Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Батраченко Виктор

История моего отца
Произведение опубликовано в 59 выпуске "Точка ZRения"

25 января 2012 года исполняется 100 лет
со дня рождения Степана Иосифовича
Батраченко, незрячего доцента
Воронежского госпединститута,
воспитавшего не одно поколение
учителей.

Виктор Батраченко

Мои родители Степан Иосифович и Лидия Фёдоровна Батраченко прибыли по распределению на работу в Воронеж в 1944 году. По записям в их трудовых книжках можно отследить последовательность занимаемых должностей, но место работы оставалось неизменным - Воронежский государственный педагогический институт. Маму и отца, проработавших в этом ВУЗе многие десятилетия, до сих пор помнят их коллеги по преподавательской работе и те, кто у них учились. Горькие и славные страницы истории семьи Батраченко достаточно хорошо известны воронежцам из повести «Неутраченное счастье», написанной в 1957 году писателем Иваном Васильевичем Сидельниковым и переиздававшейся в Воронеже в 1959, 1965 1978 годах. Отец, офицер военной контрразведки был тяжело ранен в бою на Советско-финской войне, потерял зрение. Мама, узнав о его ранении, приехала в Ленинград, отыскала его в госпитале и вышла за него замуж.

В первомайские праздники 1940 года по всесоюзному радио был передан Указ о награждении отличившихся в боях. Правительственная телеграмма «Молния» подтвердила услышанное утреннее известие о награждении С.И. Батраченко орденом Красного Знамени. Боевую награду за № 9748 отец получил из рук М.И. Калинина в середине июня в кремлевском кабинете Председателя Президиума Верховного Совета СССР. В том же году родители поступили на исторический факультет Ленинградского государственного педагогического института им. Герцена, который в связи с началом Великой отечественной войны был эвакуирован в Пермь (горд Молотов - в те годы). По завершении учёбы оба получили дипломы с отличием. Проработав пять лет, отец стал кандидатом исторических наук. Мама тоже работала над кандидатской диссертацией, но ряд обстоятельств и, прежде всего, состояние здоровья не позволили довести её до завершения…

Оглядываясь назад, я не раз задавал себе вопрос, как смог отец найти силы заново получать высшее образование, осваивать профессию преподавателя, заниматься научной работой и общественной деятельностью? Конечно, во время учёбы и в последующие годы ему всё время помогала мама, а с началом преподавательской работы - девушки-секретари. Но главным было то, что он поставил себе задачу: научится работать самостоятельно. Конспекты лекций, материалы статей он писал по системе Брайля, применяя специальный трафарет или используя пишущую машинку для слепых. Всё было разложено по папкам, которые размещались на полках в шкафу в определённом порядке, что позволяло ему быстро находить нужные для работы материалы. По квартире и по учебному корпусу института он перемещался самостоятельно, чётко ориентируясь в расположении кабинетов и аудиторий.

Помимо преподавательской работы отец много сил отдавал общественной деятельности. На протяжении десятков лет он работал в правлении Воронежского общества слепых, помогая людям, потерявшим зрение, найти своё место в жизни, выступал в учебных заведениях и на предприятиях города и области в качестве лектора общества «Знание», ездил на читательские конференции по книге «Неутраченное счастье», проводившиеся в библиотеках, школах, пионерских лагерях. В семейном архиве хранятся фотографии, сделанные во время таких встреч, практически, во всех районах Воронежской области. На некоторых встречах приходилось бывать и мне. Меня всегда поражало его умение увлечь аудиторию, несмотря на слепоту, он прекрасно владел ситуацией и мог оперативно перестроиться в случае необходимости. Как правило, организовывали такие встречи учителя, директора школ, работники библиотек, которые когда-то учились у отца, они отлично знали его, как талантливого рассказчика и глубоко эрудированного специалиста.

Хронологию общественной деятельности отца можно проследить по фотографиям, размещённым в нескольких альбомах, и снабжённым подробными подписями, вырезками из газет. На снимках - встречи с участием разведчицы Валентины Довгер, профессора ВГПИ Ивана Фёдоровича Бирюлина, редактора газеты «Коммуна» Владимира Яковлевича Евтушенко, профессора Бронислава Яковлевича Табачникова, писателя Ивана Васильевича Сидельникова. Множество снимков сделано на центральном стадионе и на базе подготовки воронежской футбольной команды «Труд» («Факел»), на колхозных полях и фермах, в заводских цехах и Дворцах культуры, в воинских частях, в Воронежском суворовском училище…

У воронежского литератора Ильи Ивановича Кесслера сохранилась фотография, на которой он - директор воронежской школы №4 имени Николая Островского беседует с отцом, пришедшим на встречу с учениками по случаю присвоения пионерской дружине школы имени Степана Батраченко. Имя отца носили 15 отрядов и дружин школ города и области, в школе №4 ему в очередной раз торжественно повязали пионерский галстук, но на этой встрече разговор шёл, в основном, об Островском. Дело в том, что отец, будучи старшиной Четвёртого кавалерийского корпуса в 1935 году приезжал с бойцами в Сочи к автору романа «Как закалялась сталь». Тогда, общаясь с безнадёжно больным, ослепшим писателем, он не мог и подумать, что через несколько лет ему придётся разделить судьбу Павла Корчагина. Несомненно, встреча с Островским помогла отцу впоследствии найти в себе силы, для того, чтобы начать жизнь, практически, заново после потери зрения…

Весной и летом 1967-76 годов по районам области курсировал агитпоезд «Великий Октябрь». В каждом рейсе принимали участие 100-120 лекторов, профессиональных и самодеятельных музыкантов, танцоров, актёров, которые выступали в сёлах и райцентрах. Отец участвовал в девяти рейсах этого агитпоезда. В иллюстрированном издании АГИТПОЕЗД «ВЕЛИКИЙ ОКТЯБРЬ», вышедшем в 1969 году, отец запечатлён на нескольких фотографиях, сделанных во время встреч в Калаче и Бутурлиновке. Возвращаясь из таких поездок, он восторженно рассказывал о том, где побывал, с кем из бывших его студентов удалось встретиться… На самом деле, в поездках случалось всякое. Так, доцент ВГПУ Геннадий Андреевич Кулагин вспоминает о том, что довелось пережить во время их совместной лекционной поездки в Эртиль: «Автобус из-за сильной метели и крепкого мороза до конечной станции не доехал. За ними прислали уазик, который тянул трактор. Пока доехали до места, то не просто замёрзли, а, буквально, окоченели и все были в снегу…»
Директор Верхнемамонской школы Дмитрий Фёдорович Шеншин, вспоминая о далёком 1960-м году, когда он поступил в ВГПУ, пишет о встречах с отцом: «…Особая атмосфера складывалась в отношениях между преподавателем и студентами, какая-то особая аура вокруг бытия и кипучей деятельности Степана Иосифовича. Поражало то, что он не испытывал дискомфорта в связи со своими ограничениями здоровья. Он всегда был в мажорном настроении, всегда искромётно шутил, как ребёнок радовался успехам и с возмущением огорчался каким-то просчётам или необдуманным решениям… Пропусков или «сонных» студентов на лекциях никогда не было, никто не осмеливался заняться другим делом. А на семинарах или зачётах у нас и мысли не было воспользоваться шпаргалкой. Это было бы гнусностью по отношению к нашему незрячему учителю».

Доцент ВГПУ Владимир Константинович Лубашевский, учившийся в пединституте, припомнил такой случай. В ходе лекции по истории КПСС, рассказывая студентам физмата об оппортунистах, отец воспользовался поговоркой «Хрен редьки не слаще». Когда лекция закончилась, один из иностранных студентов (кубинец) спросил, как увязать незнакомую ему поговорку с материалом лекции. Отец пообещал вернуться к этому вопросу на следующем занятии. Придя домой, он попросил маму купить на рынке хрен и редьку. Ровно через неделю лекцию он начал лекцию с того, что предложил студенту-кубинцу попробовать на вкус то и другое и рассказать о своих ощущениях…

Известный воронежский футболист Владимир Проскурин в одном из своих интервью сказал: «Если есть великие футболисты, то есть и великие болельщики России. Это, прежде всего, наш земляк Степан Иосифович Батраченко.» Отец во время учёбы и службы в армии был разносторонним спортсменом, увлекался лёгкой атлетикой, гимнастикой, футболом. Любовь к спорту он сохранил на всю жизнь. Не пропустил ни одного сезона с 1954 года, когда футбольная команда Воронежа стала играть в чемпионате СССР, был всегда в гуще всех событий. Из года в год он покупал два абонемента на одни и те же места на Центральной трибуне, его всегда кто-то сопровождал и комментировал ход игры. Обладая феноменальной памятью, он мог подолгу участвовать в обсуждениях игр чемпионата и горячих спорах по тем или иным событиям из истории воронежского футбола в ходе традиционных встреч болельщиков на знаменитой «Бреховке» возле стадиона. Много интересного о роли отца в поддержании боевого духа футбольной команды, в которую входили учившиеся у него в разное время футболисты Медведев, Бобров, Белов, Проскурин, рассказывали мне болельщик с многолетним стажем Юрий Семёнович Рогулькин, спортивный журналист Юрий Гаврилович Коденцев… Когда отца не стало, на его месте в десятом ряду перед каждой игрой лежала пара гвоздик.

В семейном архиве особое место занимает фотография, датированная 1957 годом. Отца пригласили в воронежскую школу №3, находившуюся в Левобережном районе, на встречу со старшеклассниками и после завершения решили сфотографироваться на память. Юноши и девушки обступили гостя, а проходившая мимо четвероклассница тоже попыталась «попасть в кадр». Старшие начали прогонять пионерку, но отец, поняв, что происходит, попросил не обижать малышей и подозвал девочку к себе. Так она и осталась в кадре в самом центре снимка у его правого плеча… Фотография одна из сотен, подобных ей, сделанных в разное время, но кто мог тогда подумать, что, именно, эта девочка Надя спустя двенадцать лет станет моей женой!

Отец проработал в пединституте 42 года. Вынужденный уйти на пенсию по возрасту, он сильно переживал, оказавшись не у дел. Да, его периодически навещали друзья, да, он, оставаясь преданным болельщиком «Факела», продолжал регулярно ходить на Центральный стадион, да он с радостью откликался на приглашения выступить в школе или библиотеке. Летом 1990 года отец с группой выпускников Воронежского военного училища связи, в котором он учился в 1937-1939 годах, организовал изготовление мемориальной доски, которая была установлена на здании, где до войны располагалось училище. На встречу выпускников, которых, к сожалению, осталось совсем немного, было доставлено из Москвы Знамя училища. Так вышло, что в этом самом здании на улице Студенческой в 1969 году началась и моя военная служба. Отец расспрашивал меня о том, как выглядят те помещения, в которых ему довелось учиться, какие спортивные площадки имеются во дворе… Службу я закончил в 1992 году в звании подполковника. На гражданке, спустя некоторое время, стал работать учителем в 28-й школе, в которую меня привели родители в 1950-м, а с 2007 года начал преподавать на физико-математическом факультете Воронежского государственного педагогического университета - того самого ВУЗа, где до сих пор помнят моих родителей.
В стихах, написанных мною, я не раз обращался к отцу…

Говорил отец о той войне

Слишком скупо, неохотно, редко
говорил отец о той войне.
Лишь теперь понятно стало мне -
для него не кончилась разведка.
«Я давал подписку…» - отговорка…
С парашютом - восемнадцать раз…
Про «кукушку» финскую рассказ…
Про последний бой… Крутая горка.
Медленно ползущий броневик -
весь огонь на нём сосредоточен.
Отвлекающий маневр закончен.
Головой на руль водитель сник...
Взрыв. Осколки. Обожгло лицо.
Темнота - теперь уже навечно.
В том бою успех был обеспечен
отвлекающим… В конце концов
за отцом и я уйду когда-то…
По нему свою сверяю жизнь.
Издалёка слышится: «Держись!» -
односложно, сдержанно, но внятно.

Кандалакша, декабрь 1939 г., офицеры 122 стрелковой дивизии, крайний справа С.И. Батраченко

Кандалакша, декабрь 1939 г., офицеры 122 стрелковой дивизии, крайний справа С.И. Батраченко


<<<Другие произведения автора
(9)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017