Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Если грохнусь в море с поднебесья?..
Если кожей жар пустынь узнаю?..
Всё же, умертвляющее «если»
лучше, чем припарка торфяная.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Купить с доставкой в Мытищи гранитный щебень фракции 5-20 в самосвале. | На http://www.krasnoyarsk.trans-les.ru/ вы можете купить недорого автомобили для ТБО в Красноярске.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 786
529/259
 
 

   
 
 
 
Логинов Василий

Хороший доктор А.П. Чехов
Произведение опубликовано в 68 выпуске "Точка ZRения"

Во время учебы в МГУ А.П. Чехов имел возможность слушать лекции и общаться с одним из талантливейших русских врачей 19-го века, профессором Г.А. Захарьиным. Григорий Антонович долгое время страдал от воспаления седалищного нерва, приходил на лекции в валенках и с суковатой палкой, и отличался несносным, вспыльчивым характером. Вместе с тем, многими окружающими признавалось, что врачом доктор Захарьин был экстра-класса.

С большинством студентов у Григория Антоновича не сложились взаимоотношения, однако Антон Павлович был среди тех, кто воспринял его уроки и лекции положительно. В 1889 году Чехов пишет : «Захарьина я уподобляю Толстому – по таланту». Почему же Чехов так высоко оценивал медицинский талант профессора Захарьина?

Профессор Захарьин своим талантом врача поддерживал направление в медицине, суть которого заключалось в тщательном изучении больного. По Захарьину врач должен был путем всестороннего досконального опроса больного выявить отклонения в жизнедеятельности организма. Часами Григорий Антонович, профессор университета, заведующий университетской клиникой, мог беседовать с пациентом, а потом кратко и емко дать исчерпывающий диагноз. И никогда не ошибался. Школа Захарьина опиралась, прежде всего, на наблюдение и расспрос, возведенные на высоту искусства. Особое внимание Григорий Антонович уделял истории болезни пациента. Во многом метод Захарьина, мне кажется, повлиял и на рассказы А.П. Чехова.

Кстати, сохранилась история болезни, написанная Антоном Павловичем, которая сейчас хранится в музее Московской медицинской академии им И.М. Сеченова. По этой истории болезни очень хорошо видно, что Чехов глубоко усвоил уроки профессора Захарьина. Возможно, что во время одной из лекций Антону Павловичу удалось услышать и клинический разбор повести Л.Н. Толстого «Смерть Ивана Ильича». Как свидетельствуют современники, во время той давней лекции профессор Захарьин обратил внимание студентов на соответствие симптомов, описанных в повести, явлению интерференции болевых ощущений. Интересно, что в профессиональной медицинской периодике явление интерференции было описано значительно позже написания повести.

В архивах сохранилось прошение А.П. Чехова от 18 июня 1884 года на имя ректора Московского Императорского Университета о выдаче удостоверения в том, что «он удостоен звания лекаря и уездного врача». Удостоверение Антон Павлович просит выслать в г. Воскресенск (нынешняя Истра), Московской губернии. В воскресенском периоде жизни А.П. Чехова есть две недели, когда он заведовал Звенигородской больницей, заменяя уехавшего по необходимости знакомого. Возможно, что в этот период он впервые знакомится не с «сухой», лекционной медициной, как в университете, а набирается реального опыта практикующего уездного врача. Он ездит на судебные вскрытия, ведет прием пациентов, наблюдает за бытом в палатах, непосредственно знакомится с работой фельдшеров. Примерно в это время Чехов пишет: «Случается, летом провожу судебно-медицинские вскрытия», «пришли больные, баба с глазом», и даже «пришлось вскрывать скоропостижно издохшую корову. Хотя я не ветеринар, а врач, все-таки за неимением специалистов приходится иногда браться и за ветеринарию». И, быть может, многие прообразы и сюжетные линии для будущих произведений были взяты из впечатлений доктора Чехова в Воскресенском и Звенигородском уездах? Звенигородская больница и сейчас носит имя А.П. Чехова, и, по легенде, на ее территории до сих пор растут липы, посаженные А.П. Чеховым…

После окончания университета Чехова не оставляют мысли получить докторскую степень по медицине и он начинает работу по сбору данных, так появляется работа «Врачебное дело в России», датируемая 1884-85 гг. Это исследование носит скорее историко-медицинский характер, чем клинический. В нем, например, разбирается вопрос о том, был ли Дмитрий самозванцем? Чехов утверждает на основе сведений о наличии падучей болезни у царевича, что был, поскольку: а) при падучей болезни юный царевич действительно мог себя нечаянно зарезать; б) падучая проявляется и в зрелом возрасте, а у взрослого самозванца такой болезни не отмечалось. Вообще, «Врачебное дело в России» готовый, обширный и почти не проанализированный материал для преподавания истории медицины в России.

Как известно, в 1890 году Чехов совершает поездку на Сахалин. «По пути я практикую» - вот, на мой взгляд, ключевая точка в формировании Чехова как врача. Недаром он пытался представить свою книгу «Остров Сахалин» в качестве своей докторской диссертации. К сожалению, и эта попытка оказалась неудачной. Чехову говорят, что материал хороший, очень хороший, богато иллюстрированный, но не совсем научный, а, скорее, художественный.

А.П. Чехов был высококлассным специалистом по диагностике. Сказалась и учеба в университете и богатая практика, в частности, и во время поездки на Сахалин. По возвращении с Сахалина вскоре Чехов покупает поместье в Мелихове и в марте 1892 года переезжает туда. Осенью того же года в Серпуховском уезде случилась эпидемия холеры. Чехов становится участковым врачом в нашем сегодняшнем понимании. Его участок включает 25 деревень. «...Я так насобачился лечить поносы, рвоты и всякие холерины, что даже сам прихожу в восторг: утром начну, а к вечеру уж готово - больной жрать просит» - так оценивает сам Чехов свою врачебную деятельность в этот период.

В понимании и Чехова, и его учителя Захарьина медицина состоит из диагностики и лечения. И, если рассматривать диагностику изолировано, то получается, что Чехов совершенно изумительный доктор. О своем рассказе «Именины» он пишет: «Право, недурно быть врачом и понимать то, о чем пишешь. Дамы говорят, что роды описаны верно». Только хороший диагност, диагност, уверенный в своем выборе, мог так написать.

Что же касается второго этапа, лечения, то сейчас еще рано делать выводы о том, каким лечащим врачом был Чехов. Это связано, прежде всего, с тем, что до сих пор не проанализированы те назначения и рецепты, которые выписывал Антон Павлович Чехов. В его записных книжках — множество рецептов. Частично он выписывал лекарства себе, частично своим знакомым, родственникам и т.д. Пока, видимо, филологи до этого раздела чеховедения не добрались, с другой стороны, такое исследование не является их профилем. Здесь надо быть профессионалом в медицине. А фармацевтам просто некогда, своих дел хватает.

Кроме этих, серьезных рецептов, у Чехова есть, конечно же, и шутливые врачебные советы. Иначе Чехов, не был бы тем Чеховым, которого мы знаем. Например, головокружение может быть прекращено следующим образом: возьмите две веревки и привяжите правое ухо к одной стене, а левое к другой, противоположной, вследствие чего ваша голова «будет лишена возможности кружится». Этот и другие ироничные врачебные советы были опубликованы в 1885 г. в журнале «Будильник» за подписью «Врач без пациентов».

Конечно, много написано о психологизме Чехова. Так уж исторически сложилось, что психологи, психиатры почему-то к нему начали особо приглядываться с самого начала. И значительно меньше информации о Чехове, как знатоке внутренних болезней. А, на мой взгляд, он в большей степени интересен как диагност, распознаватель телесных болезней. Ведь профессор Захарьин научил его наблюдению пациентов, привил навыки лаконичного и четкого написания истории болезни соматических больных, а Чехов использовал эти знания в немного другой сфере творчества, сфере литературы. Именно захарьинская медицина открыла Чехову возможность давать полную психологическую характеристику своим героям всего лишь в нескольких словах. И, может быть, следствием того, что профессору Захарьину удалось привить молодому Чехову своеобразный взгляд на медицинское дело, явилось появление статьи «От какой болезни умер Ирод?» (газета «Новое время», декабрь 1892 года). Это удивительная работа А.П. Чехова! Ведь, если незаконченная диссертация «Врачебное дело в России» действительно представляет собой подобранные по эволюционно-историческому принципу представления о врачевании из летописей, фольклора и чужих сочинений, то в случае царя Ирода речь скорее идет о некой медицинской истории или даже загадке, первоначально зафиксированной в трудах историка Иосифа Флавия, однако информацию о которой Чехов использовал в переложении других авторов.

К сожалению, в реальной жизни не всегда срабатывает поговорка «врачу, исцелися сам». Многие врачи, зная все о своей болезни, все равно уходили из этой жизни. Пирогов, Боткин, да и Захарьин, неоднократно упоминавшийся мной, почти всю жизнь страдал от нестерпимых болей. А Чехов? Быть может, потому что он был больше диагностом, чем лечащим врачом? Кто знает… Кроме того, не было в то время лекарств. Это сейчас при лечении туберкулеза эффективно используются антибиотики, которые были открыты лишь в середине ХХ века.

Кстати, Чехов поставил неточный диагноз и царю Ироду, когда взялся для заработка (долги после покупки Мелихова) написать статью о нем в «Новое время». Но это не ошибка Чехова!

Дело в том, что Чехов в этой работе выступает как первый, кто применил принципы современного телемедицинского консультирования на практике. Только в современном мире телемедицина применяется для диагностики, когда врач и пациент разделены пространством, а Чехов и царь Ирод были разделены временем. Это не «телемедицина», а, скорее, «темперомедицина». Чехов в этой отточенной и логичной заметке делает, на мой взгляд, весьма удачную попытку дать свой диагноз историческому персонажу, умершему в муках от неизвестной болезни. Диагноз Чехова – фагедоническая или аденская язва, то есть сифилис, вернее, его южное клиническое течение в современном понимании. Чехов-историк ставит сложную задачу, а Чехов-врач почти решает ее, используя в решении именно диагностический подход, школу Захарьина.

Но диагноз Чехова в последнее время был пересмотрен, поскольку симптоматика болезни царя Ирода больше сходна с проявлениями лейшманиоза. Чехов-диагност не мог знать о лейшманиозе, возбудитель которого был открыт уже после смерти писателя. Он, оставаясь верным своему диагностическому искусству, ориентировался только на клиническую картину заболевания Ирода, а она действительно сходна для лейшманиоза и южного сифилиса.

Врачи в пьесах А.П. Чехова часто пытаются отвязаться от тех героев, которые пытаются стать пациентами или советуют принять от сильных болей валерьяновых капель, не пытаясь вникнуть в историю болезни. Когда больной жалуется, а врач ему говорит: «Вы хотите, чтобы у вас все было хорошо в 60 лет!». Это мог написать только очень опытный врач, прекрасно знавший, что у доктора, который много и часто занимается пациентами, как бы нарастает определенная корка восприятия. Обыденное сознание берет свое, когда у врача очень много пациентов. Глаз «замыливается», а медицина становится ремеслом.

Что такое «хороший врач»? Тот, кто написал выдающиеся трактаты по медицине? Или тот, кто вылечил много больных? Или тот, кто остался в памяти людей? Давайте по этим критериям разберем Антона Павловича Чехова. Написал ли он медицинские трактаты? Нет, чисто научных, медицинских не написал, именно поэтому люди стремятся проанализировать его литературное творчество с точки зрения медицины. Вылечил ли он многих людей? Очевидно, многим скорее помог, чем вылечил. И последний критерий, остался ли в памяти? Да, Чехов остался в памяти.

Для меня очень важно, что Чехов, как настоящий диагност, действительно немногословен: в двух, трех словах схватывает суть человека. И в методах лечения по пьесам, и в сценической жизни все выглядит старомодно, старорежимно. Но в том, как он схватывает суть человека, - действительно невероятный талант диагностики.


<<<Другие произведения автора
(3)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019