Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Рации купить в интернет магазине рации www.qrz.ru/classifieds/category/hamradio/vhf.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 280
529/259
 
 

   
 
 
 
Линс Светлана

Интервью с Карина Кокрэлл, сделанное в рамках проекта «Энциклопедия эмигранта» журнала «В загранке» (в 2-х частях)

Часть 1-я

Карина Кокрэлл, урожденная Алвандян — филолог, педагог, журналист, писатель. Живет  уже более 20 лет в Великобритании, куда переехала с дочерью Нонной из России.

Вопрос: Карина, расскажите немного о себе,  откуда Вы родом, каковы Ваши корни?

Карина Кокрэлл: Родилась я в Воронеже, в средней полосе России, школьные годы прошли в Грузии (прекрасном городе Батуми на берегу Черного моря, в котором не бывала уже более двадцати лет), жила также в горах Армении, недалеко от озера Севан, далее опять — Воронеж, потом — в Лондоне. Сейчас  — на самой южной оконечности Англии, на побережье Ла Манша. Мама у меня — русская, папа – армянин, воспитана я на русском языке и культуре. Так что, могу сказать о себе словами моей любимой Нины Берберовой, что по мне проходит тот шов, которым спаяны несколько языков и культур. С этим жить бывает непросто, но сейчас я понимаю, какое это необыкновенное везение, подаренное мне судьбой.

Вопрос: А как Вы оказались в Британии, что или кто явилось причиной эмиграции?

Карина Кокрэлл:  Мы встретились с будущим мужем в Лондоне, куда я приехала по его приглашению после года нашего интереснейшего «романа в письмах». Для этой переписки мне пришлось усиленно заниматься английским. Это было безумно интересно – постепенно узнавать человека, воспитанного в совсем другой стране, на совсем другой культуре и поражаться, как много у нас общего в восприятии многих вещей , в мировоззрении.

Когда, наконец,  я увидела его, немного смешного и трогательного, в аэропорту Хитроу с плюшевым мишкой в руках – подарок для моей шестилетней тогда дочки, я поняла – он моя жизнь.  Думаю так и до сих пор, двадцать лет спустя, за которые вместе пришлось пережить самые различные трудности. Но было взаимоуважение и любовь. Это помогло все преодолеть – сложности адаптации, моей и дочки, болезни, финансовые проблемы. Вскоре у нас родилась дочь Арабэлла. И мы зажили все вчетвером.

Вопрос: А какие именно сложности адаптации в новой стране у Вас возникли, Карина?

Карина Кокрэлл:  Адаптация давалась мне непросто:английский мой был приличен, но, все же, недостаточен для научной работы в Англии. Недостаточен, чтобы занять тот же статус, какой был у меня в России. Там я занималась наукой: писала диссертацию по философии этики, мечтала о преподавательской работе в вузе. А в эмиграции мой диплом (с отличием) не признавался. Потерю статуса и востребованности как специалиста я очень сильно переживала.

Пришлось продавать рекламу в издательствах в Лондоне, работать переводчиком, преподавать русский. За детьми смотрела няня. Муж тоже готовился к экзаменам на высший уровень в своей профессии, он - дипломированный бухгалтер и финансист. Годы ушли у меня на то, чтобы сдать экзамены на эксперта по информатике и закончить аспирантуру университета Гринвича по педагогике.

Так я получила востребованную, достойно оплачиваемую профессию, лямку которой тянула десять лет: я преподавала в колледже для старшеклассников. Работала добросовестно, набиралась опыта, росла зарплата. Но, с каждым годом, работа нравилась все меньше. Хотелось заняться творчеством.

Хотя, об очень многих коллегах, студентах и классах, до сих пор, вспоминаю очень тепло, и, до сих пор, меня приглашают на встречи  мои бывшие коллеги!

* * *

Творческий путь Карины показался мне настолько необычным, насколько и закономерным. С одной стороны, эмиграция гуманитария почти всегда связана со сменой профессии и сферы деятельности. Моя личная статистика указывает на то, что подавляющее большинство гуманитариев «перековывает орала на мечи», в основном, в области программирования и информатики. Многие так и коротают остаток трудовой жизни, тихо ненавидя ту профессиональную стезю, которую обрели в эмиграции. Не обошла, как мы  узнали из этого интервью, «чаша сия» и Карину.

Но, если в человеке развита творческая жилка (именно развита, потому что она заложена природой в каждом из нас, без исключения!), он подсознательно ищет сферу своей творческой реализации. И, найдя ее, обнаруживает такую силу духа и мощь энергии созидания, которые ломают все преграды, мешающие воплощению задуманного, включая и ограничения в виде собственно эмиграционных обстоятельств.

Вторая часть нашего интервью с Кариной Кокрэлл посвящена теме ее личностной самоактуализации. Ответы писательницы, работающей в жанре исторической прозы,  позволят Вам, мой читатель, познакомиться не только с ее произведениями, а также и с особенностями творческого становления Карины.

Часть 2-я

Вопрос: Карина, как у Вас проявилась потребность к писательству, насколько на ее формирование повлияла жизнь в эмиграции?

Карина Кокрэлл: Особый интерес к истории я чувствовала всегда. Но в эмиграции он вернулся с особенной силой. Началось все так. Одиннадцать лет назад возникли проблемы в моих отношениях с дочкой-тинейджером. Я привезла ее в Англию в шестилетнем возрасте, но она как-то чувствовала себя в школе чужачкой. В 14 лет ситуация стала очень тяжелой: она так отчаянно и неудачно старалась слиться со средой, что стала считать меня виновницей своей «иностранности».

В общем, дома стало почти невыносимо, много было конфликтов и горьких слов, но я была полна решимости достучаться до ее сердца, вернуть наши хорошие отношения. И я заметила, что каждый день дочка смотрит фильм Ридли Скотта «Гладиатор». Я предложила посмотреть его вместе. Это было первое, что мы делали вместе за очень долгое время. Потом мы просто говорили о фильме и у меня родилась идея нашей поездки в Рим.

Древний Рим и стал тем «мостиком», который в итоге вернул дочку ко мне. Мы поехали в Рим, в Колизей, в Остию. Исходили все музеи древности. К тому времени, я знала уже о семье императора Августа больше, чем о своей собственной. Я, до сих пор, воспринимаю виллу императора Адриана и Колизей как что-то родное и близкое. Это было чудесное время, и дочка ко мне «вернулась».  Кстати, сейчас у нее прекрасная семья, и она сама стала мамой.

И потом я не просто читала все, что, так или иначе, относилось к древней истории и Средневековью. Я всем этим просто жила. Уже всей семьей мы проводили отпуск в Помпеях, Геркулануме, на Крите.

Вопрос: То есть, получается, интерес к истории и писательский дар Вы открыли в себе, помогая дочери преодолеть трудности адаптации в новой, чужеродной обстановке?

Карина Кокрэлл: Да, с проблем воспитания и налаживания отношений с моей дочкой, обострившихся эмиграцией, вернулся мой давнишний огромный интерес к античности и истории, вообще. Эфес, дворец Минотавра Кноссос на Крите, потрясающие храмы Агридженто на Сицилии. У меня было полное ощущение, что мне знакомо это время, так же как и то, в котором я живу. Вот так странно и лично началась у меня эта страсть.

Вопрос: И каковы были первые результаты Вашего нового увлечения, в чем они были воплощены?

Карина Кокрэлл: Во время длинного учительского отпуска я часто и на продолжительные периоды ездила в Венецию. Этот город «держал» меня собой долгое время. Мне очень нравится его эстетика, его атмосфера — его то веселое, то шумное,то пронзительно грустное «умирание». Мы снимали там всегда одну и ту же квартиру в древнем районе Санта Кроче, где я и написала небольшую книгу «Легенды Венеции» — поэму этому городу и его истории. Московское издательство «Октопус» предложило мне ее публикацию, и был уже готов макет. Но из-за финансовых трудностей редакции, проект пока ждет своей реализации.

Одновременно я приняла участие в конкурсе на лучшую статью в газете «Лондонский курьер», и мне предложили писать для этой газеты регулярно. Потом мой стиль понравился и другим русским газетам и журналам Лондона, и я стала все больше и больше писать.

Вопрос: А как возник проект «Легенды мировой истории»?

Карина Кокрэлл: Я отправила начало своей рукописи «Легенды Британии» в петербургское издательство «Астрель», ни на что особенно не рассчитывая. К моему радостному изумлению, рукопись понравилась главному редактору Александру Прокоповичу и ведущему редактору Виктории Пименовой-Шервуд. Но  они мне сказали, что тема британской истории не подойдет, предложив в такой же манере и стиле написать книгу «Легенды мировой истории».

Это было время напряженнейшей и увлекательнейшей работы. Главу «Елена» я начала писать на Кипре, дописывала — в Венеции. Главу «Испанская Легенда» — в Гранаде, в доме на холме Сакрамонте, в окне которого по другую сторону долины плыл в июньском мареве мавританский дворец Альгамбра. Я поняла, что шла к этому всю жизнь, что ничего в моей жизни, каким бы оно не относящимся к писательству и случайным ни было, на самом деле, вело меня медленно, но верно к моим «легендам».

Вопрос: А как к этому всепоглощающему интересу к истории отнесся Ваш муж? Он вместе с Вами путешествовал по местам, связанным с эпохой Античности?

Карина Кокрэлл: К счастью, мой муж полностью разделил мое увлечение и стойко переносил жару, развалины и тащился километры из-за единой фрески, которую мне хотелось увидеть или мозаичного пола, до которого мне мечталось дотронуться.

Поддержка мужа проявилась и в том, что ради исследований я оставила очень хорошую (с общепринятой точки зрения) и прилично оплачиваемую работу преподавателя информатики в колледже для старшеклассников, чтобы полностью уйти в работу над своими книгами.

Вопрос: Несмотря на то, что вы определяете жанр Вашей книги как историческая проза, ее, с полным правом, можно отнести к серьезному и объемному научному исследованию с ярко выраженной авторской позицией. Какие навыки и прошлый опыт, Вам помогли написать книгу в рекордно короткий срок –  за два года? А что пришлось в себе развивать?

Карина Кокрэлл: Да, навык исследовательской работы у меня уже был. Я училась в аспирантуре по философии, писала диссертацию. В работе над книгой «Легенды и мифы мировой истории» пользовалась, в основном английскими историческими исследованиями и, предпочтительно, — Оксфордского университета (не из снобизма, просто их покупать мне здесь было дешевле, чем русские и, вообще, имею доверие к репутации его научной базы).

Нашла много и потрясающего материала для своей книги в Британском музее, где я проводила много времени (такая удача, что есть у меня «под боком» этот музей!). Пришлось изучить огромный массив специальной литературы. Не чуралась источников и интернетных. Особенно помогли Google Books: так я нашла большое количество редких и оригинальных книг об инквизиции, истории Европы после римлян, исследования о Рюрике. Приходилось критически подходить к материалу, учиться очень быстро читать на обоих языках.

Вопрос: Завершая нашу беседу, хочу поблагодарить Вас, Карина, за согласие дать интервью для читателей нашего журнала и спросить о Ваших творческих планах на будущее?

Карина Кокрэлл: Сейчас я перевожу свои «Легенды мировой истории» на английский и намереваюсь издать их в Британии. И не перевожу даже – а переписываю с учетом менталитета совсем другой аудитории, у которой иной опыт и восприятие. На мой взгляд, переводная литература непопулярна среди британских читателей именно из-за этой разницы в восприятии культурных реалий, которые не учитываются при простом переводе. Продолжаю вести рубрику «О британской истории и в шутку и всерьез» для газеты «Англия», а, между тем, осваиваю испанский и изучаю материалы удивительнейшей жизни М. Сервантеса, автора «Дон Кихота».

Во-первых, я очень люблю эту книгу. Во-вторых, его жизнь была наполнена такими приключениями и такими загадками, которые я намерена разгаздать. Для этого я собираюсь побывать в Алкала де Энарес, недалеко от Мадрида, где писатель родился, повторить путь его семьи (и Рыцаря Печального Образа!) по Ламанче на машине, посетить все остальные места, связанные с жизнью Сервантеса. Поехать в Северную Африку, где он пять лет был рабом и чудом избежал гибели.

Да, из своих «легенд», которые во мне, я сумела записать пока только некоторые. В общем, я рада тому, что работы впереди еще много. Это позволяет мне не беспокоиться о приближающейся старости. Самое интересное в жизни только начинается!

Желаю также всего доброго Вам, Светлана, и читателям Вашего журнала!

Источник:
Журнал «В загранке»


<<<Другие произведения автора
(1)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018