Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
Зимой на меня всегда находят воспоминания, приятные до щемящей тоски по ушедшему, невозвратимому. Вот я уже окунаюсь в пошлое и ясно вижу то, что со мной было… - а какая разница, сколько лет назад! – главное, что это все-таки было.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/259
 
 

   
 
 
 
Исаев Владимир

Царапина

Похороны были самые что ни на есть обычные: ни хуже, ни лучше. Старые бабульки обступив гроб, неприметно трогали руками то ткань обивки, то белое покрывало покойницы. Примерялись, видимо. Сергей стоял в стороне с небольшой кучкой заводских ребят, из которых он знал только Петьку.

В этот день Серегина роль была незначительной, но важной: нести гроб с ещё тремя такими же пацанами, взятыми с работы на прокат начальником цеха за две бутылки водки каждому.

Умершую старуху он не знал, что намного упрощало нервные переживания. Но все-таки на душе было скверно. То ли старый, покосивший дом так угнетал, то ли недвижимое тело в гробу…

- Давай, пацаны, за дело!.. – громким шепотом прорычал начальник цеха. – Ты – крест несешь, вы двое – крышку гроба, ну а вы четверо – бабусю.

Вся жизнь – театр, что там говорить.

Церемония же последнего пути была насквозь скучной и кислой: с десяток унылых соседей, состоящих в основном из еле передвигающихся старух, кучка каких-то дальних родственников и заводские. Вот, собственно, и всё.

- Сергей, ты ростом пониже - возьмешь с Петькой у ног. – начальник цеха суетился возле гроба и нервно курил.

Что поделаешь, все когда-то умирают. А вот ты гляди: нервничать по этому поводу – живым. Умерла его бабка. Старая-престарая. Скорее отмучилась, чем умерла. По крайней мере, с её смертью все родственники облегченно вздохнули – видно по лицам.

- Взяли, пацаны! – начальник схватился за гроб, помогая. – Понесли…давай…

До автобуса было метров сто, а бабулька – легкая. Так что особого труда четверым сварщикам это не составляло.

- Никак не могу привыкнуть к этому запаху. – дабы не думать о происходящем, сказал Сергей напарнику справа, Петьке. – И сладкий, и приторный одновременно. Запах тела без души…

- Поэт, бля… Серый, сколько мы с тобой перетаскали таких. Или ссышь, штоли? – Петька хмыкнул и, нагнувшись, посмотрел на Сергея. – Ты ж эту бабку должен помнить. Чего её бояться?

Она уже мертвая, ничего тебе не сделает.

- А что она мне должна была сделать? Я её вообще первый раз вижу, и то – мертвой.

- Та ладно, братуха! Это не ты ли её, пьяный в хлам, пнул ногой возле танькиного дома с вопросом: «ты смортела, старая, кино «Старикам тут не место»?» А как она с твоей подачи репой в кусты с лавки нырнула – это надо было видеть! Ржали мы ещё потом долго.

- Тю! Так это она, што ли, была?

- Ну а то! Не хрен же собачий! – и Петька опять громко хмыкнул.

Водитель ржавого пазика со скрипом открыл заднюю дверь. Сергей и Петька начали подавать гроб внутрь.

- Ай-й-й!.. – Сергей резко одернул руку; он сдержал в себе все нецензурное продолжение боли - похороны как-никак. На ладони вдруг появилась жирная, ярко красная полоса. Кровь нехотя растеклась по руке и медленно, будто задумываясь о своем поступке в каждой капле, начала падать на грязный асфальт…

I

- Ну ёп-вашу-нихай! На ровном месте обосрались! – начальник цеха забинтовывал руку Сергею. – И водила пазика, мудак, зажал аптечку! Пришлось свою вскрывать… Как же тебя угораздило?!

- Та скоба, ну из тех, которыми обивку пришлепали… торчала одной ногой вверх… гробовщики херовы…А у меня рука вдруг соскользнула… и проехался вот… Су-ука-а-а…Больно же как… - простонал Сергей и зажмурился.

- Так, на кладбище поехали. Ничего страшного. Донесешь гроб до могилы, и мотай домой! – начальник цеха отвесил шуточного леща Сергею.

- Та хрена там! А поминки? – Сергей был не дурак выпить, чего греха таить.

- Дык, те ж два пузыря даю! – начальник цеха посмотрел на него с нескрываемым удивлением.

- Так то ж – домой. А я ж чё, по-твоему, не крящёный? И усопшую не помяну со всеми?

- Ладно, ещё об этом мы не спорили, грех-то какой. Приходи, конечно, но не нажрись, как в прошлый раз на днюхе у завхоза. – начальник цеха завел свою шестерку и скомандирил: «По коням, сварные!»

Через минуту за клубами дыма шедевра российского автопрома скрылся перекошенный дом, а с ним и всё остальное городское захолустье. И поделом.

II

Кладбище было новое; в смысле на новом месте – вдали от города и людей. Оно и правильно: нечего бестолку тревожить сон мертвых. Сергей, Петька и остальные прибыли немного позже пазика-катафалка, но это никому не было интересно. Как оказалось, наемные кладбищенские копачи, нанятые для рытья могилы, уже отнесли гроб на место погребения и встали в позу гончих: забить гвозди и зарыть это все как можно быстрей.

Мысленно с ними были все согласны. Но этикет предполагал иное, более медленное, развитие сюжета.

Никто не плакал; стайка старух, видимо от нечего делать, а может и для поиска адреналина, пошли на спонтанную экскурсию по новому кладбищу. Их рассуждения о бренности существования и подземельной жизни насмешили многих, даже Сергея. «Немного клоунады никогда не помешает» - мило улыбаясь, сказал тогда начальник цеха. Кто знает, может быть и так.

Прощание было недолгим, скомканным. А вот копачи сделали свое дело на отлично: шустро забив гвозди и лихо опустив гроб в могилу, они в темпе закопали ещё одного бывшего жителя Земли в землю; чем окончательно порадовали не только, видимо, живых.

Сергей и Петька шли последними в процессии:

- Чё, ща по стакану сразу? Пока там борща да лапши принесут… - Петька ковырялся в носу указательным пальцем.

- Придурок, ты этой рукой гроб нес, и в нос её суёшь! – Сергей одернул Петькину руку и вдруг споткнулся о штырь: у-у-ух!

Люди нехотя оглянулись. Что может случиться на кладбище с живым? Да ничего. Поэтому все также лениво отвернулись и пошли дальше.

Серега же лежал на дорожке, в желтой кладбищенской пыли и скрепя зубами пытался не заплакать от безумной боли в правой ноге.

III

- Скальпель! – хирург был в бешенстве. – Зульфия, скальпель!!!

Зульфия же смотрела на этого нервного типа в белом халате и хлопала своими огромными черными ресницами. Она попала на практику в хирургию совершенно случайно: деньги декану отец привез слишком поздно. Пока там продашь овец, да привезешь в такую даль…

- Оглохли, уважаемые!!! Скальпель!!!

Зульфия стояла и думала: «вот что этот мужчина постоянно кричит, и что такое «скальпель»?»

Сергей лежал на операционном столе: заражение крови - это не за угол сходить…

Вторая ассистентка молнией подала инструмент, умудрившись удержать два зажима одной рукой. А Зульфия немного даже рассердилась на этого плешивого старика: «приедет отец – обязательно пожалуюсь!»

IV

…Сергей сидел на лавочке. Нет, не так. Он понимал, что лежит в больнице и ему делают что-то, режут как-то…

- Привет, внучек. – стайка веселых старушек подошла к скамейке. – Что забыл здесь?

- Я – на операции… - Сергей попытался поднять руку и показать на доктора в белоснежной маске, но рука не поднималась. Она, словно тряпка, лежала на коленке и улыбалась всей пятерней. Вторая кисть - забинтованная, ныла и просила её не трогать по пустякам.

- А что с рукой, поцарапался? И где? – одна из старушек подошла ближе и надела очки. – Да ты смотри! Почерк-то Григорьевны!

- Я это… Я помогал гроб нести! – Сергей одернул руку и она взвыла, как та сирена, только болью.

- А с ногой что? Где так раскарябал? – старушка посмотрела на ногу. – Ты гляди, молодец какой… Так это ж Васька расписался!

Сергей посмотрел на ногу: выше колена расположилась и не собиралась никуда уходить сине-красная рваная дыра; немного мяса вылезло наружу, но не больно - так, неприятно только когда смотришь.

- Васька! Ты-то его за что так? – старушка крикнула в сторону новых, деревянных крестов.

- Та я за Григорьевну! Добавил ему… – третий крест слева немного качнулся, голос становился всё тише, а через пару секунд – вообще исчез.

Сергею вдруг стало плохо: он отключился, и слово «смерть» перестало быть просто словом…

V

- Перевоспитание или шоковая терапия? – начальник цеха внимательно следил за каждым словом выступающего. - Кто в ответе за будущее? Как исправлять то, что уже одной ногой в гробу? Как вернуть поколение? Поколения на нашу исконную землю? Кто виноват и что делать?

Собрание только начиналось, а начальнику цеха уже было паршиво.

- Мы пытаемся! Вот подтвердите - вы, начальник цеха! – второй выступающий вызвал у него чуть ли не рвотную реакцию. Начальник цеха, извиняясь и спотыкаясь о ноги и руки присутствующих, начал покидать сборище товарищей…

***

…Костер горел. Вокруг метались (или плясали) какие-то тени. Начальник цеха подсел к старушке, которую рядомсидящие именовали не иначе как «Григорьевна». Костер, посмотрев на свежие деревянные кресты и на собравшихся рядом, полыхнул:

- Мне стало слишком скучно. Эти души…они стали не интересны…Их иногда даже брать-то противно… Стоп! – он вдруг поднял языки пламени. - А души ли это?!

Костер посмотрел в глаза начальника цеха и, извинившись россыпью углей за дерзость, притухнул.

- Да я и сам не знаю… - начальник цеха нежно обнял Землю, приложился своей щекой к Северному полюсу и захрапел – устал, видимо…

А в новостях Петька услышал, что началось глобальное потепление.


<<<Другие произведения автора
(3)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018