Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 1712
529/260
 
 

   
 
 
 
Батраченко Виктор

В пустыне (из цикла «На испытаниях»)
Произведение опубликовано в спецвыпуске "Точка ZRения"

    Испытания противотанкового комплекса проводились в начале 80-х, как положено, во всех климатических зонах тогда ещё Советского Союза. Очередная командировка на юг, поближе к Кушке, задание – отработка соответствующих пунктов программы в условиях повышенных температур. Июль – жарче не бывает. Полигон – кусок пустыни, песок на все четыре стороны, ни деревца, ни кустика… Севернее полигона небольшой кишлак. Направление пусков – строго на восток, цели – фанерные щиты, отдалённо напоминающие танки и БМП, расставленные поближе и подальше. Задача несложная – набрать статистику в условиях помех и без оных.
Все члены комиссии прибыли вовремя. Промышленники оборудовали позиции, развернули контрольно-измерительную аппаратуру, проинструктировали солдатика, которому было доверено осуществлять пуски. Дал последние указания зам. председателя комиссии майор Смирнов (председатель мудро решил не подвергать себя воздействию повышенных температур, тем более, параллельно проходил этап испытаний этого же комплекса на крымском побережье). Осталось дождаться максимальной температуры, обещанной синоптиками на 14-00.
Нехотя пообедали, кто мог вздремнул, где удалось притулиться… По команде изготовились, припали к окулярам, запустили самописцы. Солдатик прицелился в макет танка, покачивавшийся в мареве над прожаренным песком.
Пуск! Солдатик скрылся в облаке песка и дыма, а реактивный снаряд, сорвавшись с направляющей, устремился к цели №1 и беспрепятственно продырявил её! Первый успех приободрил.  Майор Смирнов на радостях пожал солдатику руку и приказал поразить цель №2. Дальше всё пошло, как по маслу. В щитах появлялись аккуратные дырки (на этом этапе испытании применялись снаряды-болванки, без боевой части). Остался последний из запланированных на сегодня пусков – пятый. Солдатик радовался, что всё скоро закончится (в отличие от других членов комиссии он был в полной боевой выкладке, с автоматом за плечами и в раскалённой каске). Измерители готовились нести ленты с записями на обработку, полигонщики тихо матерились – им предстояло ещё залатать дыры в мишенях…
Пятый снаряд, пролетев сотню метров, резко отвернул влево… Несколько секунд висела гробовая тишина. Майор Смирнов разразился тирадой, состоявшей из изысканных ненормативных выражений, большая часть из которых предназначалась солдатику. Надо отдать должное майору, высказывался он и в свой адрес, сокрушаясь по поводу того, как некстати пришлись эти испытания на последний год его службы. Когда майор стал выдыхаться, наблюдатель, спустившийся с вышки, срывающимся голосом доложил ему, что снаряд ушёл в сторону кишлака. На этот раз тишина была ещё более гробовой…
- Прапорщик Есипов, берите двух бойцов, рацию. Бегом за снарядом. – осипшим голосом скомандовал майор Смирнов и внимательно посмотрев на меня, добавил, - А Вы, капитан, следуйте с ними и всё зафиксируйте на месте падения. В протокол пойдёт… Доклад по рации каждые пять минут!
В принципе, бегать за улетевшими не туда снарядами не входило в мои обязанности. Пуски в условиях помех, обеспечение которых лежало на мне, намечались на следующий день, и сегодня я просто наблюдал за ходом испытаний, стараясь оставаться в тени в прямом и переносном смысле. Не вышло… Сделав несколько глотков противной тёплой воды, я двинулся выполнять задание.
Найти место падения снаряда было довольно просто – во время полёта за ним разматывается тонкий кабель, по которому поступают команды управления. По этому кабелю мы и пошли… После десятка шагов  вспомнился фильм «Белое солнце пустыни» и сразу же «Сорок первый» - ноги вязли в песке, пот лил ручьём, солнце жарило неимоверно – синоптики не подвели с температурой… Кабель уходил всё дальше, кое-где его уже слегка занесло песком, но всё говорило о том, что наблюдатель не ошибся – снаряд улетел в сторону кишлака.
- В сторону кишлака… - неожиданно вырвалось у меня вслух. Я представил, что мне придётся фиксировать там, на месте падения.
- Отверстие в дувале, пробитое снарядом, находится на высоте 70 см. от земли…- на высоте, или на расстоянии, как правильнее будет? - Снаряд вошёл в окно и, пробив две стены… Только не это! - я старался не думать о последствиях, но картины разрушений сменяли одна другую в моём воображении.
Показался кишлак. Оттуда не доносилось ни звука. Только скрип песка под сапогами и тяжёлое дыхание членов поисковой команды…
- Что, они там вымерли? – подал голос молодой боец (видно тишина насторожила не только меня) и продолжил перебор вариантов, - Убежать так быстро они не могли, тем более – погибнуть… Только этого не хватало…
- Разговорчики! – одёрнул я бойца и решительно скомандовал, - Шире шаг!
На ширину шага моя команда практически не повлияла. Кишлак был уже совсем близко. Кабель лежал как по линейке, похоже, снаряд больше не сворачивая летел точно в сторону дувала, но никакой дыры в нём я, как ни силился, рассмотреть не мог…
Откуда-то появились силы, и мы побежали. Скорее всего нам так показалось – по песку не набегаешься… Перемахнули дувал, он оказался совсем невысоким, за ним простирался пустырь, а может быть и – огород, на котором что-то когда-то росло… Судя по направлению кабеля, снаряд летел точно в сарай, до которого оставалось меньше полусотни метров… Дыры в стене сарая тоже не было. Что за чертовщина?
Вскорости всё прояснилось. На излёте снаряд угодил в мелкий арык и, судя по всему, преспокойно дожидался нас там, остывая в мутной воде. Один из бойцов, тот, что помоложе, беспрекословно полез в арык. Воды в нём оказалось почти по пояс, так что, опустив руки в воду, боец еле дотянулся до снаряда. Понимая, что терять уже нечего, нырнул с головой и вылез из воды, прижимая снаряд к груди. Насчёт воды в арыке я ошибся, скорее, это была жидкая грязь, теперь она медленно стекала с бойца, ставшего похожим на водяного, облепленного травинками, веточками, листиками… Радист начал хихикать, я одёрнул его и только тут вспомнил о приказе – докладывать через пять минут.
- Почему не выходите на связь? – спохватился я.
- Так не было же команды… Бежали всё время… - оправдывался радист, боец-водяной всё еще стоял со снарядом…
- Да положите Вы этот чёртов снаряд! Сядьте. Давайте связь со Смирновым! – лихорадочно соображая, что мне сейчас придётся говорить в ответ на разнос, скомандовал я.
На удивление, разноса не последовало. Я доложил о находке снаряда на территории кишлака, упомянув об отсутствии местных жителей и о том, что никакого ущерба снаряд не нанёс.  В ответ получил приказ немедленно покинуть место падения и двигаться в юго-западном направлении в сторону грейдера – за нами уже выслали уазик.
Через пять минут снова вышли на связь.
- Какого…, вы там топчитесь! Сказано было – НЕМЕДЛЕННО покинуть!!! Бегом к грейдеру!!! - орал майор Смирнов.
- К чему теперь такая спешка? Снаряд нашли, всё в порядке… - спросил я у прапорщика.
- Так надо ноги делать отсюда побыстрей, пока в кишлаке не проснулись. Спят они всегда в это время, пока жара не спадёт… - растолковал он мне и добавил, - Может всё и образуется… Пронесёт…
На самом деле пронесло. Обработали результаты всех пяти пусков, составили отдельный протокол по стрельбе по арыку, обсудили возможные причины схода снаряда с траектории. Решили назавтра продолжить пуски опять без помех. Из кишлака никто не пришёл…
Наступил второй день испытаний. По холодку полигонщики залатали дыры в мишенях. Промышленники всё десять раз проверили, зарядили самописцы… На этот раз пускать снаряды решил сам майор Смирнов, расположился в окопе, правда, без автомата, но в каске… Ровно в 14-00 снаряд был выпущен по цели №1. Всё повторилось – снаряд ушёл левее, но не так круто, как вчера. Летел он недолго. Как уж прицеливался майор Смирнов, одному Богу известно, но снаряд на этот раз угодил точнёхонько в столб телефонной линии, соединяющий кишлак с райцентром. Столб рухнул на глазах у всей комиссии…
Возвращать второй снаряд послали других, мои услуги не понадобились. На замену столба и восстановление телефонной линии ушло не более двух часов. Испытания были прекращены вплоть до выяснения…
Из кишлака никто не пришёл…

    *   *   *
Пару лет спустя я случайно встретился с теперь уже отставным майором Смирновым в Москве. Он обрадовался мне, как родному, затащил в ближайшую пивную, и мы на пару часов вернулись в ту пустыню…  Под прохладнее пивко припомнили всё: и злополучный арык, и телефонный столб… Смирнов рассказал, что потом он, бывая в кишлаке, не раз заходил в чайхану, где аксакалы, вежливо поклонившись ему, продолжали неторопливо беседовать, в который раз обсуждая события тех дней в мельчайших подробностях. Откуда они узнали? Обычно днём там все спят, пережидая жару…

6.11.05.

 


<<<Другие произведения автора
(5)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2020