Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1772
529/260
 
 

   
 
 
 
Бычковский Вениамин

Половодье

Для нашей компании любителей странствий стало уже традицией во время весеннего паводка сплавляться по рекам. После снежной и бледной зимы не терпится услышать весенний перезвон ручьёв, радостное пение птиц, запечатлеть первые цветные мазки природы, ещё не запылённые, не потускневшие от знойного лета. Многое значит для нас и омовение высокой водой, что расценивается как благословение на весь походный сезон. В стремительном, а порой и опасном потоке горной реки каждый из нас должен доказать себе, что зима не расслабила его дух и тело. Не нами это придумано, не нам и оспаривать это право весенних полноводных рек. И потом, в этом негласном ритуале туристов есть и другой смысл, уходящий к самым древним истокам жизни на земле. Все реки не что иное, как животворящие сосуды, через которые и проходит оплодотворение всего живого на планете. Стоит солнцу обнять землю; как все ручейки и реки быстро разносят тепло по всей плоти и размягчают земную твердь так, что она с желанием кормит своей грудью всякого, кто жаждет новой жизни. Так прорастают новые корни, оживают прошлогодние ростки, набухают почки на деревьях. Тянется к весенней земной груди и человек, тянется к тем «соскам», которыми был вскормлен с детства. Может поэтому для первого весеннего похода выбирается река, протекающая по родному краю. Эта река манит к себе, как родная улица, где родился, где вырос, и сохранил в памяти все подробности. Примерно так же держится в памяти и наша река, со всеми поворотами, перекатами, островками. И стоит одному подмытому дереву упасть на берегу, как память сразу зафиксирует потерю и будет хранить её в каких-то неведомых тайниках, если не годы, то до следующей весны точно. Каждый из нас имеет способность видеть всю речку разом, будто она протекает не по руслу земли, а по «руслу» души и сердца. Отчего даже самые незначительные перемены у реки, всегда, замечаются, если не одним, так другим участником похода.

Нынешней весной отличился я. На одном из поворотов реки, где течение было слабее, я первый увидел упавшую старую липу. Изрядно потрёпанная половодьем липа слегка касалась воды, а ее корни, прибитые течением к каменистому берегу, заметно возвышались и представляли собой удивительное зрелище. Все корни безжизненного дерева тянулись вверх через одно общее сплетение, в котором покоился большой светлый камень, и, казалось, корни сознательно спасают его от быстрого течения воды и поднимают его так, будто выпускают из своих «рук» не камень, а птицу в небо! Ну, что же ты медлишь? Лети! Ты свободен!..

Причалив к берегу, я тронул камень, но он не поддавался, был накрепко охвачен корнями, а значит, и не мог взлететь, как мне почудилось. Порядком потрудившись, я отделил весь корень от трухлявого ствола и взял с собой.

На ближайшей стоянке я полностью отдался находке. Очистил от песка и земли все корни, отсёк погнившие части, но вместе с этим сделал всё возможное, чтобы сохранить единство камня с деревом. Дальше так и путешествовали вместе весь поход. Днём в байдарке, на ночь корень накрывал байдаркой. А когда мне не спалось в палатке, я выползал наружу и подолгу сидел рядом с камнем и корнем. Мне казалось, что в тишине ночи камень шептался с корнем…

- И всё же странный этот человек, - удивлялся камень. – Река, и та избавилась от нас… А этот чудак бережно катает по реке, на ночь укрывает от дождя, вычищает все изгибы твоих корней, а то возьмётся смывать с меня даже пыль... Какие разные люди, - задумался камень, а потом пустился в воспоминания. – Давно это было. Тогда я принадлежал ещё скале. Пришли люди, стали взрывать для каких-то изысканий. Скала треснула. И трещина прошла как раз по мне. Затем река потрудилась и размыла трещину так, что я откололся на забаву реке. Долго она развлекалась со мной: загоняла в ущелья, подбрасывала и катала по каменистому дну. А когда я уменьшился и стал скользким для её рукавов, река выбросила меня на берег. Даже весной, при разливах, уже не обращала на меня внимания. Так и лежал бы никчёмный среди подобных камней, покуда не рассыпался на песчинки. Но вблизи я увидел тебя и стал мечтать о другой судьбе – коснуться твоих корней и врасти в них навеки. С тех пор я жил только половодьем. Медленно, год от года, половодье подмывало подо мной песок, камни, а я, как мог, перекатывался всё ближе и ближе к тебе. Прошли годы, прежде чем я коснулся твоего обнажённого изгиба.

- Я помню то время, - продолжила воспоминания живая часть корня липы. – Но ты не знал, что не только от ветра клонилось моё дерево в твою сторону, и не только от холода я посыпала тебя золотыми листьями. Уже в шорохе моих листьев ты мог услышать шёпот и вздохи моих веток, в которых было желание обнять тебя, приласкать. Потом мы соприкоснулись, но ещё так робко, что любая речная волна могла проскользнуть между нами и охладить наши желания и пыл, но ненадолго. Скоро ты касался главного сплетения моих корней, касался самого сердца, чтоб было ещё горячее, крепче, неистовее! И чем больше мы касались друг друга, тем нетерпеливее ты жался к моим корням, а я старалась обхватить тебя со всех сторон, и наши объятия становились ещё прочнее, образуя одно целое и новое!

- Выходит, мне это не мерещилось! – обрадовался камень. – Всё так и было! Тут была жизнь, была тысячекратно в любую минуту, была в томлении и в муке, в безумии и в страхе, в утрате и в обретении. Тут было непомерное желание - жажда, столь живучая, что вся влага реки, омывающей нас, одной каплей высыхала в ней! Тут не было обмана, не было предательства, - тут было одно объятие, истинное и великое объятие! Именно в нашем слиянии выяснилось, как беден мир, со всеми реками и морями, землёй и горами, скрывавшими всё это, хоронившими всё это, делавшими вид, будто этого нет. Это было. Было рядом. Было в нашем союзе! В твоих объятиях я становился всё твёрже и твёрже, – продолжал вспоминать камень. - На моей поверхности появились блёстки, которые сверкали на солнце, переливались при луне, и свет от них уже не принадлежал себе – он колебался, медлил, окутывал нас и проникал в наши сердца, преображая миг, час, день в вечность. Но если моим блёсткам завидовал мир камней, то твоё дерево удивляло мир всей природы. До самой поздней осени, до снега оно не осыпалось. А случались просто чудеса – отдельные листья даже зимовали на ветках твоего дерева!.. Но в этом мире всему приходит конец. Река расширялась в течении и размывала свои берега, отчего валились и гибли многие деревья. Так пришёл и наш черёд, - воспоминания камня становились всё мрачнее. - Последний весенний разлив подхватил нас течением и понёс по каменистым выступам берегов, ломая ветки, разбивая в щепки ствол, выворачивая корни. Самые сильные и жестокие удары я брал на себя. В других случаях твои корни спасали меня от коряг, готовых вырвать из твоих объятий. И как только ни корёжила нас река, но мы не расстались. Может, именно этим и заслужили того, что природа отступила от нас, решив похоронить нас вместе. Река вынесла нас на берег, где мы ждали погребения в земле и камнях. Но сердца ещё излучали тепло и любовь, и каждый из нас желал продолжить жизнь другого. Я, как камень, стремился вниз, чтобы твоё дерево как можно меньше соприкасалось с землёй и не гнило так быстро, а твои корни, как могли, поднимали меня вверх, желая продлить мою жизнь. И вдруг мы оказались не в земле, не в пространстве, а в руках человека. Уж он-то, несомненно, найдёт способ разлучить нас. Поэтому будем прощаться, прощаться навсегда.

Прошёл год. Весной всё той же компанией мы снова сплавлялись по нашей реке. И, проплывая один из поворотов реки, я сразу узнал прошлогоднее место, где увидел тогда упавшую липу с камнем. Сейчас мне показалось это место мрачноватым, хотя по берегу, как и прежде, росли деревья, между ними звенели ручейки, но чего-то всё же не хватало… А не хватало коряги с камнем. Не часто можно встретить такой шедевр, как прошлогодняя композиция, которая теперь стоит в моём доме и символизирует собой нетленную ЛЮБОВЬ в природе.


<<<Другие произведения автора
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2022