Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 
Грузовые Транспортные перевозки по россии http://avs-logistic.ru/.
 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 191
529/259
 
 

   
 
 
 
Вакс Петр

Обыкновенные люди
Произведение опубликовано в 101 выпуске "Точка ZRения"

Евгений постоял у окна еще немного, но во дворе ничего не происходило. Ничего – это значит как всегда. На лавке сидит дед Коля, он соседям помогает чинить замки и краны. Поднесенный стакан выпивает не спеша, с чувством собственного достоинства. Добрый человек: всегда сигаретой угостит, и к нему в любое время за каким-нибудь пустяком легко зайти.

Держа руки в карманах, под забором угрюмо стоит Генка, по которому тюрьма плачет. Ни с кем не здоровается, пьяный и вообще психованый, может искалечить под горячую руку, его уже несколько раз арестовывали и штрафовали.

Возле детской площадки наклонилась к кошкам баба Лена, святая женщина. Кормит бродячих животных, всегда остановит, поинтересуется, как дела, как жизнь, расспрашивает подробно. А сама от голода уже потемнела: пенсия крохотная.

Женя вздохнул и двинулся в прихожую. Выйти пройтись? Это ничего не изменит. Все равно еще месяц, от силы полтора – и конец. За что его наказали?!
Он сморщился, прикусил губу, чтобы не заплакать, сдержался. Отрыдался уже, когда диагноз определили. Ах, ах, такой молодой, чуть за тридцать. Не проверялся. Кто ж знал? Теперь хоть стой у окна, хоть лежи – толку ноль.

Завтра Рождество, святой праздник. У всех радость, семейный уют, вкусная еда и надежды. Только не у него, не у Евгения. С ним покончено. И все-таки, за что его так, понять бы... А может, прыгнуть вниз с балкона? Седьмой этаж, результат гарантирован.

Но он представил, как будет целую минуту, а то и несколько, лежать с переломанными костями, как режущая боль разорванных нервов пронзит его, словно электрический разряд. И струсил.

Все-таки слезы потекли. Жалеет себя. Надо что-то срочно сделать, что-то придумать, принести какую-то пользу хоть кому-нибудь. Вот хоть бабе Лене. У нее тоже не будет вкусной еды, да и вообще никакой. Она уж год как за квартиру не платит. Дворничиха грозит, что из ЖЭКа придут и выселят старуху.
А может...

Евгений, шмыгая носом, подошел к шкафу, достал коробку. Вот его скудные сбережения. Теперь только на похороны. А собственно, зачем? Ему будет все равно.

Доброе дело. Отчаянно хотелось, чтобы доброе дело ему засчитали – где-то там, неизвестно где, непонятно кем – но засчитали. Может, это нечестно, и тогда дело не считается добрым, но было трудно не думать об ответном добре.

Он медленно, тщательно оделся, потом достал из коробки деньги, не считая сунул их в конверт, заклеил. Подумал, что написать, не придумал и пошел так. Спустился вниз, с трудом просунул конверт в щель почтового ящика пятьдесят девятой квартиры, где жила баба Лена. Интересно, она обрадуется, когда откроет? Или испугается?

Потом он вышел из дома и отправился прямо по проспекту, не собираясь возвращаться и ни о чем больше не думая.

Пенсионерка Елена Андреевна тоже ни о чем не думала, не было у нее такой привычки. Она закончила кормить кошек, шуганула дворовую собаку по имени Муха: нечего тут!.. Но потом пожалела ее, кинула остаток сморщенной подгнившей сосиски. И отправилась домой. По пути оглянулась, пришурилась на дальние, высоко вознесенные, еле-еле видимые в серой мгле купола Владимирского собора. Перекрестилась, прошептала что-то. Боженька, может быть, хоть сегодня, накануне своего дня рожения ее пожалеет, явит какое-нибудь чудо.

Собака Муха поймала сосиску на лету и мгновенно проглотила. Это была опытная, битая жизнью дворняга, и для нее в людях не было никаких загадок. Она знала, что дед Коля сидел, сейчас держит общак для тех немногих уголовников, кто еще не помер от старости, и участковый с ним уважительно здоровается. Что Генка воевал, у него прострелена грудь, он спас свой взвод в бою и должен был получить медаль, но ударил мерзавца штабиста, и теперь у него даже наград нету. И что баба Лена всю жизнь сотрудничала с органами, стучала – но так, не со зла, чисто ради справедливости. И что Женька глуп, наивен как щенок, всех жалеет, а больше всего себя – думает, что скоро умрет. Но ошибается.

Еще не скоро его возьмут в ангелы.


<<<Другие произведения автора
 
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018