Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Гаан Лилия

Сетуха
Произведение опубликовано в 128 выпуске "Точка ZRения"

Чем наш паренёк занимался вне школы? На охоту с дедом ходил, рыбачил, собирал грибы, а летом нанимался пасти коров. Всё добытое продавал, и у него всегда водились деньги. Не много, но подростку хватало, чтобы хорошо одеваться, и как-то после особо "хлебного" лета Сетуха даже купил себе подержанный скутер. И зачем ему при такой-то интересной жизни ещё и школа?

 

Любой работающий в школе учитель, будь он даже семи пядей во лбу, обязательно сталкивался с необучаемыми детьми. И чтобы не вопили в министерстве образования об 'индивидуальном подходе' к ребенку, 'гуманизации образования' и пр. заумной чуши, но если школьник элементарно не хочет учиться, то хоть на голове перед ним стой, проку от этого не будет. И дело даже не в тупости или в неспособности усваивать материал, просто есть дети, которым до 'фонаря' и физика, и химия, и алгебра с геометрией вкупе со всеми остальными предметами школьной программы. Вот не нужны и баста, и хоть каждый день приглашай его родителей в школу и вызывай на педсовет: только нервы себе попусту измотаешь!

Таким горе-учеником был Авдеев Сергей, по прозвищу Сетуха. Почему Сетуха? Да он, наверное, и сам не помнил, по какому случаю её получил.

Его первая учительница досрочно поседела, пытаясь научить Сетуху читать и писать. Билась она изо всех сил, но осилить пропись он так и не смог, выводя в тетрадях такую жуткую вязь, что, в конце концов, ему разрешили писать печатными буквами. По слогам паренёк читал и в 9 классе. Считать мог, но уже с 'иксами' и 'игреками' к нему было лучше не приставать во-избежании конфуза, как ученика, так и учителя. У доски Сетуха выдавал такие перлы, что класс загибался от хохота, и восстановить потом дисциплину на уроке стоило огромных трудов.

Его мать - разбитная бабенка давно уже махнула рукой на непутевого отпрыска. Сергей был старшим ребенком Анны, нажитым от какого-то залетного мужика. Потом она нашла себе нового мужа, родила ещё детей и мальчишкой больше не интересовалась, отправив его жить к деду.

Петр Михайлович Рябцев был местным лесником и круглый год жил на кордоне, и чтобы добраться до школы, Сетухе приходилось вставать в пять утра и тащиться по лесной дороге пять километров до ближайшей автобусной остановки. Впрочем, он не особо кручинился по этому поводу, мирно отсыпаясь на уроках. И надо сказать, что учителя смотрели на его крепкий и здоровый сон сквозь пальцы: спящий Сетуха был гораздо приятнее в общении, чем бодрствующий. Изнывая от тоски, он играючи 'срывал' уроки, выдумывая всякие пакости: то ужей притащит и потом змеи расползаются по всей школе под оглушающий визг одноклассниц, то кому-нибудь за шиворот яйцо засунет (хорошо, если не тухлое!). Мог на учебнике одноклассницы мастерски изобразить козу с пучком травы в зубах и идиотской улыбкой, ну и с соответственной подписью - 'Маринка' или 'Ирка'. Били его по голове этими учебниками с таким остервенением, что листы разлетались во все стороны, а ему хоть бы хны. Да ещё, вдобавок, Сергей уродился красивым парнем, что придавало дракам с противоположным полом игривый характер.

Чем наш паренёк занимался вне школы? На охоту с дедом ходил, рыбачил, собирал грибы, а летом нанимался пасти коров. Всё добытое продавал, и у него всегда водились деньги. Не много, но подростку хватало, чтобы хорошо одеваться, и как-то после особо 'хлебного' лета Сетуха даже купил себе подержанный скутер. И зачем ему при такой-то интересной жизни ещё и школа?

Как он сдал экзамены? Тайна районного масштаба! Достаточно сказать, что получив незаслуженное свидетельство об окончании 9 классов, Сетуха так и не счёл нужным за ним зайти. Отловив его матушку на рынке, классный руководитель умоляла её забрать документы из школы.

- Да на что они нам,- лениво отмахнулась Анна,- у вас целее будут!

- Но тогда получится, что ваш сын автоматически будет переведен в 10 класс,- горячилась учительница.- А мы уже договорились, что Сергея примут в ПТУ.

- А что ему там делать? - не поняла мамаша. - Едва от школы отмучились! Дед Серёжке и работу нашел - будет в заповеднике кормушки лосям делать.

- Кормушки - дело полезное, не спорю! Но парню нужно получить настоящую профессию. Механизатор широкого профиля - очень хорошая специальность. Получит права... бесплатно!

Вот этими 'бесплатными' правами она и заманила Сетуху в тенета профессионального образования. Уж очень тому хотелось купить себе машину.

Но если в школе он был 'суперзвездой', от которого стонала вся учительская, то в ПТУ и не таких придурков видели и нянчиться с малахольным юнцом не собирались. После первой же выходки (Сетуха затолкал в выхлопную трубу учебного ЗИЛа свеклу), мастер нешуточно смазал ему по шее, да ещё поднес к носу кулак.

- Так репу разукрашу, что до конца жизни фиксами клацать будешь!

К нехилому кулаку Сетуха отнесся с уважением, и больше в мастерских не пакостничал. Но был среди преподавательского состава ПТУ человек, который руками не размахивал и не угрожал, но достал парня основательно. Это был учитель истории - Кирилл Петрович Ивушкин, которого 'пэтэушники' прозвали 'Кирпичом' за его тяжелый и бескомпромиссный характер. Пожилой педагог всю жизнь проработал в ПТУ и считал свой предмет главным даже для пареньков без намека на интеллект.

Кирилл Петрович безо всякого снисхождения отнесся к вполне естественному нежеланию Сетухи учить историю.

- Ты - юный гамадрил, - мрачно заявил он, когда студент Авдеев отказался отвечать на его вопрос о монголо-татарском нашествии, - только обезьянам извинительно не знать истории своей популяции. Люди же обязаны почитать своих предков. Вот стоишь передо мной, выпучив глаза, словно надувной заяц! А между тем, чтобы даже такой дубине появиться на свет, твоим пращурам приходилось проявлять чудеса изворотливости и выживаемости: спастись от рабства и смерти при монголо-татарах, выстоять во время жуткого голода и безвластия Смутного времени, уцелеть в трех революциях, гражданской войне и двух мировых войнах. Миллиарды ушли в небытие, не оставив даже следа! А твои предки выжили, и зачем? Чтобы в конце биологической цепочки появился такой клинический идиот? Иван, не помнящий родства!

Сетуха обиделся. Школьные училки хоть и возмущенно визжали на него, но никогда так обидно не обзывались, да ещё и придираясь неизвестно к чему. Монголы какие-то, революции...

- Меня Сергеем зовут, между прочим,- скорбно поправил он преподавателя.

Тот почему-то не на шутку распсиховался.

- Читай вслух! - шмякнул преподаватель о парту учебником. - Параграф 13!

Заставляя читать Сетуху старый историк явно погорячился. И хотя посмеивающийся сосед по парте быстро нашел нужную страницу, Кирилла Петровича ждало сокрушительное педагогическое фиаско. Такого судорожного 'мявканья' вместо чтения ему слышать ещё не приходилось.

- Да как же ты, парень, смог окончить 9 классов?

- Смог,- лаконично ответил Сетуха, и живенько отодвинул от себя учебник.

- Но тогда хоть слушай внимательно, что я рассказываю!

Слушать чокнутого препода его студент не смог по очень уважительной причине - всеми мыслями он сосредоточился на небольшом лесном озере, где уже с утра успел установить 'экраны' для ловли рыбы. Вчера ему заказала свежей рыбки одна из материнских соседок, и теперь Сетуха напряженно подсчитывал: успеет ли он по окончании занятий смотаться на озеро, вытащить рыбу, а потом также быстро отвезти её тетке Наталье и вернуться до наступления полной темноты. Выходило впритык, а ведь ещё нужно перехватить что-нибудь съестного. Дед, наверняка, картошки с грибами нажарит. Он с утра ушёл на обход участка и корзину не забыл прихватить.

И вдруг эти не лишенные определенной приятности мысли, нарушил грозный рык Кирилла Петровича.

- Авдеев! О чём я сейчас говорил?!

Сетуха раздраженно встал. Ну, до чего же пакостный дед! Сидит ведь, никого не трогает, и чего приставать-то?

- Про Гарри Потера...- участливо шепнул сосед.

Конечно, Сетуха слышал про Гарри Потера и раньше, но имел об этом юном чародее весьма смутное представление. Художественное кино он не уважал. У них на кордоне висела 'триколоровская тарелка', но по телевизору дед с внуком смотрели только три канала - 'Рыбалка и охота', 'Зоо-ТВ' и 'Россию 24'. Дед эмоционально наблюдал за происходящим в Украине, потому что там жила какая-то таинственная кума. Кем была ему на самом деле эта незнакомая баба, Сетуха не знал, но времени просмотр новостей отнимал много, не давая ему переключить антенну на любимую 'Рыбалку и охоту'.

- Вы говорили о Гарри Потере! - поэтому и не увидел подвоха простодушный Сетуха.

И тут историк взорвался. Он так орал, что на крик сбежались преподаватели из соседних аудиторий.

- Кирилл Петрович, успокойтесь! Нельзя же так реагировать - у вас сердце! Плюньте на этого остолопа...

В общем, получился такой скандал, что недовольный Сетуха думал об историке даже в тот момент, когда выдергивал, зацепившуюся за 'экраны' рыбу. На душе было как-то неспокойно, гадко. До парня дошло, почему препода прозвали 'Кирпичем'. Так просто Кирилл Петрович от него не отвяжется, и приемлемого выхода из этой ситуации Сетуха не видел - ну, на самом деле, не учить же ему историю? Скучно, да и времени нет!

Весь в сомнениях и тоске он провозился с рыбой чуть дольше, чем рассчитывал, и помчался на своем скутере в посёлок, когда уже начало смеркаться.

Дорога на кордон, несмотря на все жалобы и просьбы лесника, оставалась проселочной, изобилующей рытвинами и ухабами. И осторожно объезжая особо глубокие ямы, Сетуха не сразу в сумраке заметил вышедшего на дорогу здоровенного лося, а когда увидел, то было уже поздно - его скутер на полной скорости врезался в теплый бок животного. Лось отпрянул в одну сторону, Сетуха со скутером - в другую, а потом он крепко обо что-то приложился головой и... очухался уже где-то в лесу.

- Вот ведь вражина,- выругался Сетуха, со стоном освобождаясь от разбитого скутера,- откуда же его вынесло! Рыба-то где?

Пакет с рыбой после недолгих поисков всё-таки нашёлся - правда, он испачкался и разорвался, но это была не единственная неприятность.

Темнело, и наползающие сумерки сделали лес неузнаваемым. По крайней мере, паренёк, знавший каждое дерево по дороге в поселок, никак не мог определить - куда его занесло? Почему-то не было вокруг следов удирающего пакостника-лося, уже не говоря об исчезнувшей дороге.

Сетуха, нахмурившись, приблизительно прикинул, где должен находиться поселок и захромал в ту сторону. Ориентировался на местности он прекрасно. Даже дед как-то снизошёл до похвалы:

- Мозгов Господь не дал, зато чуйку приладил от хорошей гончей!

Но теперь эта самая 'чуйка', почему-то дала сбой, хотя Сетуха предположительно двигался к деревне.

- Рыбу продам,- бурчал он про себя, обходя завалы валежника,- и у матери переночую. А завтра спозаранку положу... на 'чушок', и пойду искать скутер. И пусть Кирпич хоть оборется! Мне без скутера, как этому придурочному деду без очков!

Тут его нос уловил запах костра.

- Что за дела? - испуганно устремился Сетуха в ту сторону. - Кто же это огонь-то в сухом лесу запалил? Почти у каждого дерева предупреждения ведь натыкали!

Вскоре послышался отдаленный гул голосов, и запахло едой, но не успел паренёк выйти к людям, осмелившимся развести костер в лесу, как к нему метнулась чья-то фигурка.

- Что за..., - попытался выругаться Сетуха.

Однако неизвестно откуда взявшаяся девчонка закрыла ему рот ладошкой, и что-то отчаянно зашептала на незнакомом языке. Удивленно отшатнувшись, подросток с удивлением уставился в белеющее в сумраке лицо. Девочка была, наверное, чуть младше его, с косами и почему-то в длинной до пят холщовой рубахе.

- Вот дела...,- пробормотал он, обращаясь к незнакомке,- ты чего по ночам по лесу шарахаешься? Да ещё в одной ночнушке? Заблудилась, что ли?

Но девочка вновь что-то ему зашептала, тыча рукой в сторону костра, и столько горя было в её голосе, что Сетуха понял - случилась какая-то беда!

- Кто там? Отморозки какие-нибудь? Ну, пойдем, поглядим, что у тебя случилось...

Красться по лесу для Сетухи было делом обычным, но и девчонка скользила рядом практически бесшумно.

'И не больно же ей по хвое босой ходить!' - удивился Сетуха.- 'Странная какая-то. Может, из дурки сбежала?'

Между тем, свет от костра стал пробиваться сквозь кустарник, и ещё сильнее запахло пищей. Сетуха осторожно раздвинул ветки, и... в изумлении округлил глаза.

На территории их кордона никогда не было такой огромной поляны, и уж тем более непонятно - откуда здесь появилось такое количество людей? И каких людей! Таких страшных рож Сетуха отродясь не видел - наголо выбритые в области висков длинные черепа пришельцев неожиданно заканчивались длинными косами. Их узкие глаза были жирно обведены черной краской, которая отнюдь не украшала изуродованные многочисленными шрамами зверские лица. Несмотря на осень, эти огромные мужики сверкали голыми ногами и обнаженными торсами, разрисованными жуткими татуировками, а вместо штанов носили что-то вроде кожаных юбок, препоясанных ещё и короткими мечами. Жуть!

Эти суперуроды стояли и сидели вокруг костра, над которым висел котел с булькающим варевом, и о чем-то переговаривались на режущем ухо гортанном языке. Невдалеке паслись их лошади и стояли скрещенные копья.

И тут девчонка что-то вновь залепетала Сетухе на ухо, указывая рукой в другую сторону. Он глянул на тот край поляны. Там в беспорядке стояли повозки, груженные всяким хламом, и около одной из них сидели люди в таких же длинных рубахах, как у девчонки. Руки пленников были заломлены вверх и крепко привязаны ремнями к жерди, лежащей на их плечах.

Сетуха сразу сообразил, что это пленники страшных отморозков, и очевидно, какие-то родственники девчонки.

- Вот, дурында! - возмутился он. - Да, этих упырей здесь десятка три! Как я помогу твоим родакам?

Девчонка жалобно всхлипнула, Сетуха раздраженно глянул в её сторону и... озадаченно замер.

Сейчас, когда пламя костра осветило лицо незнакомки, он увидел, что она очень даже хорошенькая - славное круглое лицо, большие умоляющие глаза, чуть вздернутый носик. У него моментально потеплело на сердце и губы изогнулись в невольной улыбке.

Сетуха интересовался девчонками. Увы, его отношения с ними оставляли желать лучшего! Почему-то одноклассницам не нравилось, когда он подкладывал им в сумки ящериц или игриво шлепал ниже спины, а то и проезжал на своем скутере по лужам в непосредственной близости от их новых платьев.

Но сейчас Сетуха точно знал, что нужно сделать, чтобы покорить сердце этой симпатичной незнакомки.

- Не дрейфь! - пожал он ей руку. - Что-нибудь придумаем!

И та с такой надеждой глянула на него, словно прекрасно понимала каждое его слово. Сетуха стал быстро соображать: что можно сделать в этой, казалось бы, безнадежной ситуации? И тут выяснилось, что он до сих пор машинально сжимает в руке пакет с рыбой.

Его поднаторевший в пакостях ум моментально сообразил, как можно его использовать - вокруг котла с варевом собралась куча голодных мужиков, и если....

- Послушай,- зашептал он на ухо девчонке.- Я сейчас их отвлеку на себя, и когда уроды помчатся за мной, беги к своим и перережь ремни.

Но она только беспомощно захлопала ресницами, и до Сетухи дошло, что ей нужен нож.

Величина его жертвы красноречиво говорила о силе чувств, охвативших подростка. Он протянул своей подружке швейцарский солдатский нож. Эту вещицу когда-то подарил деду один из высокопоставленных охотников, гостивших на кордоне. Сетуха гордился своим ножом и всегда носил его в кармане куртки.

И девчонка, моментально просияв глазами, сразу же показала, что поняла суть задумки.

- Всё будет хорошо,- нажал он ей на кончик носа. - Только не щёлкай клювом. Нож острее бритвы! Ну, ладно, ещё увидимся! Я этих гоблинов по лесу хорошо погоняю!

Оставив подружку в кустарнике, Сетуха подобрался к чужакам как можно ближе, и, хорошенько прицелившись, ловко забросил пакет с рыбой прямо в котел. Во время полета тот окончательно разорвался, и, осыпав глотающих голодную слюну мужиков грязной рыбой, приземлился прямо в кипящее варево, сразу же отвратительно завоняв на всю округу. Можно только представить, как озверели 'гоблины', увидев вместо долгожданной еды смердящий пузырь.

Забыв обо всём, они с разъяренными воплями устремились в сторону Сетухи, и теперь его могли спасти только ноги. Юнец мчался по темному лесу, боясь только одного - вдруг споткнётся о какую-нибудь корягу и полетит кубарем на радость преследователям, с грозным улюлюканьем следующих за ним по пятам.

И тут опять появился старый знакомец. Примчавшийся неизвестно откуда лось подло вырос прямо на его пути, и Сетуха, не успев затормозить, врезался лбом в бок ушлого зверя. Глухой удар, мгновенная боль..., и он увидел себя лежащим в пыли на знакомой дороге, ведущей из кордона в райцентр - без скутера, без пакета с рыбой и без швейцарского ножа!

В ушах звенели крики преследователей... или это был гудок поезда на ближайшем разъезде?

- Что за хрень? - осторожно нащупал Сетуха вздувшуюся шишку на лбу, и поплелся в сторону кордона.

Без рыбы в городе делать было нечего, да и появилась необходимость посоветоваться с дедом. Что ещё за странные лоси шляются в округе? Но особенно он переживал из-за того, что так и не узнал имени девчонки. Да и удалась ли их затея? Сетуху эта неизвестность расстроила даже больше, чем потеря скутера и ножа.

Когда он подошёл к дому лесника, дед ещё не спал и смотрел свою любимую 'Россию 24'. Наверное, его куме в Украине опять цены на лекарства повысили.

- Где тебя носит? - с ходу заворчал старик. - Полночь уже миновала: не дело в это время по лесу шляться! На кабана напорешься, да и волков на Чистовом кордоне видели. Что им до нас-то добежать - пара пустяков! Есть хочешь? Жареная картоха на плите...

Сетуха рассеянно поставил сковороду на стол и, схватившись за вилку, задумчиво застыл над картошкой.

- Что ты на неё глядишь-то, весь день не жрамши? - обеспокоился дед, отвлекаясь от телевизора.- Чудной ты сегодня. Случилось что?

- Случилось...

И Сетуха рассказал Петру Михайловичу о своем приключении.

- Думаешь, это я так сильно головой приложился? - с беспокойством спросил он старика.

Но тот почему-то не спешил с ответом, задумчиво покачав головой.

- Ну, скутер твой мы завтра поищем, и нож тоже... только вряд ли чего найдем! А про лося этого дурного я уже однажды слышал.

Дед тяжело вздохнул, щелкнул пультом и подсел к внуку.

- Это было во время войны - совсем несмышленышем я жил на этом же кордоне у родителей матери. Шёл сорок второй, и мы тогда под немцами были. И вот у них как-то в лесу пропал взвод солдат, возглавляемый двумя офицерами. Сначала на партизан все подумали, да только не было их в наших краях. Фашисты, видимо, это сообразили, и к нам на кордон приехали три машины с какими-то важными эсэсовскими чинами, и давай рыскать по лесу. Почва у нас песчаная - следы хорошо сохраняются. Деда взяли проводником. И я слышал, как он рассказывал бабушке о странных находках в лесу. Мол, неизвестно откуда вдруг появились лосиные следы и тут же исчезли, но именно в этом месте пропадают отпечатки солдатских сапог, и больше нигде не появляются. Пытались пустить собак, но те тоже уперлись носом в лосиные следы, да принялись выть.

- Не, - мотнул головой Сетуха, - фашистов я там не видел. Какие-то разрисованные уроды шарились...

- Только черт знает, кто в том заколдованном месте бродит. Немчура-то сгинула бесследно! Слава Богу, что ты живой и невредимый вернулся, а скутер - дело наживное!

Но, тем не менее, утром внук с дедом тщательно обследовали дорогу. И всё было точно так же, как и в далеком сорок втором году - след шин упирался в четыре отпечатка лосиных копыт, после чего все следы исчезали: и скутера, и лося. Но зато в придорожном дереве застряло мудреное копье. Острый наконечник из темного металла был притянут кожаными ремнями к ярко раскрашенному древку, неизвестно для каких целей ещё и украшенному заячьей лапкой.

- Это, чтобы оно летело, как заяц! Есть такое древнее поверье, - дед с великим трудом выдернул копье из дерева, и, тщательно осмотрев, покачал головой. - Фартовый ты малый, так пригвоздило бы к дереву - не отдерешь!

- Эх, жалко, что имени той девчонки не узнал,- вздохнул Сетуха,- клевая такая...

Петр Михайлович покровительственно потрепал внука по голове.

- Зови Машкой. Если даже ошибёшься, всё равно не обидится! Скорее всего, нет её давно - в прошлом осталась, когда славяне ещё в посконных рубахах бегали!

На следующий урок истории Сетуха шёл с определенным энтузиазмом. Уж Кирилл-то Петрович должен знать, что за гоблины могли блуждать в их лесу сотни лет назад?

Едва прозвенел звонок, изумленный историк увидел, что Авдеев тянет руку.

- Не пущу,- сразу же пресек он обычную просьбу оболтусов всех времен и народов,- для этих дел дается перемена. У вас мочевой пузырь со звонком связан, что ли?

- Нет,- благодушно отмахнулся Сетуха, - я по другому вопросу. Ваши монголы - такие полуголые упыри с изрезанными харями и косичками на затылке?

Лучше бы он отпросился в туалет! Урок назад историк показывал паренькам презентацию, включающую отрывки из фильма о Чингиз-хане, и понятно, рассчитывал хотя бы на элементарную зрительную память своих учеников, и вдруг такое!

- Что ты делал на уроке, когда мы проходили эту тему? - озверело сверкнул он очками. - Спал, обормот?

Вопрос был риторический, но неожиданно попал прямо в цель. Сетуха, действительно, весь тот урок продремал, потому что начался охотничий сезон, и он всю ночь просидел с дедом в засаде на кабана.

- Да, ладно, чё там,- мирно признал свою вину подросток. - Ну, понял уже, что не монголы! А кто это мог быть? Рожи страшные, глаза черным обмазаны, но не фашисты - это точно! Я тех в кино видел!

Оправдать последующую реакцию маститого педагога можно только тем, что у того ум за разум зашёл от столь диковинных пояснений, и он решил, что речь идет о каком-то кинофильме.

- Да, мало ли, что американцы показывают в своих блокбастерах? Неужели мы ещё историю под них подстраивать будем? Таких народов никогда не существовало. И хватит глупостями заниматься, Авдеев! Пора, наконец, и за ум взяться! Ведь у тебя интеллект трёхлетнего ребёнка. Перед барышнями не стыдно?

Такого оскорбления после ночных испытаний Сетуха не снёс.

- Не существовало?! - возмутился он. - А откуда вам знать? Мало ли, что в ваших дурацких учебниках пишут - наяву-то этих монголов никто из вас не видел! А выдумать, да написать всё что угодно можно!

У Кирилла Петровича даже подбородок затрясся от такого надругательства над любимой наукой.

- Да ты представляешь, тупица, сколько люди работы проделали, сколько источников изучили, чтобы создать учебник?!

- Но если в нем нет гоблинов с косицами, значит, зря они штаны просиживали! - рявкнул в ответ выведенный из себя Сетуха. - И что проку от ваших учебников? Вот в случае опасности, когда человека от смерти спасти надо - вы от врагов очками отобьетесь или двойкой пригрозите? Может, я и не знаю истории, зато уверен, что в каком бы времени не оказался - всё равно выживу! И зверя добуду, и девушку свою спасу!

- Тебе среди неандертальцев только и место! - не остался в долгу учитель.

Слово Сетухе было незнакомо, но звучало как ругательство и окончательно доконало подростка.

- Пусть я и... это самоё! А вы всю жизнь пацанам головы всякой хренью морочите, книжкой своей в нос тычете, а в то, что в действительности нужно - совсем не знаете!

- Вон из класса! - кончилось терпение у старого учителя.- Ты меня будешь ещё жизни учить, недоросль!

И Сетуха ушёл, но не только из аудитории - он покинул ниву образования навсегда.

- А пошли они! - сказал паренёк деду. - Денег накоплю и в автошколу поступлю. А в 'чушке' только время даром терять...

- Дурак ты! - беззлобно выругался дед. - Поздно потом будет локти-то кусать!

Но Сетуха только отмахнулся и отправился на рыбалку: в лесу он был на своем месте. Да и срочно деньги понадобились на новый скутер.

Вечером паренёк распродал пойманную рыбу, и, появившись дома, довольно пересчитал купюры и спрятал в коробку из-под обуви. Но что-то не давало ему покоя, и после ужина Сетуха предложил деду:

- Давай, вместо твоих новостей сегодня канал 'История' посмотрим. Может, там про гоблинов что-нибудь скажут?

- Давай, - оживился Петр Михайлович, - всё развлечение! А то от кризиса у меня уже изжога и давление поднимается!

Так дед и внук ступили на зыбкую стезю самообразования, а это заковыристое занятие. Ведь когда речь заходит о прошлом 'каждый суслик - агроном'...


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017