Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
У нас на Киевской в каждом доме свой борщ. И всякий считает, что у него самый правильный рецепт.
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 595
529/259
 
 

   
 
 
 
Муравскене Илона

Цвет эмоций. Миниатюры
Произведение опубликовано в 136 выпуске "Точка ZRения"

***

Б – это блаженство.

Жасмин.

Опускаю капюшон до самого носа и укрываюсь жасминовым снегом, как одеялом.

Слушаю. Сплю. Стою.

На коже все шорохи, все прикосновения, все расставания.

Просто замри и слушай. Небо, тёмно-синие сумеречные облака, капли дождя по ржавой дранке крыш.

Очнись уже за полночь, озябший, продрогший, счастливый, шальной. От ветра, расстояний, телефонных звонков, новых строчек.

Стихов.

По одной строфе в каждую ладонь.

Сжимай крепче: растают.

Наступит утро, и первые лучи солнца растопят сердце, оставят на теле свежие раны, ожоги.

Загибай страницы, пока помнишь.

Меняй острова, моря, корабли.

Но сейчас слушай.

Б - это блаженство. Цвет белый.

Опускаю капюшон до самого носа и укрываюсь жасминовым снегом, как одеялом.

***

Цвет удивления - жёлтый.

- Почему? – спросишь.

- Отец подарил мне жёлтую блузку на день рождения.

Случайно нашла пакет в подарочной упаковке на дне антресолей. Развернула, а там новая блузка. Жёлтая. В чёрный горошек. И открытка под шуршащей бумагой с надписью

«Йольке». Не успел подарить.

 

Он никогда мне ничего не дарил.

Никогда не поздравлял, не звонил, не приходил. Мы просто чувствовали друг друга на расстояниях, слушали дыхание, гадали по звёздам, выводили вилами на воде главные слова.

Пройдёт дождь, буквы растают.

Море слижет с песка замки, следы, стихи. Те, что не успела спрятать под подушку.

Стихи пропахнут весной и самбукой. Ветер разнесёт их длинной лентой по улицам и переулкам.

 

- Хочешь, поедем теперь в Африку?

Качаю головой.

Вот и роза почти расцвела в цветочнике.

Пройду по парку в жёлтой блузке с охапкой жёлтых роз. Пусть удивляются.

Отец тоже бы удивился. Я знаю.

Цвет удивления – жёлтый.

***

Радость - когда важно успеть.

Успеть до рассвета, до того, как первый луч просочится сквозь прорези жалюзи.

Успеть.

Пересчитать мозаику весенних звезд.

Успеть оглянуться и успеть простить.

Нарезать лимон кружочками и заварить чай.

Распихать по карманам таблетки и сигареты.

Успеть.

Дописать, договорить, дожить.

Встретиться под тенью спеющих черешен. Набрать горсть, талерку, корзину. Есть, не выплёвывая косточек.

Печь пироги, блины.

Дарить соседям. Просто оставлять ранним утром у входной двери.

Успеть.

Вспоминать,чувствуя, как внутри тебя бьётся второе сердце.

Идти Прямо к Солнцу.

На голубом песке не остаются следы.

Радость не оставляет следов. Радостью делятся.

И я листаю книгу ощущений, как толстый роман.

***

Я вдыхаю своё негодование вместе с осколками ветра, внезапного ливня на полпути, когда тороплюсь домой, а за спиной нависает иссиня-чёрная туча.

Нет зонта, куртки. Зато есть рюкзак с книгами и несколько евро на кофе.

Я вдыхаю негодование и прячусь под зонт уличного кафе. Заказываю холодный карамельный латте и… выдыхаю солнце.

Солнце выкатывается из меня ярким воздушным шаром, заливает светом промокшую траву, брусчатку, расписывает небо радугой.

Город начинает новый роман, и я тоже вывожу на чистом листе блокнота новые, мокрые, дождливые строчки: «Моё негодование – цвет дождя».

***

Мой интерес – улицы.

Если долго бродить по тихим старым улочкам, можно узнать обо всём на свете.

Где-то вяжут носки из разноцветных ниток, чтобы гулять в них зимой по заснеженным городам.

Кто-то печёт хрустящие вафли прямо на улице. На девушке белый кружевной передник и смешной чепчик .

А вот обрывки старых газет прямо на каменной стене.

Джаз из раскрытого окна.

Россыпь ночных звёзд прямо под ногами.

Неслышные танцы под звуки пролетающего ветра.

Туман из-под двери булочной. Здесь пекут самые пышные пироги в городе. Попробуешь и … проснёшься в Париже. До Эйфелевой башни рукой подать.

А вот книжная полка – можно допоздна читать Фаулза и Джойса. Прогонит лишь шорох дождя по брусчатке.

А вот продают золотые солнечные нити и подушки из облачной пыли. Говорят, если уснёшь на такой и увидишь сон, то он обязательно сбудется. А вот здесь буквы пишутся прямо на ладонях. Тату из неосторожных слов.

На запястьях – ремешки, змейки. Свернулись ужами на горячих камнях.

Не оглядывайся!

На улицах много интересного.

Даже ты сам.

***

Первые утренние слова – кофе, дождь, кошка.

Потом уже слова закружились, наполняя и меня, и мой день, и всё вокруг:

Небо, трава, клубника.

Дочь, улица, книги.

Блокноты, библиотека, торт.

Танку, хайку, страницы, облака, лето.

Страх, дорога, сердце, море, разговор, смех.

Сумерки, боль, разлука, звонок, пирог.

Тень, собака, цветы, волны.

Вишни, шорох, шепот, грусть.

Блокноты, строчки, джаз, кино.

Прогулка, стихи, чай.

Время, молчание, расстояние, ночь.

Такой день.

***

В моей утренней чашке кофе прячется слишком много.

Сначала небо, капли дождя, пригоршня вишен, запах морского ветра и горячий пляжный песок. Колокольчик гунгру на ноге индийской танцовщицы.

А потом воспоминания. В каждом кармане по два или три.

Например, как в дождливые дни мы учились рисовать ёжиков. Чтобы не сидеть в комнате, шли в ближайшее кафе и рисовали смешные мордашки и игольчатую шубу. Рисовали в бабушкином альбоме с рецептами или на чистых картонных страницах. Сначала цветными карандашами, а потом фломастерами, чтобы рисунки выделялись на темном фоне.

- Колу для девочки и « Изабеллу» для пани?- официант нетерпеливо листал блокнот. – Как всегда?

Дочь старательно считала иголки на шубке нарисованного ёжика. Может быть, когда-нибудь у ёжиков вырастут крылья?

А потом чья-то спина, заштопанная красными нитками. Вместо крыльев – шрамы.

Игольчатая шуба, ёжик остриженных волос.

- Это всё, что осталось после тебя?

Даже колокольчика не слышу.

Наверное, танцовщица уронила его в песок, когда бежала на крик. Или слышала только звонкое эхо, кусок оборванной газетной страницы, который принёс ей ветер.

И я учусь шептать мыслями, тихими бессонными разговорами, наугад касаться руки, будто стены.

И встречаться во сне.

И сразу перечитывать книгу. Забытую, из детства, найденную случайно, где- то на чердаке в коробках, где хранятся старые вещи.

 

Утренняя чашка кофе. В ней помещается так много слов, что приходится рассовывать их по карманам.

***

(проза)

Прозу пишут для кого-то.

Или ради чего-то.

Или для того, чтобы глотнув свежесть утра в открытое окно, вложить в подстрочный вариант подстрочные муки.

Проза на два листа.

Улыбаешься каждому встречному, оглядываешься на каждый звук подъезжающей машины, тайком считаешь в уме до ста или тысячи.

Мания прозаической жизни.

Шутки и концепция сюжетных линий.

Герои – двое из ларца – одинаковы с лица.

Кажется, времени так много. Можно не считать минуты, секунды.

Отпуск. Можно просто сидеть, сложа руки, плыть с облаками на запад или на север, чувствовать, как ветер надувает за спиной паруса и свистит в ушах.

Только подумать. И улицы, площади пахнут дождём, хотя дождь ещё далеко, за морем, но тучи уже надуваются и сгущаются над городом. Первые раскаты грома где-то вдали, ветер опрокидывает горшки с цветами, хлопает незакрытыми ставнями. - Просто глотни моря! Почувствуй солёный привкус на губах, ощути, как сводит зубы от ледяных струй.

Это проза.

Успевай записывать. Ищи материалы, подкожную терапию, мелодию на телефон.

Лови ветер ночной шторой.

Ставь кодовый замок, заводи дневник.

Любая проза пишется ради кого-то.

Или ради чего-то.

Или для того, чтобы глотнув свежесть утра в открытое окно, вложить в подстрочный вариант подстрочные муки.


<<<Другие произведения автора
(1)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018