Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Андрей Днепровский-Безбашенный

Дом с синими ставнями
Произведение опубликовано в 126 выпуске "Точка ZRения"

В то время, когда в стране начались выбросы в атмосферу вредных финансовых средств, а в море финансов появились подводные течения, Мария Ивановна из деревни Малиновка решила съездить в гости к сестре на пару недель, на хозяйстве оставив непутёвого мужа, что достался ей чисто случайно.  

- Смотри у меня не нажрись, забулдыга проклятый, и вообще, веди себя хорошо! Никаких баб не води, свиней накорми, про коров не забудь, как только солнце взойдёт выпусти в поле, а то в хлеву так и будут стоять и мычать, как оглашенные, у дома травку скоси, и синие ставни подкрась синим цветом, а не каким-то другим, не зелёным, не желтым, не красным! – напутствовала пожилая женщина своего непутёвого мужа. А потом, немного всплакнув, поднесла кулак ему прямо к лицу и снова сказала: - Узнаю, что баб приводил, сразу - убью!

Супруг Марии Ивановны был директором шатальной конторы, и никогда не упускал возможность, возможность какую-нибудь – упустить! Жил попросту, как по холсту, любил оттопыриться,  когда деньги появятся, всё это сильно хватало его, от чего на душе ему было чуточку легче. А Мария Ивановна, была хоть и несуразная, но мыслями очень правдивая, до святой простоты, что деревенским жителям было очень уж свойственно. Она была предпенсионного возраста и работала когда-то дояркой, а работа дояркой,  это был такой тяжкий труд, что в живых из доярок уже почти никого не осталось.

Её сестра жила далеко и Мария Ивановна к ней ездила редко, раз в несколько лет, повидаться, похвастаться и поплакаться. Сестра когда-то болела параличом ног, но случайно ворвавшийся на территорию больницы злой бультерьер, сразу же вылечил её от этого недуга. 

В это раз Мария Ивановна уезжала к сестре с тяжелыми мыслями, отчего-то такими тяжелыми, что у неё даже кольнуло под сердцем. Женщина собрала чемодан, вышла на улицу, где ветер тихо хлопнул калиткой, на прощанье взглядом окинула дом, что был на улице с красивым названьем – Цветочная, хотя цветов там не было и в помине, а был один только бурьян, и в сопровождение мужа отправилась к автобусной остановке. 

Над деревней вещал сельский радиоузел о здоровье всеми любимого председателя сельсовета, которого в очередной раз укусила собака. Деревенские собаки недолюбливали председателя, за то, что не все деньги, отпущенные на благоустройство деревни, доходили по назначению. Муж с чемоданом в руке услужливо семенил рядом и клялся, как перед Богом, что ни капли в рот не возьмёт, свиней всех накормит и не абы каким, а именно сбалансированным питанием, коров вовремя выпустит, травку выкосит,  ставни подкрасит, а о бабах, у него и вовсе мыслей не возникает. Муж, конечно же, врал, но всё равно, от этих слов на душе у Марии Ивановны было приятно и даже на минуточку просветлело, словно солнышко выглянуло из-за тучки.

***

Тем временем суетливая жизнь шла себе потихоньку, у сестры Мария Ивановна о своей деревне даже забыла, у сестры она провела три недели. Честно сказать, у сестры ей было так хорошо, что возвращаться просто-напросто не хотелось, но всё же пришлось. Муж встретил её на той же автобусной остановке, взял чемодан и вновь услужливо семенил, по пути докладывая, словно реляцией с фронта, что все указания выполнил, и баб не было – никаких!  Супруг был трезвый и не запитый, и даже баню с дороги ей протопил. Мария Ивановна мужу сердечно поверила, в чём даже не сомневалась.

- Ну, надо же, мужик мой просто исправился, и травку всю выкосил, и вроде не пил, и даже ставни подкрасил, и свиньи в весе набрали… - отходя ко сну после бани, приятно засыпала Мария Ивановна. - Надо бы чаще его одного оставлять, чтобы ответственность чувствовал… - на пуховой подушке засыпала уставшая женщина.

А пока она спала в счастливой улыбке, за открытыми синими ставнями на Малиновку опустилась ночная прохлада, с лёгким туманом и запахом свежего сена, луна таинственным светом сияла над миром, где кроме плохого, было и много хорошего. (такие понятия, как плохое и очень хорошее, на самом деле весьма относительные, всё  говорит лишь о том, что плохое без хорошего – не бывает, так же, как и хорошего без плохого).   

Заснуть-то она конечно - заснула, но вот проснулась с болью в спине, может, во сне неудачно так повернулась, может в бане веником перепарилась, может, слишком тяжко вздохнула, а может это от нервов, в спину боль уступила, Марии Ивановне было – неведомо. (м-да, говорят, что все болезни от нервов).  А пока она спала, ей почему-то приснилась Италия, где она никогда не была, и никогда, наверно не будет, где её звали – Ива Мария… (впрочем, людям разное снится, ладно хорошее, а  то снится всякая ерунда, Ива Мария, это Мария Ивановна, только наоборот).  Ива Мария охала пару дней и хваталась за спину, пробовала лечиться народными методами, но народные методы упорно не помогали, и ей ничего не осталось, как утром с автобусом уехать к врачу, в районную поликлинику.

***

В поликлинике было много народу, как пчёл во время роения,  где все суетились с одной только целью, взять талончик к врачу. И вот, заветный талончик был у Ивы Марии в руках, с которым она тихо сидела на стуле в длинном таком коридоре, что был длинным и мрачным, как жизнь… Да! Жизнь её так придавила, что и не охнуть. Ноющая боль в спине её всё время преследовала, как навязчивая мелодия. 

(когда я пишу, рядом ставлю портрет Уильяма Сидни Портера, писателя О, Генри, вот так, у вашего писателя тоже есть - любимый писатель!  О, Генри с портрета взгляд перевёл на часы, что означало только одно – пора переходить и к финалу, и так, к финалу мы – медленно, на цыпочках, затаив дыхание переходим, тихо и незаметно…)

Рядом с Ивой Марией на стуле сидела счастливая женщина, которая тоже держалась за спину, но всё равно улыбалась, и в этой улыбке, светом великой надежды светилось – большое женское счастье! А Ива Мария сидела и представляла себе, что она плывёт на канале в гондоле в Венеции, где гондольер её муж, трезвый и тщательно выбритый, в белой рубашке заправляет веслом, волны гондолу качают, а муж говорит: - Не беспокойся любимая, ты у меня та самая женщина, ради которой живу, тут на волне гондолу качнуло, в пояснице Ивы Марии опять уступило,  и в бок что-то толкнуло… От этого толчка Ива Мария очнулась, но это была не Венеция, это был коридор районной больницы. Её слегка толкнула соседка по очереди, что рядом сидела на стуле. Ива Мария просто уснула и громко так захрапела, на весь коридор.

- Вы наверно, ночью не выспались? – спросила её соседка по очереди.

- Да вот, всю ночь не спала из-за боли в спине, в спину так уступило, что и не вздохнуть, я сама из деревни, на автобус вставать рано пришлось… 

- Но ничего, к обеду к врачу обязательно попадём, врач этот толковый,  на ноги сразу поставит…

Ива Мария у того врача как-то была, и он ей помог, сказал: - Если вы ко мне пришли, в этом пока ничего страшного нет, а вот, если же я к вам приду, то у вас  возникли проблемы! 

- Мне тоже в спину тут уступило – разговорилась рядом сидящая женщина. - Любимый мужчина в гости меня пригласил, в бане попарились, а после и вовсе не спали, всю ночь только и делала, что тяжко вздыхала,  наверное, это от нервов,  любовь повстречала, сильно влюбилась, мужчина хороший, с виду вроде непьющий, такой обходительный весь, на вы всё, на вы, не то, что местные алкоголики, цветы подарил, даже шампанское выпили. Вдовец говорит, сказал, что жена его стерва, его не любила, а у него коровы и свиньи, экий доход, на море можно поехать и отдохнуть… В волнах покупаться, на Красное море тут приглашал, в этот самый, в Египет.   А как говорил-то, как говорил, прямо малиновым звоном: - Я вас искал миллионы лет, вы так грациозны, что  вас не могу представить в постели, мне кажется, что вы спите на веточке. А в постели, ну просто – огонь, до этих самых, до колокольчиков! В спину аж, уступило… - схватилась женщина за спину. -  Он у меня из деревни, у него дом с синими ставнями, и улица с красивым названием - Цветочная кажется, называется. В доме так хорошо и уютно, на месте все, прибрано…

Тут Анна Мария на секунду задумалась и спросила: - А деревня-то как называется, где возлюбленный проживает?

- Деревня, Малиновкой называется… В Малиновке сразу направо с автобусной остановки,  дом по Цветочной в конце с синими ставнями, травка там выкошена… Там живёт моё женское счастье!

После таких слов, Ива Мария так уставилась на соседку по очереди, и таким взглядом на неё посмотрела, что возникло страшное напряжение, где был напряжен даже воздух!

- Дом с синими ставнями, говоришь? Вдовец, чистенько всё, говоришь..? Он никогда тебя больше не позвонит!!! – вдруг ударила словом соседку по очереди Ива Мария.

- Почему..?

- Потому, что я являюсь – его живою женой!!! Кобелина проклятый!!!

***

Ива Мария решительно встала и пошла  по больничному коридору, а боль в спине у неё – почему-то вдруг резко прошла…


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017