Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
А еще я надеюсь, что ты, Человек Который Все Может, умеешь читать мысли, потому что все это я думаю. Я не умею писать.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1773
529/260
 
 

   
 
 
 
Исайчев Игорь

Проклятая деревня /Опала/

12 августа 1989 года. 11 часов 15 минут. Горотдел милиции. Кабинет начальника отделения уголовного розыска.

Мучаясь кошмарной головной болью, старший оперуполномоченный уголовного розыска капитан милиции Баринов Сергей Анатольевич тщетно пытался сосредоточиться на речи непосредственного начальника. Ежедневное оперативное совещание, как правило, начиналось в девять утра, но Коркин без объяснения причин перенес его на одиннадцать. Баринов резонно предполагал, что сделано это было исключительно из-за его персоны.
Ночное мероприятие закончилось гораздо хуже, чем ожидалось. Предчувствие, посетившее Баринова в машине, не обмануло. К шести утра оба старших сержанта и опер дошли до состояния полного собственного изумления.
Однако когда веселье достигло своего апогея, заявился командир взвода дорожно-патрульной службы, который в сопровождении заместителя два с лишним часа разыскивал по всей трассе неожиданно замолчавший экипаж. Это сейчас Сергей понимал, что они, по сути, спасли сорвавшихся с катушек подчиненных и коллегу. Но тогда, как подсказывали вспышки памяти, он бурно сопротивлялся и требовал продолжения банкета, после чего в воспоминаниях зиял черный провал. 
Час назад Баринов очнулся на стульях в рабочем кабинете. Первичная проверка показала наличие на своем месте пистолета и удостоверения, что оставляло призрачную надежду выкрутиться без необратимых последствий.
«Интересно, получиться отделаться строгачом, или все же влепят предупреждение о неполном служебном соответствии? – мысли в голове ворочались тяжело, как неподъемные булыжники, а каждое слово начальника отделения раскаленным гвоздем втыкалось в больной мозг. - Плевать, - успокаивал он себя, - раз «ксиву» с оружием не отобрали, значит, пока не выгоняют. А взыскание не триппер, половой жизни не помеха. Придет время – снимут. Не в первой».
Пока Сергей отчаянно боролся с подкатывающей тошнотой, Коркин успел закончить совещание. Народ, поднимаясь, громко задвигал стульями. Сергей, прикрываясь спинами коллег, попытался тихонько смыться под общий шумок, но его остановил начальственный перст. Обманчиво ласковым голосом Мюллера в исполнении актера Броневого, он пропел: «А вас, Баринов, я попрошу остаться».
«Точно неполный ход», - сделал неутешительный вывод Сергей, тоскливым взглядом провожая выходивших из кабинета коллег. Они, в свою очередь, сочувственно косились на него.
Коркин, дождавшись пока кабинет опустеет, неторопливо пересек помещение по диагонали. Откровенно трясущейся рукой снял с громадного, шелушащегося лупящейся рыжей краской сейфа графин с мутноватой водой и набулькал полный стакан. Жадно осушив его, вернулся за стол и бросил в рот подушечку жевательной резинки. Затем тяжело посмотрел на Сергея глубоко упрятанными под припухшими веками глазами в красных прожилках.
«Так вот оно что, - незаметно переводя дух, с облегчением догадался Баринов, - шеф, похоже, вчера тоже немало на грудь принял, вот и хреново ему, также как и мне. Поэтому, наверное, и оперативку перенес». 
- Значит так, Сергей Анатольевич, - надтреснутым голосом начал Коркин, - сейчас ты поднимаешь снизу Хохлова, твоего старого знакомого и беседуешь с ним под протокол. Поручение следователя уже есть. Цель – определить местонахождение его подельника.
- Михалыч! – дурниной взвыл Баринов. – Ты чего творишь-то, а?! Я же ночь не спал! Мне отдых положен!
В ответ начальник мгновенно налился темной кровью и гневно заревел:
- Отдых, говоришь?! – его кадык совершил поступательное движение вверх-вниз. - Я тебе покажу отдых!!! На гражданке отдыхать будешь!!! Понял?!
Приподнявшийся со стула Коркин тяжело ухнул обратно, и неожиданно спокойно продолжил:
- Короче так, Баринов. Или ты прямо сейчас начинаешь выполнять указание, или можешь идти в кадры за обходным листом.
- Все, все. Слушаюсь и повинуюсь, - примирительно поднял вверх руки Сергей, в планы которого не входило такое скоропостижное увольнение со службы, и неуклюже попытался изобразить раскаяние на небритой, опухшей физиономии.
Начальник отделения показал пальцем на выход:
- Иди, работай…. Да, притормози-ка еще на секунду…
Баринов, уже взявшийся за дверную ручку, с нехорошим предчувствием обернулся.
- Еще одна такая выходка, - прикуривая, прищурился на него Коркин, - уволю в двадцать четыре часа, и никакие прежние заслуги не помогут… Вопросы есть?
- Вопросов нет, - с тяжелым вздохом ответил Сергей, тихонько прикрывая за собой дверь с ясным пониманием того, что с печальным свистом пролетает мимо премии за предыдущее раскрытие.

12 августа 1989 года. 18 часов 40 минут. Ленинградская область. Окрестности деревни Грызлово.

Канареечного цвета «УАЗ» с синей полосой вдоль всего кузова, на полном ходу обрушился носом в наполненную мутной водой колдобину. Оправдывая свое народное название, автомобиль на выходе из ямы «скозлил». Находившиеся в салоне люди на доли секунды испытали чувство невесомости, а потом на противоходе встретились с обтянутыми потертым дерматином сиденьями. Сидевший впереди Баринов, с такой силой клацнул зубами, что чуть не откусил себе язык.
- Ты куда несешься, черт нерусский?! – благим матом заорал он на младшего сержанта Галимова, втопившего в пол педаль газа. - Все равно до конца смены не успеешь, идиот! Мы же еще туда не доехали... Кстати, - обернулся он к местному участковому, - далеко еще?
- Километра три с половиной, четыре, - ответил, тщетно пытавшийся закрепиться на скачущей под ним, как необъезженная лошадь плоскости сиденья, младший лейтенант Вася Бородулин.
Сергей мысленно прикинул подлетное время и толкнул водителя в плечо:
- Сбрось скорость, я сказал! Ревешь, за десять километров слышно. Это раз. А два – имей в виду, если твоя колымага замерзнет, обратно будешь толкать ее собственной задницей. Понял?
Галимов, по крови предков дитя гор, однако родившийся и всю жизнь проживший в Ленинградской области, генетически унаследовал склонность к стремительному перемещению в пространстве. Из древнего барахла, которое гордо именовалось специальным транспортом горотдела, он умудрялся выжимать последние соки, заставляя этот металлолом двигаться со скоростью автомобиля. Неудивительно, что машина, закрепленная за джигитом, большую часть времени проводила в ремонте, не выдерживая запредельных нагрузок.
Скрипнув зубами, водитель покраснел и набычился, но давление на акселератор все же ослабил. Сразу стало значительно меньше трясти и утихло оглушительное рычание прогоревшего  глушителя, всю дорогу немилосердно истязающее барабанные перепонки пассажиров.
- Вася, - вновь обратился Баринов к младшему лейтенанту, - когда останется метров двести, триста, скажешь. Нам машину в зоне прямой видимости светить не с руки. А то до следующего понедельника по лесу за клиентом будем бегать.   
Когда дорога выскочила на песчаный взгорок, «УАЗик» по команде Бородулина, немилосердно заскрипел тормозами и остановился. Переждав, пока осядет пыль, Баринов с участковым выбрались на свежий воздух, оставив водителя в машине.
- Эх, голова садовая, надо же было бинокль забыть, - вполголоса ругался Сергей, из-под козырька ладони пытаясь рассмотреть с десяток почерневших от ветхости домишек, без всякого порядка раскинутых вдоль извилистого, с болотистыми берегами ручья. Закатное солнце, прямой наводкой бившее в глаза, значительно усложняло это занятие.
Страдающего жутким похмельем, и по этому поводу люто ненавидевшего весь мир опера, понесло в глухомань вследствие проявленной дурной инициативы. Стремясь оправдаться за допущенный накануне прокол, Сергей асфальтовым катком наехал на мелкого хулигана Хохлова.
Похожий на золотушного подростка, прыщавый Леня Хохлов, по кличке Слизняк, сломался менее чем за десять минут. Не пришлось даже применять меры физического воздействия, о чем Баринов, особо не грешивший рукоприкладством, в глубине души даже пожалел, так как ему очень хотелось на ком-нибудь оторваться. Но Слизняк, тонко уловил состояние опера и не рискнул испытывать судьбу, играя в молчанку. 
Через сорок минут довольный Сергей, не отважившись опохмелится, на сухую заглотил завалявшуюся с незапамятных времен в ящике стола таблетку анальгина, направился докладывать о результатах Коркину. В протоколе, чин по чину подписанном Хохловым, имелся полный расклад по пяти квартирным кражам. Перепуганный Слизняк не только сдал скупщика, которому он сносил ворованное добро, но и указал возможное место пребывание подельника.
Сам Хохлов, в силу крайне низкого уровня умственного развития, был способен разве что вытрясти карманную мелочь у младших школьников, потому как старшие уже могли отобрать наличность у него. Однако отсидевший свой второй срок вор-рецидивист Кувалдин, по кличке Кувалда, открыл у Слизняка настоящий талант форточника. И все было бы замечательно у стихийно сложившейся преступной группы, на горе гражданам и операм успешно вычищавшей квартиры на нижних этажах домов, да вмешался его величество случай.
Как-то рассеянный жилец забыл отключить охранную сигнализацию, и по сигналу тревоги тут же примчалась патрульная группа. Спускавшиеся пешком с пятого этажа два сержанта нос к носу столкнулись с Кувалдой и Слизняком, неосмотрительно вывалившимися из чужой квартиры. Милиционеры может, и не обратили бы внимания на двух невзрачных мужичков, но, на свою беду, сладкая парочка была под завязку нагружена чужими вещами.
Когда воров остановили для проверки, более сообразительный Кувалдин, улучив момент, бросился бежать. Перекрывавший выход водитель к этому времени уже получил сигнал отбоя и успел вернуться в машину. А пока один из сержантов, цепляясь стволом автомата за перила и путаясь в сброшенных под ноги тюках, выскочил из подъезда, его и след простыл…
Раскрутивший Слизняка Баринов, имел неосторожность при докладе начальнику отделения подкинуть идею задержания Кувалды по горячим следам. Хохлов божился, что тот залег у дальних родственников в деревне Грызлово, и Сергей, для очистки совести, предложил смотаться туда за Кувалдиным.
Неожиданно для него Коркин не только ухватился за эту мысль, но и умудрился в течение часа, что само по себе явилось событием невероятным, пробить машину с водителем. Теперь, готовый отрезать себе язык и выбросить его облезлым котам, оккупировавшим ближайший к отделу мусорный бак, опер прикидывал, как не упустить хитрого уголовника.
- Василий, - повернулся Баринов к Бородулину, - ты дом установил?
- А как же, - отозвался участковый, заранее предупрежденный по телефону и успевший собрать необходимый минимум сведений.
- Точно? - с сомнением переспросил Сергей, привыкший за время службы ко всяким накладкам и не очень доверявший наспех собранной информации.
- Обижаешь, начальник, - самодовольно ухмыльнулся участковый.
- Ну-ну. Я обычно своих не сдаю. Но если с домом проколешься, не обессудь. Крайним, однозначно тебя сделаю.
- Не колотись, Серега. Все будет тип-топ, - возбужденно ответил Бородулин, до крайности взбудораженный предстоящим приключением, так как в силу недолгого пребывания в органах, еще не успел наиграться в войну.
Неодобрительно цикнувший зубом Баринов посмотрел на уходящее за горизонт солнце, а потом на циферблат наручных часов:
- Короче так. Выдвигаемся, как только начнет темнеть. Если он нас срисует на подходе, все - кранты. Так что придется изображать разведчиков. 
- Это как? - не понял участковый.
- А вот так! – раздраженно окрысился Баринов. - Для особо одаренных, разъясняю: скрытно будем выдвигаться к деревне. То есть огородами.
- Да тут километра полтора по пересеченной местности в темноте переть, - сразу поскучнел Бородулин.
- И попрешь, никуда не денешься! - продолжал давить на него Баринов, которому тоже не светила перспектива ломать впотьмах ноги.
Но оперативник прекрасно понимал, что взять такую хитрую рыбу, как Кувалда, можно только подобравшись на расстояние уверенного броска. А проколоться он сейчас никак не мог.
Сергей помолчал, прикидывая в уме план ближайших действий. Затем достал сигареты и примирительно протянул раскрытую пачку Бородулину. Милиционеры дружно закурили.
Привычно дотянув окурок до самого фильтра, Баринов стукнул кулаком по гулко отозвавшемуся крылу машины.
- Эй, джигит! - успевший задремать Галимов заполошно подхватился. - Не спи, замерзнешь! У тебя фонарь есть?
- Да был где-то, - невнятно, сквозь раздирающую рот зевоту ответил водитель.
- С кем работать приходится? - обреченно махнул рукой опер. - Так не сиди сиднем, ищи. И радиостанции доставай, настраивать будем. Или ты тут месяц загорать собрался? А то смотри, организую. 
Пока водитель искал и выкладывал на капот требуемые предметы амуниции, Баринов инструктировал его и участкового. Повторив финальную часть, он переспросил:
- Все понятно?
- Да вроде все, - буркнул Бородулин.
- Ага, - равнодушно протянул Галимов.
- Точно все?! - рявкнул на него Сергей. – Смотри, если облажаешься, я тебя быстро в патрульно-постовую службу пристрою, на самый поганый маршрут! Усек?
- Да понял, понял, - отмахнулся от Баринова совсем не испугавшийся угрозы водитель.
Сергей, с досады плюнув под ноги, на всякий случай проверил крепление кобуры под мышкой. Еще раз внимательно посмотрел на растворяющуюся в густеющих сумерках деревню.
- Все. Еще по сигарете, и двинулись…


<<<Назад Далее>>>

<<<Другие произведения автора
(8)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2022