Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
У нас на Киевской в каждом доме свой борщ. И всякий считает, что у него самый правильный рецепт.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 903
529/260
 
 

   
 
 
 
Вадим Россик

Пари Шерлока Холмса
Произведение опубликовано в 104 выпуске "Точка ZRения"
«Шерлок Холмс – самый проницательный и
энергичный из всех европейских сыщиков».
А. Конан Дойл

Узкая ладонь осторожно потянулась к аккуратному сафьяновому несессеру и, как бы случайно, накрыла замочек. Нервные длинные белые пальцы слегка нажали… Раздался негромкий щелчок.

- Холмс! – доктор Ватсон резко отложил в сторону «Британский медицинский вестник». Его широкое честное лицо покраснело от возмущения и выпитого за обедом портвейна. – Я уже много раз предупреждал вас о вреде наркотиков. Немедленно положите шприц обратно в несессер!

Холмс, снисходительно улыбаясь, поднял руки. В одной он держал шприц для подкожных инъекций, в другой пузырек с семипроцентным кокаином.

- Дорогой Ватсон, вы же знаете, что мне необходима разрядка. С тех пор, как, я уничтожил профессора Мориарти и его банду, я томлюсь от безделья.

- Вы это называете бездельем? Холмс! А дело о трех монгольских шаманах из Амстердама, похитивших статую «Писающего мальчика»? А жуткая история с квадратным колесом? А, наконец, похищение наследника шведского императора?!

Холмс пренебрежительно махнул рукой.

- Ну, что вы, Ватсон. С тех пор прошло уже больше полугода. Шесть месяцев изнуряющего ничегонеделанья, - он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. – Дайте мне дело, мой друг, и я забуду об искусственных стимуляторах: траве, опии, коксе, виски, скрипке…

- Мне трудно поверить, Холмс, в то, что вы говорите. В Нидерландах вы глотали таблетки экстези, в Швеции ели мухоморы! Хотя, признаю, успешно справились там с запутанными преступлениями.

Холмс, снова сделал пренебрежительный знак рукой.

- Это было элементарно, Ватсон! Даже еще не зная о том, что случилось, я уже видел, как все произошло.

- Но, как это возможно, Холмс?! – вскричал пораженный доктор.

- Экстези, мухоморы… Да-да, доктор! Те самые галлюциногены. Примешь пару таблеток и видишь, так сказать, передачу «Что? Где? Когда?». И, разумеется, дедукция. Вот мой метод! Вы же знаете, Ватсон, когда мне удается распутать дело, мое имя не фигурирует в газетах. Даже в «Британском медицинском вестнике». Я вижу высшую награду в самой работе, в возможности применить на практике мой метод.

Знаменитый сыщик вонзил острие иглы в мускулистую руку и, откинувшись на спинку плюшевого кресла, глубоко и удовлетворенно вздохнул.

- А как же тогда вы раскрыли то небольшое дельце на Дартмурских болотах? – не сдавался Ватсон. – Ведь из подручных средств у вас был только хлеб, консервы и виски!

- Там кроме этого ботаника Степлтона и подозревать-то было некого. Да еще и похож он был как две капли воды на портрет злодея Хьюго Баскервиля. Это вся округа давно знала и только вы, Ватсон, умудрились ничего не заметить!

Доктор сконфуженно замолчал и снова уткнулся в газету.

Холмс язвительно произнес, обращаясь к своему отражению в начищенном кофейнике.

- А вы слышали, Ватсон, что в России даже петрушку кудрявую отнесли к наркосодержащим растениям?

Знаменитый сыщик вдруг захихикал и подмигнул кофейнику. Кокаин начинал действовать…

Через пару часов, когда нестареющая миссис Хадсон зашла в гостиную, чтобы накрыть стол к ужину, Холмс мирно спал в кресле, устав доказывать кофейнику, что он единственный на весь мир частный детектив-консультант. Доктор Ватсон у камина спокойно курил трубку и, не торопясь, читал первую страницу газеты.

За окном быстро стемнело. Наступил обычный лондонский вечер. На улице, как всегда, бушевала буря. Октябрьский дождь беспощадно хлестал холодными струями редких прохожих, ветер срывал крыши и неистово завывал в трубах. Не верилось, что кому-то придет в голову в такую ужасную погоду наносить визиты, однако, когда Шерлок Холмс и доктор Ватсон заканчивали ужинать, миссис Хадсон сообщила, что их спрашивает инспектор Лестрейд из Скотленд-Ярда.

Энергичный инспектор ворвался в уютную столовую, словно подхваченный порывом ветра. С его длинного прорезиненного плаща стекали потоки воды, ботинки были все в грязи,  недавно отпущенные жидкие усики уныло свисали, однако хитрые маленькие глазки смотрели, как всегда, с вызовом.

- Здравствуйте, джентльмены, - поздоровался Лестрейд, раздеваясь. Он отдал плащ миссис Хадсон и устроился по приглашению Холмса в кресле, поближе к камину.

- Я вижу, инспектор, вы к нам по делу Аграната? – сказал Холмс, набивая табаком трубку.

- Откуда вы все всегда знаете, мистер Холмс? – привычно удивился, похожий на хорька, Лестрейд, закуривая предложенную Ватсоном сигару.

- Элементарно, инспектор! – ответил знаменитый сыщик. Он окинул маленького детектива пронзительным взглядом и продолжил:

- Во-первых, вы, Лестрейд, никогда не приходите сюда, если у вас нет проблем с расследованием. Во-вторых, в сегодняшних газетах были сообщения об убийстве банкира Джозефа Аграната с Ломбард-стрит и о том, что полиция находится в тупике. В-третьих, вчера, когда моего коллеги доктора Ватсона не было дома, ко мне заходил инспектор Грегсон и уже просил помощи в этом деле. В-четвертых, эти усы вам совершенно не идут.

- Поразительно! – воскликнул Ватсон.

Полицейский утвердительно кивнул, самодовольно покрутив пальцами свои крысиные хвостики.

- Да, вы правы, мистер Холмс. Правы во всем, кроме усов. Я здесь действительно по делу об убийстве Джозефа Аграната и о похищении знаменитого русского алмаза «граф Демидов». Мы с Грегсоном проводим расследование и вот, как обычно, немного запутались…

Доктор Ватсон встал, кивнул присутствующим и направился в свою спальню, но Холмс остановил его.

- Ватсон, перестаньте делать вид, что вам не интересно, узнать, что произошло…

Ватсон, не сбавляя скорости, развернулся и вернулся на свое место.

- Итак, ad rem*, - обратился Холмс к детективу, -  расскажите, что же случилось на Ломбард-стрит?

- История, джентльмены, как вы сейчас сами убедитесь, совершенно непонятная, -  начал свое повествование Лестрейд. – Я не буду сейчас обременять вас  историей алмаза – она долга и не имеет непосредственного отношения к преступлению. Скажу только, что «граф Демидов» был найден в России несколько десятилетий назад, назван так в честь своего первого владельца и, в конце концов, оказался в руках лондонского банкира мистера Джозефа Аграната.

- Вы совершенно правы, - заметил Холмс. – Я упоминал об этом прекрасном камне в своей небольшой работе «140 видов драгоценностей».

- Вы написали книгу о драгоценных камнях?! Холмс! Почему же я ничего об этом не знал? – поразился верный Ватсон.

Знаменитый сыщик лишь скромно покачал головой, но его щеки покрылись румянцем удовольствия.

- Извините, мистер Лестрейд, я перебил вас. Мы внимательно слушаем.

- Так вот, - продолжил маленький детектив, - на сегодняшний день алмаз стоит не менее десяти тысяч фунтов и, естественно, найдется немало людей, желающих его заполучить. Мистер Агранат – большой ценитель драгоценностей, хранил камень в специальном сейфе, встроенном в стену в его спальне. Ключ он носил на особо прочной цепочке на шее. Банкир жил в собственном доме на Ломбард-стрит. На первом этаже располагается его контора, а на втором жилые комнаты.

- Кто еще живет в доме, кроме Аграната? – спросил Шерлок Холмс, лениво попыхивая трубкой. Он сидел совершенно расслабившись, глаза были полузакрыты, казалось, знаменитый детектив был далеко отсюда. Только доктор Ватсон, хорошо его изучивший за многие годы, проведенные вместе, видел, что Холмс, как обычно, придуривается.

- Покойный банкир был вдовцом. Его единственный сын уехал в Индию. В доме постоянно находились еще два человека: доктор Джон Мортимер и сторож Питер Стивенс. Служанка Глэдис Бакетт на ночь уходит домой.

- Агранат был астматиком? – внезапно спросил Холмс.        

Лестрейд в изумлении кивнул.

- Мистер Агранат страдал астмой и ему был необходим постоянный уход. Поэтому Мортимера пригласили пару лет назад в качестве домашнего врача.

- Я читал статьи доктора Мортимера в «Британском медицинском вестнике», - удивленно вставил Ватсон. – Он специализируется на легочных заболеваниях, но я не понимаю, Холмс, как вы?…

Это же очевидно, мой друг, - нетерпеливо перебил знаменитый детектив. – Когда мистер Лестрейд назвал имя доктора Мортимера, его взгляд скользнул по медицинской газете, лежащей у вас на коленях, потом поискал книжную полку со стоящими на ней справочниками и остановился на толстом томе «Болезни легких» Апдайка. Из этого простого наблюдения я сделал вывод, что доктор Мортимер, скорее всего, лечит астматиков, и покойный банкир страдал именно этой болезнью. Умение наблюдать помогло мне наблюдать, а умение делать выводы позволило мне сделать вывод!

Лестрейд и Ватсон долго молчали, глубоко потрясенные этими словами.

- Так что же случилось с почтенным банкиром? – наконец снова спросил Холмс.

- Позавчера вечером знакомые доктора Мортимера пригласили его в оперу. Когда он покидал дом в восемь вечера, все было как обычно. Мистер Агранат закончил работу и поднялся к себе в спальню. Служанка уже ушла домой, и сторож занял свое место в привратницкой. В опере был аншлаг. Пела несравненная Пола Адамс из Филадельфии. Публика была в восторге. После спектакля знакомые Мортимера решили проводить его до дома, чтобы по дороге обменяться впечатлениями.

Холмс встрепенулся, открыл глаза и, наставив на Ватсона дымящуюся трубку, наставительно произнес:

- Мой друг, вы можете прочесть краткую биографию Полы Адамс в моем небольшом исследовании «140 приемов оперного вокала».

- Холмс! Вы поражаете меня! Сколько же еще я о вас не знаю! – Ватсон в волнении смял «Британский медицинский вестник» и бросил его под стол.

Лестрейд пренебрежительно махнул рукой.

- Ээ, доктор, бросьте! Я признаю, что мистер Холмс достиг некоторых успехов в раскрытии преступлений, иначе я не был бы здесь. Однако, я считаю, что в этом ему помогли не книжонки, а упорство, наблюдательность и, прежде всего, удача! Везение в нашей работе значит очень многое. Я бы сказал, что мистер Холмс - везунчик!

И Лестрейд пронзительно заржал. За это ржание его в детстве часто лупили сверстники. Поэтому позже Лестрейд и стал полицейским инспектором.

- Amat Victoria curam, – примирительно заметил Холмс, - победа любит старание, Лестрейд! Я бы сказал: «удача на стороне трудолюбивых». Интересно, как это будет на латыни?

Знаменитый сыщик задумался. Тем временем доктор Ватсон старательно записывал в блокнот слова своего друга, бормоча: «великолепно!.. гениально!».
Лестрейд вернул обоих друзей к действительности.

- Джентльмены! Теперь самое главное.

Шерлок Холмс при этих словах весь подался вперед. Доктор Ватсон крепче сжал карандаш. Лестрейд удовлетворенно окинул обоих взглядом своих маленьких глазок и продолжил:

- Как я уже сказал, знакомые проводили мистера Мортимера до дверей. Мортимер попрощался с ними и позвонил, чтобы Стивенс ему открыл. Однако, к его огромному удивлению, никто не отозвался. Все это время знакомые стояли и ждали, когда он войдет. Видя, что ему никто не открывает, Мортимер отпер дверь своим ключом и вошел. В привратницкой никого не оказалось. Тогда Мортимер, уже предчувствуя недоброе, поднялся на второй этаж и увидел страшную картину. Весь коридор был залит кровью. У дверей спальни мистера Аграната лежал сторож Стивенс с ножом в спине. Мортимер бросился в спальню хозяина. Мистер Джозеф Агранат лежал в постели с перерезанным горлом. Сейф был открыт и алмаз «граф Демидов» исчез!

- Мистера Аграната убили тем же ножом, что и сторожа? – спросил, зевая Холмс, деликатно прикрыв рот ладонью.

- К счастью сторож остался жив. Хотя он и потерял много крови, все же нож не повредил жизненно важных органов. Мортимер действовал быстро. Он велел знакомым перекрыть выход из дома и вызвать полицию, а сам оказал первую помощь сторожу. Нож, действительно, один и тот же. Это говорит в пользу того, что убийца был один.

- Стивенс может говорить? – снова спросил Холмс.

- Да, как только он пришел в себя, его допросили. Он показал, что после ухода доктора Мортимера все было спокойно. Ближе к полуночи он услышал голос хозяина, который звал его наверх. Он, на всякий случай, проверил входную дверь и поднялся по лестнице. Как только он подошел к спальне мистера Аграната, кто-то ударил его сзади. Он упал и потерял сознание.

- Полиция проверила окна и двери в доме?

- Разумеется. Все окна закрыты изнутри. Кроме входной двери, есть еще задняя, но она тоже была закрыта на висячий замок.

Шерлок Холмс оживленно потер руки.

- Скажите, инспектор, а в коридоре можно где-нибудь спрятаться?

Лестрейд с сомнением пожал плечами.

- Вдоль одной из стен там стоят шкафы, но спрятаться за ними довольно сложно. Трудно сказать…

Холмс ехидно улыбнулся.

- Какую же версию выдвинула полиция? Что произошло на Ломбард-стрит позавчера вечером?

Лестрейд неуверенно начал рассказывать:

- По нашему с Грегсоном мнению, все произошло примерно так. Неизвестный преступник проник в дом. Когда и каким образом еще предстоит выяснить. Он заставил мистера Аграната под угрозой ножа позвать сторожа и нанес смертельное ранение банкиру. Когда Стивенс поднялся наверх, преступник ударил его в спину. Потом похитил алмаз и скрылся. Судя по всему, убийца знал распорядок в доме и хорошо в нем ориентировался.

- И где же теперь «граф Демидов»? – насмешливо задал вопрос Холмс.

Лестрейд только беспомощно развел руками.

Холмс не надолго задумался. Потом спросил:

- А где находился ключ от сейфа, когда обнаружили тело мистера Аграната?

- Сейф был открыт и ключ торчал в замке. После осмотра места происшествия, доктор Мортимер закрыл сейф и оставил ключ у себя.

Шерлок Холмс удовлетворенно кивнул.

- Так я и думал! Видите, Ватсон, как достаточно простое дело ставит в тупик нашу доблестную полицию. Такие очевидные преступления можно раскрывать, не выходя из кабинета. И не нужно никакой петрушки кудрявой!

При этих словах Лестрейд вскочил с кресла. Его лицо побледнело от злости, жидкие усики агрессивно встопорщились.

- Мистер Шерлок Холмс! Я вам не петрушка кудрявая! Когда полиция обращается к вам? ваш долг, как почтенного подданного британской короны, помочь в раскрытии этого чудовищного преступления, а не издеваться! Если у вас есть какие-то соображения, могущие пролить свет на это дело, соблаговолите их изложить! Судя по всему, я зря сюда пришел!

Холмс поднял руки в знак того, что сдается.

- Ну, что вы, мистер Лестрейд, я нисколько не хотел вас обидеть. Конечно, вы пришли ко мне не зря и я смогу вам помочь.

- Не выходя из кабинета? – насмешливо спросил маленький детектив, успокаиваясь и снова садясь на свое место.

- Не сходя с этого места, - подтвердил знаменитый сыщик.

- Ловлю вас на слове, мистер Холмс! Давайте заключим пари. Если вы, не выходя из этой комнаты, скажете мне, кто убийца мистера Джозефа Аграната и где находится алмаз «граф Демидов», я публично назову вас величайшим детективом всех времен! Если же этого не произойдет, вы, так же публично, признаете, что официальная полиция и я, в частности, справляемся со своими обязанностями, лучше!

Шерлок Холмс подмигнул своему другу Ватсону.

- У меня еще одно условие, мистер Лестрейд. Вы сбреете свои усы, если я выиграю пари. Они действительно вам не к лицу.

Инспектор, насупившись, протянул сыщику руку.

Шерлок Холмс засмеялся и, перегнувшись через подлокотник кресла, пожал ее.

- Дайте мне немного времени, и скоро я расскажу, как в действительности происходили события на Ломбард-стрит.

Лестрейд поудобнее устроился в кресле, закурил новую сигару и стал похож на хорька с сигарой. Доктор Ватсон расправил скомканную газету и снова углубился в чтение первой страницы.

Знаменитый сыщик тем временем посмотрел на часы, что-то прикинул про себя, достал с полки медицинский справочник, мельком глянул в него, взял газету с результатами последних скачек и внимательно стал изучать ее. Через несколько минут, Холмс, с возгласом удовлетворения, откинулся на спинку кресла.

- Джентльмены, я готов выиграть пари!

Лестрейд насмешливо посмотрел на сыщика и подмигнул Ватсону.

- Мы слушаем вас, мистер Холмс. Вам слово!

- Хорошо, мистер Лестрейд. Я сразу обратил внимание на то, что, если отбросить гипотезу о неизвестном преступнике, на сцене остаются только сторож Стивенс и доктор Мортимер. Их алиби строится на том, что доктор был весь вечер в опере, что могут подтвердить свидетели, а сторож не мог нанести себе рану сзади.

Лестрейд кивнул.

- Полицейский врач считает это совершенно невероятным. Стивенс никоим образом не мог ударить себя сам.

- Согласен. А теперь, мистер Лестрейд, представьте себе следующую картину. Доктор Мортимер сговорился со сторожем Стивенсом убить и обокрасть своего хозяина. Они разработали хитроумный план. Я не знаю, каким образом Мортимер уговорил сторожа стать убийцей и жертвой одновременно, но как-то уговорил. И вот позавчера вечером Мортимер со своими друзьями отправился в оперу. Тем временем, оставшись один на один с хозяином, Стивенс перерезал горло бедному мистеру Агранату. Потом он забирает алмаз и ждет сообщника. Вернувшись из оперы, Мортимер всаживает нож в спину сторожу с таким расчетом, чтобы крови было много, но сам убийца остался жив. Не надо забывать, что Мортимер врач и прекрасно знаком с анатомией. Я больше чем уверен, что через самое короткое время Стивенс будет абсолютно здоров. Затем Мортимер выбегает из дома и зовет на помощь.

Лестрейд скептически похмыкал.

- Я ожидал от вас большего, мистер Холмс. Это интересная версия, но какие у вас есть доказательства?

Знаменитый сыщик открыл медицинский справочник.

- Смотрите, Лестрейд. Я поинтересовался, что здесь сказано о докторе Джоне Мортимере.

- И что же? – поднял брови детектив.

- Кроме общих сведений, мне показалось интересным, что доктор Джон Мортимер является членом Королевского хирургического общества и, одно время, работал в Черингкросской лечебнице. Так сказать, виртуоз вскрытий.

- Ладно, я, пожалуй, соглашусь с тем, что он мог ловко нанести незначительную рану - сказал Лестрейд. – Что еще?

- Еще здесь указано, что наш милейший доктор – член Лондонского жокей-клуба. Этот клуб, насколько мне известно, объединяет страстных любителей скачек.

- Закон не запрещает увлекаться скачками, - усмехнулся инспектор.

- Разумеется, нет, - согласился Шерлок Холмс, - но эти сведения заставили меня поискать, где в последнее время проводились крупные соревнования. И я узнал, что на прошлой неделе в Винчестере разыгрывался кубок Уэссекса. Победил Серебряный полковника Росса. Я просто уверен, что Мортимер поставил не на ту лошадь! Огромные долги и заставили его пойти на преступление.

- Ну, это мы можем легко проверить, - согласился Лестрейд. 

В это время миссис Хадсон принесла телеграмму, адресованную мистеру Шерлоку Холмсу. Холмс внимательно прочитал ее и его узкие губы искривились в довольной усмешке. Тем временем полицейский инспектор продолжал:

- Хорошо, мистер Холмс! Вы меня почти убедили в вашей версии. Однако, вы так и не сказали, где сейчас находится камень?

- Что? А, камень, - оторвался Холмс от телеграммы. – Мортимер сразу положил его обратно, как только полицейские осмотрели сейф и отдали ему ключи. Его же могли в любой момент обыскать…

- Как?! – вскочил на ноги Лестрейд. – Я немедленно еду на Ломбард-стрит!

- Не спешите, инспектор. В этом уже нет надобности, - остановил его Шерлок Холмс. – Я вам прочту телеграмму от вашего коллеги Грегсона.

В телеграмме было написано: «Алмаз был в сейфе тчк Мортимер и Стивенс сознались тчк Мортимер поставил на Беспечного лорда Бэкуотера тчк Беспечный пришел вторым тчк Дело раскрыто тчк Вы наше все вскл знк Грегсон».

- Холмс, это нечестно! – вскричал, несчастный инспектор, хватаясь за свои усики.

- В чем вы видите мою нечестность, дорогой Лестрейд? – коварно улыбнулся Холмс. – Я вас сразу предупредил, что вчера ко мне заходил ваш коллега и просил помощи. Грегсон последовал моим советам и, как видите, вполне успешно. Буду рад видеть вас, мистер Лестрейд, в следующий раз у себя уже без усов.

Маленький инспектор не нашелся, что ответить и, смущенно попрощавшись, выбежал в дождь и мрак Бейкер-стрит...

…- Как невероятно ловко вы смогли связать пристрастие Мортимера к скачкам с убийством и похищением алмаза, - часом позже воскликнул Ватсон, когда друзья вдвоем обсуждали события этого вечера. – Уверен, никому бы и в голову не пришло найти разгадку этого страшного преступления в медицинском справочнике!

Холмс скромно улыбнулся.

- Если вам интересно, дорогой друг, то фотографии Серебряного и Беспечного вы можете увидеть в моем небольшом эссе «140 пород английских скакунов».

Ватсон даже подавился табачным дымом, который он в этот момент выпускал из носа.

- Еще одно гениальное произведение?! Холмс! Ну почему же я ничего еще не прочитал?

Знаменитый сыщик доверительно понизил голос.

- Элементарно, Ватсон. Хотите знать правду? Вы же вообще ничего не читаете, кроме первой страницы «Британского медицинского вестника»…

Примечание

*К делу (лат.)


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2019