Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 192
528/257
 
 

   
 
 
 
Батраченко Виктор

Инвалиды - особенные люди
Произведение опубликовано в 114 выпуске "Точка ZRения"

Русский человек добр, великодушен, совестлив. К инвалидам на Руси всегда было доброе отношение. Нищим калекам подавали. Работающих инвалидов уважали. Ещё больше стали уважать инвалидов-спортсменов, которые своими победами раз за разом доказывают, что невзгоды, свалившиеся на них, их не сломили. И вот мы дожили до того, что околоспортивные мрази, додумались запретить участвовать в паралимпиаде 2016 всей команде российских паралимпийцев. Всем – за то, что у кого-то в анализах что-то нашли. Да они же здоровьем не блещут, вынуждены лекарства принимать в значительно больших количествах по сравнению со здоровыми. Что там за химические реакции у них в организмах происходят? Какие соединения в результате в анализах присутствуют? А тут – всех не пускать. Мрази, позорящие звание человека, сволочи, суки, испугавшиеся стабильных результатов наших паралимпийцев.

Мой папа Батраченко Степан Иосифович не воевал на Великой Отечественной войне. Не смог. Он, офицер военной контрразведки был тяжело ранен в бою на советско-финской войне, потерял зрение. Можно представить, как он переживал, что не в состоянии взять в руки оружие и воевать с новым врагом, мстить за своего отца, погибшего в 1942, когда немцы занимали Армавир. Папа участвовал в войне как мог – занимался в молотовских госпиталях реабилитацией военноослепших, потерявших зрение на фронтах Великой Отечественной, помогал им вернуться к жизни.

Можно представить, как сложилась бы его судьба, если бы не слепота… В военную контрразведку он попал не просто так. Конечно же, были учтены и разносторонняя физическая подготовка (высокие достижения в гимнастике, лёгкой атлетике, стрельбе, верховой езде, прыжки с парашютом), и навыки работы на современных средствах связи, и организаторские способности. Халхин-Гол, Польша - освободительный поход 1939-го и финская война… Став инвалидом он нашёл в себе силы снова учиться, окончил Молотовский педагогический институт с красным дипломом, стал преподавателем в Воронежском педагогическом институте, защитил кандидатскую диссертацию через пять лет после окончания вуза. Став инвалидом, папа не участвовал ни в каких соревнованиях, но зарядку делал ежедневно (гантели, эспандер, приседания…), много ходил пешком. Был заядлым футбольным болельщиком (ежегодный абонемент на «своё» место на стадионе, тесные связи с футбольной командой «Труд», потом - «Факел», многие футболисты были его студентами…). Хорошая физическая подготовка и бойцовские качества помогли ему выстоять, стать нужным обществу и достойно прожить долгую жизнь. Бывая с папой в правлении Воронежской организации Всесоюзного Общества слепых (ВОС), я неоднократно видел незрячих, играющих в шахматы, слышал, что они участвуют в соревнованиях. Зачем им, инвалидам, это нужно было? Ответ ясен – чтобы не чувствовать себя ущербными!

Мой дедушка Фёдор Иванович Шаталов в раннем детстве повредил левую ногу, стал инвалидом и всю жизнь ходил на костыле, хорошо учился, окончил Московский университет в 1917 году. Начал работать в годы Гражданской войны в Тамбовской губернии (агроном, мелиоратор, директор элеватора…), потом перебрался в Воронеж и работал до глубокой старости (в годы моего детства он работал в организации по заготовке эфиромасличных культур, очень часто мотался по области в командировки. Кантемировка, Алексеевка, Лиски, Костёнки – эти названия я услышал от него, словечко «кориандр» тоже я узнал от него). Выезжая в командировке, он скакал по полям на костыле, а, возвращаясь домой, приносил в рюкзаке так необходимые тогда, в конце сороковых – начале пятидесятых продукты: брусочек сала, круглый каравай чёрного кисловатого деревенского хлеба, свёклу, тыкву… Я часто и подолгу жил у бабушки с дедушкой в доме с печным отоплением. Печку надо было топить дровами, а зимой и – углём. На телеге в сарай привозили дрова, которые надо было пилить и рубить. Дедушка вытаскивал из сарая козлы, на которых двуручной пилой от брёвнышек отпиливались чурбаки. Пилили два инвалида – слепой папа и дедушка, опирающийся на костыль… Рубил чурбаки на поленья дедушка, используя колун и топор. Иногда брал в руки топор и папа и, тщательно сориентировавшись, рубил! Когда я подрос, пилить и рубить стал вместе с моим двоюродным братом Володей.

Двоюродный брат папы, дядя Серёжа воевал в морской пехоте, был ранен, лишился левой руки. К дяде Серёже, который жил в Туапсе мы ездили насколько раз в гости. Он был энергичен, подвижен, работал дежурным по станции Туапсе. В свободное время на шлюпке выходил в море и ловил ставриду на «самодур», привозил полные корзины замечательной ставриды, которую сам коптил. Такой вкусной ставриды я больше никогда не ел… Конечно, дяде Серёже было очень трудно обходиться без потерянной руки, но его физическая подготовка позволяла ему очень быстро плавать и глубоко нырять, меня, мальчишку, поражало, как он успевал нырнуть и перехватить брошенную мною достаточно далеко монетку или камушек… Насколько я понимаю, дядя Серёжа не участвовал в каких-то соревнованиях инвалидов, но, если бы тогда, в середине пятидесятых набиралась команда пловцов или прыгунов в воду, дядя Серёжа мог бы достойно выступать в этих видах спорта.

Инвалиды особенные люди. Им по понятным причинам очень непросто жить, передвигаться, обслуживать себя… Поэтому отношение к ним должно быть особое. Отношение и внимание. Внимание и помощь. Помощь и поддержка. Сострадание – ко всем инвалидам. Глубочайшее уважение - к тем инвалидам, которые находят силы учиться, работать да ещё и спортом заниматься.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2017