Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1772
529/260
 
 

   
 
 
 
Надя Коваль

Париж-Техас
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

Восемь часов утра. Ещё бы поспать часок-другой, но увы, не наше счастье. Это у "них" в офисы приходят к десяти, а у нас - нельзя. Наша страна – на марше. «Цель светла и ясна, цель светла и ясна!» - как поётся в «Оде КПСС» Владислава Соколова. Утреннее солнце щедро бьёт в окна и смеётся над нашим бессмысленным упорством. В кабинете финансового отдела тесно, но уютно: четыре письменных стола, четыре стула, шкаф с бумагами, пишущая машинка. Сейчас достанем шариковые ручки, платёжные документы и всё пойдёт-поедет по накатанной колее.

- Вера! Опять ты чеснока наелась! Не продохнуть! – с порога, без приветствия, начинает начальница, недовольно дёргая носом. Приближается к своему столу и начинает нервно дёргать стул. Между ним и книжным шкафом совсем мало места, и ей требуется добрых пять минут, чтобы расположить объёмное тело.

- Сколько раз надо твердить, что чеснок можно есть только в пятницу после работы, чтобы к понедельнику запах выветрился! – продолжает она, не меняя тона.

Вера Григорьевна недовольно ворчит себе под нос:

- Вам, Зинаида Антроповна, конечно, проще: поели свекольного маринада – и никакого запаха!

В отделе знают, что начальница страдает запорами, поэтому питается исключительно свёклой и черносливом.

- Что-то ты, Вера, разговорилась. Смотри, а то до пенсии не доработаешь!

Вера Григорьевна на угрозу не реагирует и намеревается завтра сделать то же самое.

- Ну, вот что, дорогие мои, - продолжает шеф, - месяц кончается, надо ехать долги выколачивать. Давай–ка, Людмила, собирайся в командировку! – обращается она к другой сотруднице.

- Да что вы, Зинаида Антроповна! Вы же знаете, я не могу! – чуть не плача, отвечает Людмила Яковлевна.

Она уже полгода кашляет. Врачи ничего определённого ей не говорят, и та подозревает самое худшее.

- И почему опять я? У нас и помоложе финансисты есть!

Это на меня намекается.

- А что? Это идея! Сам Александр Маркович как-то сказал, что Надюша наша девушка способная и активная. Обязательно справится! - начальница смотрит на меня так, будто дело уже в шляпе. Перспектива ясна: если сам зам.директора оказал мне доверие, значит сегодня же мне закажут билет и выдадут командировочные деньги.

До Джезказгана еду на поезде. Часами стою в узком проходе, чтобы не находиться в душном купе, где соседи без устали травят анекдоты и поедают колбасу.

- Девушка, а вы куда едете?

Справа появляется молодой человек в трико с вытянутыми коленками. Долго разговариваем о пустяках и переходим на "ты".

- А ты – невезучая.

- С чего это ты взял?

- У тебя глаза такие же зелёные, как у меня! А я ужасно невезучий. «У беды глаза зелёные...» Помнишь? Вот, возьми-ка адрес одной бабули в городе. На случай, если в гостинице мест не будет...

В гостинице мест не было. «Ну, точно, этот чёрт в трико накаркал!» - чертыхаюсь я и отправляюсь по адресу бабули. Стучу в квартиру безликой «хрущёвки» в центре города. Вырисовывается хлипкая, худенькая старушка - хозяйка 29-ти квадратных метров, на которых она проживает с постояльцем. Внимательно меня осматривает и пускает меня на постой. В квартире нет ничего, кроме стола, стульев, диванчика и старого серванта. Единственная роскошь - чёрно-белый телевизор. Постоялец - мужчина лет тридцати, молчаливый и уравновешанный. Обращается ко мне:

- Пойдёмте в кино, а то вы здесь до понедельника с тоски умрёте.

Название у фильма интригующее – «Париж-Техас», а на деле такая бодяга, что кажется конца никогда не будет. Сплошное занудство! (Измученная ревностью мужа, жена убегает из дома и забирает с собой сына. Муж скрывается от близких в глуши штата Техас. И только через четыре года они вновь встречаются.)

По дороге обратно постоялец признаётся мне, что его тоже жена бросила. Смотрю на него с жалостью. А чем я ему помогу?

До полуночи сидим вдвоём на кухне, пьём водку: он – по привычке, я – за компанию.

- Я на нашем Джезказгансом ГОКе с восемнадцати лет работаю. Может быть уже в следующем году квартиру получу, - говорит с надеждой и занюхивает корочкой хлеба очередную стопку.

- А хозяйка? Она тоже на ГОКе работала?

- Всю жизнь. Здоровье там оставила, а ничего не заработала. Перебивается с горем пополам между нищетой и тараканами.

- А что, много тут тараканов? – с ужасом спрашиваю я.

- Тьма! Ночью включишь телевизор, а они по светящейся дорожке так и шастают бандами туда-сюда.

Лежу на кровати с провалившейся панцирной сеткой в одной спальне с бабушкой. Голову обмотала полотенцем, чтобы ни один одуревший от майской жары таракан не забрался бы мне в ухо. А хозяйка то и дело подскакивает к окну, да шепчет что-то невнятное. Оконные рамы с зимы протыканы ватой, из-за чего в комнате душно и муторно, вот старушка и терзается вопросом - когда же начать эту вату доставать: сейчас или утром?

От жары и панической боязни тараканов всю ночь не смыкаю глаз. Лежу, жду рассвета и размышляю над словами храпящего за стенкой постояльца: «А что наша жизнь? Монотонная работа, мизерная зарплата, одиночество. Хорошо, если однажды повезёт встретить любимого человека. А без этого – тоска. Без этого сплошной "Париж-Техас" получается!» И мне вдруг ужасно захотелось, чтоб ему повезло. Чтобы нам всем повезло...


<<<Другие произведения автора
(4)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2022