и продемонстрировала все свои прелести, и дальше в том же духе. Эротический рассказ длился больше получаса. Слушателей собралось человек десять, и все стояли, пуская слюни. Вдруг лица парней вытянулись, и через секунду Илья почувствовал, что его сзади взяли крепко за волосы.

- Ну и подонок же ты, – произнесла Ксения и, сжав руку, в которой была приличная прядь волос фантазёра, прорычала: – Я тебе, скотине, сейчас скальп сниму, если не скажешь всем правду.

От боли у нашего героя из глаз брызнули слёзы. Нет, не от боли физической, а от боли выныривания. Он невнятно промычал, что всё наврал, и встал со скамьи, на которой сидел, даже не почувствовав, что Ксюша разжала пальцы, только когда он развернулся всем телом, вывернув ей кисть. Домой Илья шёл один, а в ушах ещё стоял смех сверстников. Так он потерял первую любовь и половину друзей.

 

После этого случая Илья стал погружаться только тогда, когда был наедине со своими мыслями и никто не мог ему помешать. Эти погружения были частью его жизни, в них он жил, как Бог, совершал героические поступки, путешествовал по миру и имел громадный успех у женщин. В реальном мире он жил обычной жизнью, учился в институте, затем работал в обычной конторе. Его ценили за нестандартный подход к решению многих проблем, женщины строили ему глазки, пытаясь разбудить чувства, но дома он опять проваливался в драйв фантазии, и окружающее его интересовало мало.

Семьёй Илья обзавёлся уже лет в тридцать, и рождение дочери подарило ему неожиданную возможность окунаться не одному. Вечерние сказки очень нравились ребёнку, а жена была счастлива от такого единения отца с дочкой.

Но… Дети имеют противное свойство взрослеть. И вот, когда его кровинка стала редко бывать дома, а потом и вовсе выскочила замуж, Илья сник. Его фантазии опять никому не были нужны, а рутина жизни была невыносима.

 

Решение пришло неожиданно. Уехав к мужу, дочка оставила свой компьютер отцу, и он решил его освоить. Так Илья начал писать. Первый рассказ получился достаточно корявым и неумелым. В нём повествовалось о реальных событиях, произошедших десять лет назад. Попытки править рассказ вызывали у начинающего прозаика отвращение, и проба пера была забыта.

На следующий день, придя с работы, он привычно нырнул в фантазии, и рука сама включила комп. И вот тут случилось неожиданное. В комнате рядом с ним появилась незнакомая женщина весьма привлекательной наружности, а в руках у неё был небольшой свёрток.

- А ты кто? – только и смог вымолвить наш герой.

- Да как тебе сказать, – ответила женщина. – Меня называют в разных странах по-разному. Но у вас в основном либо Муза, либо Вдохновение, но на самом деле меня зовут Надежда.

- Так ты пришла, потому что я начал пробовать писать? – Понимание начало появляться на лице будущего автора. – И ты хочешь подкинуть мне сюжет для рассказа?

- Я? Подкинуть тебе? – засмеялась Надя. – Да твоей фантазии хватит на десяток прозаиков. Твои погружения настолько глубоки, что их надо только записать, и твои произведения будут нарасхват. Я пришла для другого. Ты хочешь попытаться перенести свои фантазии в прозу, и я могу тебе в этом помочь. Всем авторам, которые умеют погружаться, я дарю костюм для дайвинга. В нём ты сможешь нырять намного глубже, и твои фантазии будут намного правдоподобнее. Надев его, тебе будет легче превращать в слова свои переживания на глубине, и твои произведения будут красочными и достоверными. Но есть одно «НО». Закончив работу над произведением, обязательно надо снять этот комбинезон (с этими словами она разложила свёрток на диване, в нём оказался тончайший комбинированный костюм) и погружать его в этот сосуд (на подоконнике появилась прозрачная ёмкость с жидкостью, заполненная на две трети). Если этого не сделать, то ткань начнёт уменьшаться и прирастать к телу. Да, забыла сказать, его надо надевать только на голое тело. И очень прошу, надев это, не мечтай о славе и величии. Это уже начинает становиться болезнью прозаиков. Они уходят в драйв, но их фантазия работает вхолостую, питая только манию величия. Костюм становится второй кожей, и они про него забывают, считая себя гениальными, но остаются всего лишь, сумасшедшими, зазнавшимися бездарями.

- Хорошо, Надежда, – сказал опешивший Илья уже начавшей таять женщине. – Я постараюсь следовать твоим советам.

- Но помни, – выдала последнее напутствие Муза, становясь уже почти прозрачной, – я могу прийти к тебе, только если ты будешь без костюма. – И она исчезла.

 

Раздевшись, наш фантазёр облачился в чудо-обновку. Почти неощутимая ткань прилегала к телу, как кожа, и только молния на груди, застёгивающаяся до самой шеи, выдавала наличие призрачной одежды. Накинув сверху рубашку, Илья сел за компьютер. И клавиатура завыла.

Через час, поставив последнюю точку, автор встал из-за компьютера и, вспомнив совет Нади, снял комбинезон. Это далось легко. Молния расстегнулась, только он об этом подумал, и ткань сползла к ногам. Он аккуратно сложил напоминающую кожу одежду и опустил её в сосуд на подоконнике, закрыв его крышкой. Прозрачная ёмкость тут же стала невидимой. Илья удивлённо потрогал рукой пустоту. Банка была на месте, рука её ощущала, но посторонние и он сам видеть её не могли. Он снял крышку, и сосуд опять стал видим, и из него уже торчал кусочек ткани.

- Ага, с этим всё понятно, – сказал он вслух. – Никто, кроме меня, его взять не сможет, хотя жена иногда протирает подоконник в моей комнате. Надо это спрятать понадёжнее.

Место нашлось в книжном шкафу, во втором ряду книг. Со стороны было совершенно незаметно пустое место за двенадцатью томами детской энциклопедии. Илья удовлетворённо хмыкнул и опять сел за компьютер. Подключив интернет, зарегистрировался на первом же литературном сайте и разместил там свой рассказ.

 

Через пару дней начинающий прозаик уже купался в хвалебных комментариях и восторженных сообщениях в личку. Число друзей на сайте начало стремительно расти, и рейтинг пополз вверх. Второй рассказ вызвал ещё больше эмоций у читателей, а третий принёс первую поклонницу.

Наконец-то фантазия Ильи нашла выход, и он засел за творчество. Написав четвёртый рассказ, он решил сначала прочитать его. Не снимая костюма, погрузился в чтение и… нырнул. Тема последнего рассказа так ему понравилась, что он решил написать серию, а может, и повесть. И клавиатура опять завыла.

Илья творил, перенося на бумагу все свои видения в глубине. Часто забывал поесть, прибегая с работы и падая за компьютер. Он писал и писал, и у него рождались шедевры. Их читали взахлёб на многих сайтах, его любили, ему завидовали, его уважали, с его мнением считались…

Но… он забыл, что надо снимать костюм, а тот уже стал его второй кожей. Творя и переживая жизнь своего литературного героя, Илья уже не мог оставаться собой в реальной жизни. Когда ему приходилось заниматься обыденными делами, всё ему казалось серым и холодным. Для новых друзей он уже был героем, романтиком и рубахой-парнем, как и герой его произведений, и это приносило счастье.

Так продолжалось год. За это время родилось с полсотни рассказов и несколько повестей, собравших в интернете десятки тысяч читателей. Количество друзей и поклонников уже зашкаливало, и… костюм начал сжиматься.

Первые признаки этого появились пару месяцев назад. Стало труднее двигаться и сложнее погружаться в фантазии. Затем костюм сжал грудь, и сделать полный вдох стало невозможно, а ещё через месяц уже любое движение приносило боль, и ткань начала врезаться в тело. «Да, Муза не зря предупреждала, что её подарок надо иногда снимать, – вспомнил он напутствия давней посетительницы, – пора выныривать». Но попытка расстегнуть молнию принесла взрыв боли. Сквозь звенья проступила кожа, и в некоторых местах уже сочилась кровь.

- О, Господи, как же его расстегнуть? – взмолился Илья. – Он же меня скоро раздавит.

Вдруг в комнате появился прозрачный силуэт Нади.

- Ох, и баран же ты, – грустно сказала она. – Я же тебя предупреждала. Я вообще не имею права приходить к тебе, пока ты одет в это. – Она указала пальцем на молнию. – Но твой талант слишком уникален, чтобы я тебя бросила. Слушай и запоминай, что я скажу. Больше, пока ты не снимешь мой подарок, я прийти не смогу. Замок на молнии начнёт двигаться только тогда, когда первый человек узнает о тебе правду. Тебе будет больно, но каждое звено этой застёжки - это правда одному человеку. Чем быстрее ты расскажешь новым друзьям и знакомым всю истину о себе, тем быстрее расстегнётся застёжка. Но и тогда ты будешь отрывать с огромной болью ткань от тела. Она уже приросла. Но, только сняв костюм, ты сможешь опять нормально вздохнуть. А костюм, побыв в сосуде с жидкостью, опять будет послушен тебе, и ты сможешь творить. Тебе опять будут доступны любые темы, и новые шедевры вернут потерянных на время читателей.

После этих слов Надежда исчезла.

Илья сел за компьютер и написал первое письмо. В нём он рассказал своему Другу всю правду. Когда текст был набран, палец лёг на кнопку «отправить». Это действие далось нелегко. Несколько минут Илья колебался, но нашёл в себе силы и сделал первый шаг. Ответ пришёл через пару минут: «Я догадывался, не парься, жду новых рассказов». Замок молнии, причинив взрыв боли, опустился на одно звено. Вздоха облегчения не получилось, но накатила волна радости - хоть один человек его понял. Дальше пошло проще. Он просто написал один текст и начал его копировать всем знакомым, рассылая письма. Затем зашёл на сайт, где был принят лучше всего, и написал там, в форуме, всю правду о себе. Провернув всё это, он сел и начал ждать.

Письма начали приходить, сначала по одному, потом по два, а потом компьютер просто начал выдавать трель. Открывая их, автор испытывал боль, но она уже была привычной, а замок пополз вниз. Несколько часов физической и моральной пытки - и ткань костюма начала отделяться от тела. Это принесло новые мучения, но дышать становилось легче, и с души начал сваливаться груз.

«Ты там жив ещё?» – прочитал он новое письмо. Оно было от Друга. – Держись. Будут бить, я с тобой». Костюм упал к ногам. «Спасибо», – только и смог он ответить.

Упав на кровать, Илья заснул, и ему снились новые погружения, новые фантазии. Но с ним рядом был тот, кто смог его понять и поддержать. А потом к ним присоединились другие, кто любил его талант, кому было радостно от его фантазий и кто теперь никогда не оставит его одного.

P.S. Проза - это дайвинг. Сумасшедший дайвинг фантазии. И главное, не сойти с ума, погружаясь в него, не потерять себя в бесконечной череде выдуманных героев, иначе прозаику конец.


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019