Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 177
524/252
 
 

   
 
 
 
Андрей Деркачев

Дом ветра
Произведение опубликовано в 123 выпуске "Точка ZRения"

Ар стоял посреди смотрового зала входной колонны. Он провёл здесь не одну сотню часов глядя на звёзды, на песчаные смерчи во время бурь, на рассветы и на закаты. Западный ветер сдувал выбросы пыли с терриконов, похожих на гигантские сталагмиты, судя по трассам выбросов, скорость ветра была рекордной. Трудно было представить, что всего год назад терриконов не было, только каменистая пустыня с пятнами озёр и грядой гор, окаймлявших гигантский кратер, в центре которого расположилась станция. Над громадой транспортного челнока зажглись первые звезды — прямоугольник "созвездия письменного стола" - так он назвал их полгода назад. Внизу был штиль, поверхность озера оставалась зеркальной.

Завтра всё изменится. Штиль будет вверху. Пыль будет медленно стекать с трёхкилометровых колонн, пока внизу её не подхватит буря и не смешает с песком. Но, главное, всё это будет рассматривать не он.

Ар переключился на просмотр архива. Нужно было готовиться к возвращению, восстанавливать образы нормальной, шумной и не совсем понятной теперь, жизни. Ар смотрел картины своего прошлого и не узнавал себя, не мог избавиться от тревожного чувства, что ему предстоит не новое, не продолжение жизни, а какая-то ловушка времени, в которой он потеряет самого себя…

***

— Работа у наблюдателя простая — наблюдать, — офицер говорил ровно, без эмоций, как и полагалось в текущем тренде с модой на комфорт, безопасность и черно-белое, — отклонения случаются редко, комплексы сами их отрабатывают. Человек там нужен в основном ради формальности — закон запрещает роботизированные колонии без контроля, если с ними нет постоянной связи. А с B11 связи нет совсем.

Ар взяла паузу и принялась разглядывать руки офицера. "Год за три - это очень хорошие условия. С учётом моего рейтинга и двух лет задолженности — слишком хорошие… С руками у него полный порядок. Наверное, всё-таки, у неё. Кожа — как в рекламных снах".

— Если остались вопросы, спрашивайте. Соглашение нужно подписать сегодня. Или не подписать.

— Да. К условиям вопросов нет, вы всё подробно изложили. Есть один… возможно, не по протоколу. Почему вы предлагаете мне контракт вдвое дороже, чем я стою по классификатору? Я смотрела подобные предложения, обычный коэффициент — полтора — два. У вас — три.

— Посмотрите ещё раз приложение D с оценкой рисков. Это дальняя зона. И вам придётся полгода провести без Потока. Конечно, там есть вполне достойный эмулятор, но для многих это проблема. Кроме того, нужен, извините, мужской психотип, сейчас это редкость. Вы можете сами оценить выборку по нашим требованиям. Результат должен поднять вашу самооценку.

— Хорошо. Я согласна. Вернусь, сделаю себе руки как у вас.

— Рада, что мы не ошиблись. Что касается рук - благодарю, но кто знает, что будет в тренде через полгода?

Ар обновила публичный профиль. Пошли вспышки поздравлений, рейтинг пополз вверх, - ещё бы, теперь она сотрудник "Мира будущего Мира".

"Интересно, что из себя представляет их эмулятор потока? Можно будет смоделировать реальных друзей или там одни унылые стандартные боты?"

Поток почти ничего не знал об освоении B11. Нашлись только официальные ответы — голая информация без эмоций.

Оказалось, что "B11" — неофициальное название, собственного имени у планеты не было, только навигационный код. Это был всего лишь символ пятого элемента периодической системы. Бора на планете было не слишком много - обычные пять грамм на тонну, но в образцах, взятых посреди огромного кратера, он весь, на сто процентов, состоял из тяжёлого изотопа бор-11. Собственно из-за этого кратера зонд и послали, слишком уж ярко выделялся на снимках идеальный круг диаметром полтысячи километров.

Никаких других аномалий в кратере не нашли. Планетологи так и не смогли объяснить, куда делись положенные двадцать процентов лёгкого бора-10, в конце концов тему прикрыли — никто не хотел связываться с нерешаемой задачей.

Теории — теориями, но изотопный состав бора оказался настолько чистым, что его сразу, без обогащения, можно было использовать в термоядерных двигателях и добыча на краю света оказалась выгодной.

Ар запросила данные о предыдущих вахтах и тоже не получила ответа по существу. Только дату начала эксплуатации и ничего об участниках. По другим экспедициям "Мира будущего" картина была интереснее: репортажи с диковинными пейзажами, конкурсы на дизайн кают, заказы сувениров… Тренд с модой на романтику и путешествия только-только сменился на сибаритство и ещё не вышел из горизонта.

"Нужно будет спросить завтра, на инструктаже. Можно даже попросить подключить ветеранов из первых экспедиций… А что? — законный вопрос! Я же подписала соглашение. Им придётся что-то ответить…"

— Устраивайтесь, — инструктор остановился возле анатомического кресла в центре зала, — пульты на обеих подлокотниках, но вы сможете управлять всем через М-интерфейс. Пришло время отключиться от Потока. Это не страшно, эмулятор создаст привычный для вас фон и будет отвечать на запросы.

Белоснежный интерьер учебного центра лишал инициативы. "Как всё у них продуманно… В этот зал не хочется вносить ничего своего, никакого прошлого. Только новое."

Сообщения стали приходить реже. Ар попыталась окликнуть друзей - ответы пошли, если не всматриваться в детали, всё осталось как раньше.

— Мы перенесли ваш профиль и настроили реакции ваших основных друзей. На станции эмулятор примерно такой-же. Вы сможете корректировать своё окружение — это увлекательное занятие. Но сейчас у вас другая игра. Программа подготовки интенсивная, с полным погружением. Считайте, что с этого дня вы уже на B11. Когда прилетите, не заметите разницы. Во всяком случае, не должны, — богатое меццо инструктора несло энергию и уверенность.

"Сколько может стоить такой тембр? Наверное, не меньше полугода", — Ар, со своим четвертым уровнем харизмы, почувствовала себя девочкой-подростком рядом с оперной дивой.

— Располагайтесь. Я не предупредила, во время курса ваш эмо-фон будет открыт полностью, это необходимо для полноценного виртуального присутствия. Не волнуйтесь, ваши личные тайны нас не интересуют. Могу уверить, все наши секреты очень похожи, так же, как и наши мечты.

— Да, я помню, это было в Условиях. Я должна что-то делать со своими блокировками?

— Нет, от вас ничего не требуется, кроме внимания и открытости. Моё меццо, кстати, природное. Я только немного подкорректировала обертоны. Видите, мы уже на доверительном уровне, и это совсем не страшно.

— Ну… пока в открытом доступе я одна…

— Напомню, вы здесь не ради интима. Вас, наверное, уже предупредили, — нужно будет вернуться к мужской самоидентификации. Это просто. Будьте самим собой. Вы ведь уже отключились от Потока. Теперь тренды адаптируются к вашему психотипу. Это максимально комфортная ситуация, так вам будет легче сохранять концентрацию.

— Я смогу пообщаться с ветеранами? С наблюдателем из первой вахты?

— Вы будете первым, кто встретится с ним. Его заберёт ваш корабль, вместе с грузом. Если вы имеете в виду наблюдателя строительной экспедиции, в программе будут его репортажи, но интервью не имеет смысла. Он восстановил резервный образ памяти после возвращения.

— Он сам этого захотел? Там что-то случилось?

— Конечно сам. Он же человек. Думаю, для него это было просто скучное время. Не интересное никому из друзей. А зачем нужны воспоминания, которые снижают рейтинг?

— Из-за этого в условиях надбавка за риск?

— Нет. Никто не будет доплачивать за скуку, скорее — за неизвестность. После вашей вахты оценку риска должны уменьшить. Так что вам просто повезло. Вы видите меню?

— Да. С чего начнём?

— По порядку. С обзора. Посмотрим на планету c птичьего полёта.

— С птичьего полёта? Вы любите ретро?

— Да, как и вы.

— Можно, я загляну к вам, когда вернусь? В образе космического волка?

— Пожалуйста, только вряд ли я вспомню историю полугодовой давности. А вы - тем более. Вам слишком много предстоит запомнить в ближайшие двести часов.

***

Вот, опять… Мир качнулся, словно ты заснул на миг не закрывая глаз, очнулся, и чувствуешь, что он стал другим, история сделала поворот, и ты знаешь, к чему всё повернулось, будто вернулся из будущего. Ар увидел странную картину: он стоит на террасе стартового комплекса возле шлюза входной колонны без костюма. С открытым лицом. Он даже разглядел капли воды на лице и на руках. Это уже явно за пределами смысла…

Впервые это произошло, когда дал сбой контроллер лифта. Ар тогда решил сэкономить немного времени, не возвращаться к служебному лифту, но подняться после обхода шахты на грузовом, пока формировался очередной контейнер с бором. Он вошёл в шлюз, но двери лифта не открылись. Не открывались и двери шахты, автоматика реагировала на объем, но Ар был гораздо меньше робота-транспортёра и его объёма не хватало, чтобы сработал датчик со сбитой калибровкой. Оставалось только ждать, когда к лифту подойдёт транспортёр с очередным контейнером, но не было никакой уверенности, что робот не раздавит его.

Тогда Ар увидел спасительную подсказку — какое положение нужно занять, чтобы робот остановился и заблокировал входную дверь.

Это происшествие даже не попало в протоколы — не было записей присутствия человека в шлюзе.

Ар был уверен, что это реакция Потока, но позже, после очередной "подсказки", пересмотрел архив и ничего не нашёл.

Тогда он по-другому оценил тот странный разговор с первым наблюдателем…

Человек казался нездоровым. Ар сразу обратил внимание на его взгляд - медленный, напряжённый, иногда он останавливался, глядя в одну точку, как у людей в ретро-фильмах. Казалось, наблюдатель сознавал свою странность и старался скрыть её, но скорее из вежливости, чтобы не смущать собеседника.

Ар задавал стандартные вопросы, и получал тусклые односложные ответы, пока, перед самым стартом челнока, наблюдатель не заговорил сам:

— Ар, пара слов на прощание. Я бы посоветовал вам перенастроить эмулятор Потока. Сбросьте всё и загрузите свой профиль с нуля.

— Зачем? Я же потеряю ваш опыт.

— Ну, во-первых, всё сохранится в архиве. А во-вторых — какой там опыт. Мои полгода прошли как сон. Я ни разу не вмешался в процесс. Понимаете…, я думаю, там накопились какие-то ошибки. В общем, это только совет.

— Об этом есть что-то в отчёте?

— Нет.

— Не понимаю. Если это важно, информация должна быть зафиксирована.

— Я не могу зафиксировать "Это"… Знаете, я всё время ждал корабль, представлял, как вернусь, снова окунусь в настоящий живой Поток, планировал, на что потрачу заработок… А теперь я немного вам завидую. Скорее всего, дело во мне, а не в Потоке, или ещё в чём-то. У меня осталось чувство, будто я прошёл мимо чего-то важного и не заметил, не откликнулся. Может — самого важного… Я назвал планету Энлиль. Невежливо называть мир, в котором живёшь, бездушной кличкой или обращаться к нему в третьем лице. Если хотите, называйте её так же.

— Что значит "Энлиль"?

— Вот, посмотрите. Перед моим перемещением в тренде были древние цивилизации. Мода, символика… Я тогда увлёкся этой темой. Энлиль — один из главных богов Шумера.

— Бог дикой стихии?

— Да. Повелитель ветра. Но, похоже, я его разочаровал. Боги не любят трусов. А может, я не угадал имя…

— Что вы хотите сказать? Вы как будто разговариваете с кем-то третьим.

— Может быть… Но моё время кончилось. А ваше только началось. Прощайте.

Шестиногие роботы-транспортёры закончили погрузку и сцепились в кольцо у шахты шлюза. Песок у стартового комплекса покрылся узором следов, только на первый взгляд хаотичным.

"Что мешает считать их живыми разумными существами? Они так же погружены в Поток и действуют сообща. Обучаются. Конструируют и улучшают свои тела совсем как мы. Такой роботоценоз может жить тысячелетия, может расширяться… Почему мне так отвратительно будущее, в котором я снова стану похожим на них? Почему я вообще об этом думаю? В кого я здесь превратился?"

Ар, наконец, признался себе, что не хочет улетать. Не хочет возвращаться в ставшее чужим пёстрое, суетливое прошлое, в мир, где он снова будет никем, человеком толпы, … человеком ли? Пройдёт совсем немного времени и рой чужих впечатлений, похожих, как мысли муравьёв, сотрёт в нем даже память о тишине. Разве это не смерть? Разве это не хуже, чем смерть?

На М-экране вспыхнул запрос Эно - нового наблюдателя:

— Ар, у нас, мягко говоря, проблемы! Весь груз, вся партия - это обычный бор! Грязный!

— Прошу вас, спокойнее, — Ар вздрогнул, — я здесь отвык от резких эмоций. Как вы проверяли?

— Что значит проверял? Вы же видите протокол загрузки, вес контейнеров на два процента меньше, чем у вас в журнале.

— Не понимаю… Вы хотите сказать, что обе технологические линии неправильно измеряют плотность?

— Я ничего не хочу. Моё дело приёмка груза. Ваше дело — сдача. У меня на четыреста килограмм меньше, чем у вас. Это, между прочим, стоит… страшно подумать, сколько. Но вашей вины в любом случае нет. Как бы вы сообщили о проблеме, даже если бы заметили её? Вот результаты контроля. Вот эта цифра должна быть 11, а она 10,81.

— Молярная масса?

— Может быть. Я не робот-аналитик.

— … если так, добычу нужно останавливать, наш случай квалифицируется как истощение запасов, — Ар получил ответ с нормативной экспертизой, — но показатели линий добычи — одиннадцать! Смотрите, вот архив. Всё время, до последнего контейнера. Ни одного сбоя!

— С этим пусть технологи разбираются, или кому там положено. По инструкции мне теперь здесь делать нечего.

— Но это невозможно!

— Мы с вами только наблюдатели. Мы выполняем инструкции, а не выдумываем теории. Станцию нужно перевести в "ожидание" и возвращаться на корабль пока не пришла буря. Жаль, что я её не увижу. Осталось бы хоть что-то оригинальное в памяти.

— Вы правы. Можете оставаться в челноке. Мы успеем, мне понадобится около часа.

— Благодарю. Вам придётся побыть в полном одиночестве какое-то время, когда всё отключится. Сочувствую. Меня от одной мысли об этом мутит.

— Я справлюсь.

Мир опять качнулся. Ар увидел себя со стороны: он стоит в смотровом зале входной колонны и наблюдает за стартом челнока. Это была не картинка из прошлого, Ар знал, что улетает Эно, а он остаётся.

Сознание пронзила догадка о том, что здесь происходит. Все странности сошлись в связанную цепь событий. Энлиль всё время заботился о нем, как отец о несмышлёном ребёнке… "Нужна тишина, нужно отключиться от Потока, освободить голову, тогда… Это нельзя записывать! … Что это? Это ты о чём?" — Ар старался подавить и рассеять мысль, заполняя внимание пустыми диалогами, потом сильно, до острой боли, прикусил язык.

— Эй, что там у вас? Что происходит?

— Ничего страшного. Маленькая травма. Прошу прощения. Лучше заблокируйте меня на время, чтобы я не портил вам фон, — Ар сфокусировался на боли, чтобы передать её как можно острее.

— Ух! Хорошо, блокирую на десять минут.

"Если сейчас нельзя отключить поток, нужно самому отключиться от него. Выйти за пределы станции, там сейчас адские помехи…", — Ар вошёл в шлюзовую камеру, — "На солнце ещё тепло, но сколько он продержится при здешних семи процентах кислорода? Три минуты? Наверное, немного дольше за счёт повышенного атмосферного давления. Трёх минут должно хватить, чтобы Энлиль ответил."

Прошёл сигнал готовности.

Ар набрал воздуха в лёгкие и, заставив себя не зажмуриться, когда внешняя дверь отъехала в сторону, шагнул на террасу, как в пропасть. Неожиданно страх сменился радостью. Она захлестнула его, как ветер, влила уверенность и покой. Ар прислонился к тёплому металлу входной колонны. Казалось, что сотни раз отсмотренный и изученный пейзаж реагирует на его взгляд, становится чище и прозрачнее, как будто Ар смывает с увиденного пелену и делает его живым. Здешнее Солнце, даже сейчас, когда оно задевало за горизонт, было слишком ярким, Ар только осознал дискомфорт, как почувствовал прохладу — солнце скрылось за облаком, а его кожа покрылась капельками росы.

— Спасибо, Энлиль!

Ар вздохнул. Спокойно и свободно, как будто он здесь родился и вырос. Ещё один вдох. И ещё… Этим воздухом хотелось дышать, как хочется пить и пить родниковую воду…

И радость, и покой, и воздух, всё что случилось и случится — подарок Энлиля. Просто так. От щедрости, от полноты, от нежности живого мира.

Теперь, когда Поток не заполнял сознание, Ар отчётливо видел, что и как произойдёт. Скоро придёт буря. Совсем скоро. Это будет буря чудовищной силы. Эно придётся стартовать одному, он благополучно вернётся на корабль. Площадка будет повреждена и челнок не сможет вернуться за ним. Корабль улетит. А дальше… Дальше нет ничего невозможного. Всё будет зависеть от него. Сегодняшняя победа над страхом, над своей косностью и недоверием - это только первая ступенька. Первый шаг к свободе. К настоящей свободе, которую даёт опора на невидимое, на ветер, и которую отнимает привычка опираться на собственную пустоту.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017