Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 646
529/259
 
 

   
 
 
 
Вакс Петр

Под музыку Вивальди
Произведение опубликовано в 100 выпуске "Точка ZRения"

Никитины поют по телевизору «Под музыку Вивальди».

Нет, это не они ее поют, это поет Раечка. «Под музыку Вивальди» – это она.

Ее сильные ловкие руки белыми птицами порхают по клавиатуре пианино. Простой ля-минор, с которого всё начинается и которым всё заканчивается, под ее руками-птицами звучит богато и величественно. Она поет «Под музыку Вивальди», глубоким голосом заполняя всю маленькую комнату... где? – не помню... наверное, у Алены на улице Нагорной, там было пианино... Или на Жданова в Раечкином старом доме в старом дворе, где собирался почти весь класс средней школы номер сорок девять.

«Печалиться давайте об этом и о том...» Печалиться соглашались охотно и с восторгом, с мурашками и ознобом от песни, от Раечкиного прекрасного голоса, потому что печалей-то никаких не было, ну разве что – кто кого любит или не любит... Как бильярдные шары после удара кием, мы метались по жизни, отскакивая от бортов и натыкаясь друг на друга, но не теряя еще своей энергии, ее было очень много, хватало на многие удары. Мы думали, что печалимся об этом и о том, хотя печали были впереди. Мы думали, что уже взрослые.

«Под музыку Вивальди» – пела Раечка в очередной раз для пяти, или десяти, или двадцати набившихся в комнату, и это был транс, гипноз, магия, ее голос вибрировал в каждой клетке, заставлял резонировать каждый волосок на теле, и не хотелось, чтобы это кончалось. Все парни класса в разное время были в нее влюблены, конечно, а дольше всех – Вовчик, он много лет еще смотрел на нее глазами спаниеля. И я тоже, но я думал, что скрываю, и рыцарски влюблялся в других девочек. А Раечка один раз немного, наверное, была влюблена в меня, когда на уроке физкультуры предлагала выбрать меня командиром мальчишеской команды, и здоровенные бугаи смеялись: как? Вот этого мелкого? – Да! Он умеет то, что у вас не получается... Ну, я занимался спортивной гимнасткой и подтягивался больше всех, и где-то там в чем-то победил...

«Вы слышите, как жалко и безнадежно как...» Мы слышали. И Сашка Митрофанов опять виртуозно исполнял на гитаре аргентинскую мелодию, и Яшка Улер снова, дурак, приносил на собранные рубли вермута вместо нормального портвейна, и Вовка Трофименко изображал всех учителей, и мы умирали от смеха... И пока мы с Раечкой жарили на всех картошку, кто-то пел, кажется Алена – «Дождь притаился за окном»... Ну конечно, и «Виноградную косточку» мы дружно зарывали в теплую землю, и «Дожди забренчали сонаты», а как же. Раечка быстро и ловко готовила на всех, она всё делала так, активно и со вкусом, весело и громко. И когда мы становились людьми, удовлетворенными желудочно, начинались песни...

А однажды судьба выбрала меня, чтобы мной, как пером, начертать летящее слово «Любовь». Долго не собирались, где-то метались, стуча плечами и лбами о борта жизни, и вдруг на каком-то шабаше художников-оформителей наткнулся я на Валерку Нагорного. Он художник, надо же... Валерка подловил меня коварным, как теперь уже ясно, вопросом: «А правда, что Рая вышла замуж за Яшку?» Я хохотал: это тебе Яшка сказал? Ну, фантазер!.. Нет, она свободна. Я промолчал, что была у Раечки какая-то девичья драма, очередная невзаимность... На следующей встрече появляется Валерка, и показывает свои невероятные работы, а когда все расходятся, он остается... Потом смотрю – а они уже друг без друга не появляются, и у Раечки лицо счастливое...

«Заплакали сеньоры, их жены и служанки, собаки на лежанках и дети на руках»... Дети на руках, да. Вот и дети пошли. Я тогда был уже, кажется, во второй раз женат... Павлушу маленького таскали на все сборища, и снова пели бесконечно... У Валерки и Раечки уже две девочки... И у меня уже Света родилась...

«И стало вдруг так ясно... что жизнь была напрасна...» – как?! Да, это правда. Нагорные уезжают в Америку. Мы не прощались, мы отдалились друг от друга, разлетелись по разным лузам, а раньше всех с хрустом отломился я – ушел, бросил... Им казалось, что я их всех предал, кто знает, может и так, но если б не ушел, предал бы себя... Но «Под музыку Вивальди» продолжала звучать у меня в ушах, и сильные руки продолжали порхать над клавишами пианино у меня перед глазами...

А потом... недавно, как удар под дых: Валерки нет... умер во сне, где-то там, в своей Америке... Господи, спаси и сохрани нас, грешных... Мы не общались двадцать лет, но я долго не мог опомниться, и долго поражался сказанному одной общей знакомой: «Как он мог?! Какое право имел нас оставить?!» Видимо, он оборвал столько любовей, и они теперь кровоточат... Я теперь тщательно слежу за своим здоровьем, потому что живу не для себя, и не хочу оставлять своих беспомощных подопечных...

«Под музыку Вивальди» продолжает меня подталкивать, направлять и вести, и оказалось, что это лейтмотив юности. «Под музыку Вивальди» укрывает нас всех от невзгод и печалей, как щитом. Сегодня, когда разрастается раковая опухоль массового искусства – нам, защищенным «Под музыку Вивальди», не страшны ее метастазы.

Нет, это не Никитины поют, вернее, поют-то они, но я слышу только Раечку, и когда звучит эта музыка (не песня, а музыка, именно!), я слышу только ее.

Потому что «Под музыку Вивальди» – это она, Раечка.

И все мы будем счастливы когда-нибудь, Бог даст...


<<<Другие произведения автора
(2)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018