Главная страница сайта "Точка ZRения" Поиск на сайте "Точка ZRения" Комментарии на сайте "Точка ZRения" Лента новостей RSS на сайте "Точка ZRения"
 
 
 
 
 
по алфавиту 
по городам 
по странам 
галерея 
Анонсы 
Уланова Наталья
Молчун
Не имеешь права!
 

 
Рассылка журнала современной литературы "Точка ZRения"



Здесь Вы можете
подписаться на рассылку
журнала "Точка ZRения"
На сегодняшний день
количество подписчиков : 280
529/259
 
 

   
 
 
 
Глухов Сергей

Интервью с ЛитО «Год Тигра»

Замечательный поэт и известный организатор сетевых поэтических конкурсов Сергей Глухов сегодня в гостях у Литобъединения «Год Тигра» и отвечает на наши вопросы.

Вопросы задавали и провели литературную обработку получившегося материала: Сергей Стукало, Юрий Лопотецкий, Наталья Уланова, Татьяна Ефимова.

У многих Сергей Глухов ассоциируется с его детищем: литобъединением «Многоточие…». «Многоточие...» славится проведением ярких конкурсов поэзии, где за пять лет было представлено более трёх тысяч конкурсных работ от более чем четырехсот авторов.
Живые, эмоционально насыщенные конкурсы: «Стихийная осень», «Противостояние», «Таинство соприкосновений», «Магия огня», «Арена», «Пантеон», «Дуэт-I-II», «Соло для двоих», «Эротикон», «Эрато I-II», «Пифийские игры I-II», «Зодиак», «Свеча горела», «PRO осень», «Олимпийская лира», «Цветочный базар» с первого дня приковывали к себе пристальное внимание, открывая читательскому вниманию новые литературные таланты с их оригинальным взглядом на красоту, культуру, традиции, сегодняшний день.
Визитной карточкой Литературного объединения стали выпускаемые им популярные сетевые журналы «Баян», «Кенгуренок», «Многоточие», «Точка ZRения», «Эрато», выпускаемые в рамках Литобъединения "Многоточие...".
Глухов не ограничивается "сетевой" деятельностью. Сергей проявил себя и в издательской сфере. В издаваемых им с 2005-го года «бумажных» сборниках Антологии современной поэзии «Многоточие...» любознательный читатель найдёт не только стихи, но и прозу современных авторов.
Каждый выпуск Антологии регистрируется в Книжной палате с присвоением идентификационных номеров ISBN и ББК.
Произведения, опубликованные на страницах «Многоточия...», публикуются и на официальном Web-сайте Антологии, каждому из авторов выделена персональная страница, где размещаются его произведения.

Сергей Глухов о себе…

Родился 23 ноября 1972 года в г. Алма-Ата (в настоящее время Алматы), Казахской ССР (ныне Республика Казахстан) в семье рабочих. В 1988 году, закончив школу-восьмилетку, поступил в Алматинский технологический техникум бытового обслуживания и легкой промышленности. В 1992 закончил его, получив специальность фототехника.
После окончания техникума занимался мелким бизнесом и, несмотря на относительную прибыльность этого занятия, год спустя, сменил род деятельности и стал зарабатывать фотосъемкой, вплоть до трудоустройства в коммерческую компанию, где и по сей день занимается логистикой, продажами, web-дизайном...
Пробовать силы в литературе начал в 1990 году, но всерьёз поэзией занялся лишь с 1994 года.
В 2004 году открыл собственную литературную страничку в издательской системе «Литсовет», через год организовал на базе этого портала литобъединение "Многоточие...".
В настоящий момент «Многоточие…» объединяет более 300 русскоязычных авторов из многих стран мира. Объединением проведено более 20 конкурсов поэзии. За пять лет издано на бумаге 10 коллективных сборников поэзии "Многоточие...", составителем и организатором издания которых являюсь. В настоящий момент к печати готовится 11-й выпуск. В последние годы увлёкся созданием, продвижением и администрированием ряда других литературных проектов.

 

Юрий Лопотецкий

об Антологии современной поэзии «Многоточие...» :
Давным-давно прошли времена, когда только маститые писатели могли увидеть свои творения отпечатанными на бумаге. Ныне даже начинающий автор имеет возможность подержать пахнущий типографской краской томик рассказов. Не будем лукавить: начинающему автору придётся раскошелиться, но! Факт остается фактом — хочешь быть напечатанным — изволь, нет проблем! Оставим за скобкой финансовую сторону вопроса — любой адекватный автор понимает, что гонорары Стивена Кинга светят одному литератору из миллиона, а посему сознаемся: мы пишем не ради денег.
А ради чего?
И здесь, именно в ответе на этот вопрос, — кроется основная проблема выбора печатного издания. Автору, только вступающему на этот путь, следует серьёзно подумать: с каким издательством связать судьбу. Разумеется, никто не даст готового рецепта, так как у каждого автора свои цели. Но, как мне кажется, в любом случае основным критерием выбора должно стать именно соответствие целей автора и издательства.
Поясню. Автору, пропагандирующему идеи русской самобытности, вряд ли по пути с журналом порнографического толка. Военному прозаику — не стоит публиковаться в одном сборнике с фанатами фэнтези. Великолепный стилист останется не замечен в журнале начинающих графоманов. Каждый из перечисленных примеров говорит о том, что автор просто не найдет своего читателя. Да еще и репутация может оказаться подмоченной.
Резюмируя вышесказанное, рискну дать начинающему автору простой совет: смотри, с кем собрался печататься под одной обложкой.

***
Проведя небольшое исследование в вопросе выбора издателя, опросив множество своих коллег по литературе, я обнаружил один удивительный сборник. — "Многоточие". Формат А5, 100 страниц, периодичность выхода 2-3 номера в год, приличная полиграфия, наличие ISBN. Впрочем, наибольший интерес вызывает другое.
Дело в том, что у редактора сборника, Сергея Глухова, есть определенная позиция в подборе авторов — там не печатают кого попало. Предпочтение отдается талантливым авторам, хорошо владеющим слогом. Человек, публикующийся в сборнике, может быть уверенным, что не окажется в дурной компании. Как правило, в Антологию приглашаются авторы-победители различных литературных конкурсов.
Что еще?
Может быть, это возможность проверить себя. Если начинающий автор попал в сборник, значит, ему удалось преодолеть некий барьер. Значит, его творчество чего-то да стоит. Имея принципиальную позицию, редактор не станет играть в поддавки — он будет руководствоваться исключительно вкусом.
А Сергею Глухову во вкусе не откажешь.

 

Наталья Уланова
о Сергее Глухове:
Хорошее лекарство при любом настроении…

Если за окном тихо падает снег, а морозный воздух напоен ароматами мандаринов и хвои, и в желтом свете уличных фонарей закружились диковинные снежинки, — значит, пришло время отворять дверь чуду. Добрый Волшебник, или, как его еще называют, — Сказочник, всё для этого подготовил…
Поэзия Сергея Глухова…
Окунувшись в сказочный мир Глухова-Волшебника, каждый из нас получает шанс присутствовать при зарождении необыкновенно трогательного действа: яркого, феерического раскрытия темы любви. Красочное оформление — как бы странно это ни звучало по отношению к стихам — это настоящий праздник для глаз. И этот фантастический праздник поражает своей необычностью. Поражает настолько, что следишь за этим мистическим действом, затаив дыхание. О-о-о, наверное, надо уметь очень сильно и преданно любить, чтобы вложить в эти строки и в их чудесное оформление так много труда, столько печали и раздумий. Быть ближе к природе, птицам и ветру, музыке и солнцу; надо стать поэтом или таковым родиться, чтобы заставить читателя думать; думать и переживать; переживать и вновь думать. Думать, даже когда вся эта волшебная сказка прочитана…
Сергей Глухов — натура хрупкая, тонкая и необычайно одарённая, чья творческая выдумка не направлена на то, чтобы удивить, повергая в изумление. Кажется, будто знаешь его всю жизнь. И эту горькую складку на улыбающемся лице… Обладая утонченной нервной организацией, Сергей воздействует на души тех, кто способен воспринимать возвышенное и глубокое. Под влиянием его строк человек преображается, позволяя своей зачерствелой душе оттаять и ожить. Его красочные, темпераментные слова о любви лишены пошлости. Они возвышенны и органичны, а это трудно, невероятно трудно даётся поэтам… Разговор с читателем о любви почти всегда — это разговор на грани, а как иначе? Ведь это — возвышенная, но вместе с тем и страстная беседа о самом главном чувстве, об основном человеческом инстинкте… У Сергея Глухова — этот разговор предельно честен и чист.
Поэзия Сергея Глухова… Простая история мужчины и женщины. Старо, как мир… Но, если женщина, завороженная этой волшебной музыкой любви, опомнившись, с трудом разомкнет губы, то она прошепчет одно и только одно: «…Даже если ты обманул меня, — ты сделал это красиво… как можешь только ТЫ… »
Тема любви, чувств и поступков с присущими этой теме напряжением, непредсказуемостью, нашла отражение во многих произведениях этого тонкого, интеллектуального автора, подлинность чувств не вызывает сомнений. Он созидает мир, в котором есть место подлинной любви, стремлению к душевному теплу, есть место благородству и бескорыстию. Путешествуя по строчкам и страничкам его стихотворений, и обретаешь веру в людей, в искренность их отношений, в то, что человек, несмотря на выпавшие на его долю испытания, может и должен оставаться человеком. Автор рассказывает об одиночестве среди толпы, и о неистребимой жажде служения своему делу, умении жертвовать, терпеть и ждать. Сегодня, когда в нашем до предела очерствевшем обществе многое забыто, именно удивительно добрая атмосфера его произведений составляет волнующую нас художественную эмоциональность.
Сергей Глухов живёт в своем мире, ходит своими путями, не способный кому-либо подчиняться. Он сам — ведущий. Может быть, именно в этом формула его успеха…

Татьяна Ефимова
о «глуховских» конкурсах поэзии:

"Глуховские" конкурсы, говорите? Конечно же, они "на слуху", их обсуждают, хвалят и критикуют, с их устроителем спорят и спорят друг с другом их участники. Безусловно, каждый его конкурс — запоминающееся событие. К сожалению, я, как читатель, не знаю их внутренних механизмов и могу видеть только конечные результаты деятельности Сергея Глухова. Но даже то, что лежит на поверхности, — достойно восхищённого уважения.
Что я хотела бы отметить? Ну, во-первых, конкурсы, проводимые Сергеем Глуховым, пользуются популярностью не только среди авторов-участников, но и среди читательской аудитории. Характерно, что читателя — может быть даже в большей степени, чем автора-участника — привлекает некая заложенная в них интрига; какой-то сюрприз, изюминка… Иногда это весьма необычная тема конкурса, — на что Сергей, безусловно, великий мастак и выдумщик, — иногда — смелое, оригинальное конкурсное задание, состоящее из очень интересных и невероятно захватывающих этапов… Иногда интрига заключается в необычной системе судейства, в объективность и честность которой безоговорочно веришь; и, почти всегда — благодаря раскованной творческой атмосфере конкурса — поражает виртуозное исполнение авторами предложенного Сергеем Глуховым задания.
Во-вторых, хочу отметить тот факт, что состав участников, финалистов и победителей конкурсов всегда только радует — это наиболее сильные и талантливые авторы "Литсовета". Разумеется, и результаты при таких исходных предпосылках впечатляют! Невольно посещает мысль: вот она, почти готовая, идеальная подборка авторов для ищущего, дальновидного издателя…
И, если уж быть совсем откровенной, особо сильное впечатление — лично на меня — производит… система судейства всех проводимых Сергеем Глуховым конкурсов. Именно этому хотелось бы уделить основное внимание, тем более, что мне есть ЧТО и с ЧЕМ сравнивать. Замечу: система необычна для подобного рода литературных конкурсов. Все судьи в ходе конкурсов — и даже после их окончания — остаются анонимами, благодаря чему их мнение является абсолютно независимым. Но есть и ещё один скрытый, не афишируемый резон анонимного судейства, "щекотливая" причина, о которой не принято говорить в приличном обществе: "глуховская" система не позволяет обиженным авторам писать пасквили в судейский адрес, организовывать «крестовые походы за правду» на страницу «провинившегося» судьи. А примеров такого рода на литературных порталах — более чем достаточно. Для честного арбитра эта защита крайне важна: каждый судья ведь тоже автор. Собрат и товарищ по литературному сайту, волею судьбы (в лице Сергея Глухова) оказавшийся в роли "рефери", оценивающего конкурсную работу; ему ведь предстоит ещё жить и творить на этом сайте, дружить и общаться с проигравшими авторами. Согласитесь, такая продуманная организация судейства более чем похвальна. И мне, читателю, она очень и очень симпатична. Хотя знаю, прекрасно знаю, что Глухову на портале достаётся — и за судейство в том числе. Но ведь и на Солнце бывают пятна! А уж простому смертному, стремящемуся к новаторству, всегда найдётся что инкриминировать. Ведь, правда?
Но помните, Сергей, многие, очень многие переживают за Вас и благодарны Вам. Спасибо, Маэстро!!

Сергей Стукало
о Сергее Глухове:

За работой и работами Сергея Глухова наблюдаю без малого пять лет — достаточный срок для того, чтобы не только получить впечатление, но и составить аргументированное мнение о том, чем он занимается и насколько ему этого удается. Сергей — человек одновременно прогнозируемый и человек-загадка.
Прогнозируем он прежде всего в том, что НИКОГДА не оставляет начатого дела и НЕПРЕМЕННО доводит его до возможного в текущих обстоятельствах СОВЕРШЕНСТВА.
Никогда не решился бы соревноваться с Сергеем в деле, которое имеет мизерные шансы на успех и требует от человека не только присутствия таланта и способности мыслить логически, но и более того — неимоверного упорства, помноженного на умение учиться на собственных ошибках; осознавая их, изучая, препарируя до мельчайших составляющих.
Если бы не наблюдал воочию плоды этих черт Сергея Глухова, то, пожалуй, счел бы его фанатиком. Но фанатики — не способны на созидание. Они результативны лишь в разрушении, в мести, в сведении счетов, в бесплодном идолопоклонничестве. Сергей же результативен и весьма.
Иногда задаю себе вопрос: Многие ли понимают — ЧТО стоит за нынешней легкостью, за филигранностью и чётким ритмом, с которым работает механизм его конкурсов? Думаю, что большинство их участников и просто читателей воспринимают их как данность, как нечто само собой разумеющееся. А между тем за всем этим дёйством — столько опыта (чаще неприятного), разочарований, компромиссов! Компромиссов и разочарований каждый раз по новому, совершенно непредвиденному поводу и случаю.
Всё это принято называть ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ, а его плоды — ПРОФЕССИОНАЛИЗМОМ.
В свете сказанного, мне интересно только одно — как быстро сообразят всевозможные чиновники от литературы и культуры, а также устроители престижных литературных конкурсов, что, пригласив Сергея Глухова администратором на свои затеи, они наконец-то перестанут наступать на одни и те же грабли, и наконец-то сделают что-то путное не ценой героических усилий, а так, как это и положено — с чувством и расстановкой? Лучше него всё равно это сейчас никто не делает. Факт.

А теперь Сергей Глухов ответит на наши вопросы.

— Ваши конкурсы пользуются неизменным успехом. Мало того, авторы с нетерпением ждут новой задумки, охотно идут на выполнение сложнейших заданий. Им интересно. Ваши конкурсы внушают им оптимизм, чувство уверенности, воспринимаются как увлекательная, не лишённая азарта игра, будят соревновательный дух… Это мнение со стороны. А сами Вы как объясняете такую их популярность?

С.Глухов:
— На счет успеха — вопрос, конечно, интересный. Для того, чтобы понять насколько — в общем и целом — проект успешен, нужно определиться с критериями оценки. Для примера можно взять два конкурса: один, в котором будут сложные задания, и другой, в котором конкурсные задания будут проще. Если первый отпугнёт новичков и мероприятие не будет массовым, то второй вариант привлечет больше участников. Но, в то же время, уровень конкурсных произведений также окажется разным, в первом случае он однозначно будет выше. А вообще я никогда не выкручивал руки авторам конкурсным заданием, которое не мог бы выполнить сам.
Что касается популярности самого Литобъединения «Многоточие…», то в большей степени это связано с доверием авторов, которое ни разу не было обмануто. Да, конечно же, были недовольные судейством в рамках конкурсов, были и обвинения в подтасовке результатов, но, я думаю, все познается в сравнении. Доверие сложно заслужить и легко потерять.

— На одном из Ваших последних конкурсов «Цветочный базар» Вы стали победителем. Как отнеслись остальные участники конкурса и читатели к данному событию? И насколько сильны были Ваши «противники»?

С.Глухов:
— Отнеслись по-разному. Одни поздравляли, другие демонстрировали неприятие. «Как такое может быть, чтобы организатор конкурса занимал первое место на своем же проекте?» Я, как организатор конкурсной программы, никогда не позиционировал свои конкурсы как литературные проекты для профессионалов. Скорее их можно отнести к развлекательным проектам, когда автор, пришедший на конкурс, получает возможность интересно провести время. Выполнить конкурсное задание, получить оценки судий, мнения читателей и, возможно, какие-то призы. Что касается моего личного участия в своих конкурсах, то у меня к этому нет однозначного отношения. Во-первых, я участвую на общих основаниях. Дело в том, что в судейских протоколах фамилии авторов отсутствуют. Конечно, при желании, абстрактный судья имеет шансы выяснить, кто автор того или иного текста, или же отследить какого-то конкретного автора, а затем завысить или занизить оценки. Но с такими судьями я стараюсь не сотрудничать; во-вторых, к непростой судейской работе я привлекаю людей, мнению которых я доверяю. Для меня конкурсы являются неким стимулирующим моментом, когда появляется возможность написать что-то новое. А что касается соперников, то в описываемом случае список финалистов был весьма и весьма представительным, неоднократные призеры и победители конкурсов не только организованных «Многоточием…», но и другими литературными объединениями. В этот раз мне повезло чуть больше других, хотя победа с разницей в 1 балл, наверное, в большей степени, всё же — стечение обстоятельств.

— Когда Вы начинаете новый проект, первая мысль, которая Вас посещает?

С.Глухов:
— Первая мысль, …а насколько будет востребован новый проект. Если это, например, новый конкурс, то есть ли необходимость в нем, будет ли этот конкурс интересен кому-то, кроме его создателя.

— Что заставляет человека участвовать в конкурсе, если даже победителю не грозит не медаль, ни денежная премия? Как вы относитесь к этим скрытым мотивам?

С. Глухов:
— Хорошо отношусь, поскольку такие мотивы являются частью творческого процесса. — Большим стимулом часто является написание текста, если у автора есть небольшой творческий застой. Да и конкурсы стоит немного версифицировать. В одних бывают конкурсные задания, в других – нет. Вторые бывают тематические, бывают не тематические. Здесь множество условий. Многие втайне надеются услышать мнение авторитетных для себя авторов. Как я отношусь к скрытым мотивам?

— А что заставляет обиженного автора заниматься подковёрной борьбой вокруг проведения конкурсов, если в конкурсе нет ни денежной премии, ни грамоты? Неужели куцая строчка, набранная убористым шрифтом где-нибудь на задворках интернет-странички, способна разжечь такие страсти? Как Вы к этому относитесь?

С. Глухов:
— Вы знаете, многие авторы считают свои тексты гениальными, уж если не в явной форме, то, как минимум, в тайных надеждах. Отсюда и проблемы с уязвленным самолюбием. Особенно когда стихотворение пишется специально для конкурса. И дело вовсе не в куцей строчке. Допустим, в рамках конкурса принимают участие авторитетные авторы, и пусть конкурс местечковый, но и авторитеты, в тоже время, соответствуют уровню конкурса, иначе бы они в нём не участвовали. И многим в такой компании участников хочется оказаться лидером.

— Сергей, один из проводимых Вами конкурсов назывался «Свеча горела». Борис Пастернак — кто он для Вас?

С. Глухов:
— Один из поэтов серебряного века, автор многих замечательных стихов. В какой-то степени — учитель…

— Если можно, расскажите об Антологии современной поэзии «Многоточие…» Жизнь журнала, его планы на будущее.

С. Глухов:
— Антология современной поэзии «Многоточие…» — русскоязычное издание, в котором публикуется поэзия. «Многоточие…» издается в Казахстане, но распространяется в основном в России. Основная проблема издания – сложности с выходом на розничную книготорговую сеть, поскольку на сегодняшний день современная поэзия на бумажных носителях не является востребованным товаром. Отсюда и маленький авторский тираж в пределах 150-200 экземпляров и ряд других проблем, основой которых является отсутствие спроса.
В «Многоточии…» за несколько лет сформирована и показала свою действенность конкурсная система отбора в издание авторов и их произведений. Она реализована для той части авторов, которые публикуются у нас бесплатно. Но основой издания всё же служат авторы, которые оплачивают свою публикацию, и, несмотря на то, что многие из таких авторов ещё не являются признанными обществом поэтами, уровень их произведений достаточно высок и вполне отражает современное состояние поэтического слова.
В наших планах сохранение издания как минимум на том же уровне, который достигнут сейчас. А в остальном, как говорится, война план покажет.

— Сергей, Вы только что посетовали на маленький авторский тираж поэтических произведений. Прозвучала цифра — 150-200 экземпляров. Думаю, что для Вас не секрет, что именно такими тиражами в основном и издавались прижизненно и Пушкин, и Байрон, и Лермонтов и многие другие, ныне признанные классиками, поэты. Как в связи с этим Вы оцениваете шансы своей Антологии как издания, о котором однажды, спустя положенные годы, скажут — именно в нём впервые был напечатан тот или иной классик?

С.Глухов:
— Ну, если быть честным, то шансы антологии я никак не оцениваю. Просто я об этом и не задумывался. Хотя с момента выхода из печати первого выпуска прошло уже пять лет. А на счет классиков... ну что ж, такой возможности исключать не стоит, по одной простой причине. В издании действительно много авторов, для эта которых публикация была первой.

— Успех можно просчитать или это дело случая?

С.Глухов:
— Если знаешь, как просчитать, то просчитать можно всё, что угодно.

— Вопрос о неудачах. Вы не оставляете попытки открыть дверь, если она сразу не открывается?

С. Глухов:
— Если цель обозначена, остается только найти дорогу к ее достижению. Нередко с первой попытки этот путь не находится... Но ответ утвердительный — я не оставляю попыток, хотя, в случае неудачи, могу отложить достижение именно этой цели до лучших времен.

— Сергей, не создается ли у Вас ощущения, что Вы живёте быстрее, чем нужно?

С. Глухов:
— С возрастом время имеет свойство ускоряться, вернее сказать, не само время, а его ощущение. А быстрее, чем нужно или нет — вопрос, скорее, риторический.

— Вам присуще понятие «разумная сдержанность»?

С.Глухов:
— Да.

— Годы активного творчества изменили Вас в личностном плане, в Вашем восприятии мира и действительности?

С.Глухов:
— Не думаю, что моя творческая жизнь как-то изменила меня… Основы моего восприятия мира были заложены много раньше, чем желание что-то в нём изменить, сделать, оставив свой след, стало выливаться во что-то конкретное и осязаемое.

— Вы верите в себя? В собственные силы и возможности?

С.Глухов
— Верить-то я верю, но всегда сомневаюсь. Вера и сомнения часто противоборствуют, и из этой борьбы рождается конкретный конечный результат.

— Получается ли у Вас заставить людей поверить в то, во что верите Вы?

С.Глухов:
— Пожалуй, да, но, скорее, не заставить, а придать чувство уверенности, поскольку поверить можно только увидев то, что получилось в итоге.

— Сергей, Вы — знаковый персонаж литературного процесса. Вы видите себя русским интеллигентом со всеми его сильными и слабыми сторонами, достижениями и ошибками?

С. Глухов:
— Если отталкиваться от того, что интеллигентом принято считать человека, занимающегося интеллектуальным трудом, то, опираясь на этот критерий, меня можно назвать таковым. Что касается знаковости моей персоны для литературного процесса, то это, наверное, верно лишь для весьма ограниченного литературного пространства.

— Приходилось ли Вам когда-нибудь соединять несоединимое так, чтобы в конечном итоге получить удивительный результат?

С.Глухов:
— Хотите получить пар — соедините огонь и воду. Другими словами, чтобы получить какой-то результат, необходимо четко представлять конечную цель. А действовать наобум и верить в то, что в конце концов все сложится так, как хочется, я просто не привык.

— Вы можете распознать человека, изображающего эмоции, но не проживающего их?

С.Глухов:
— Конечно. Стоит только посмотреть ему в глаза…

— Как Вы открыли в себе Поэта?

С. Глухов:
— А Вы знаете, я до сих пор не могу со всей определенностью ответить на вопрос: поэт ли я. Автор стихов — да. Но поэт ли…

— Стремление к поэтической глубине текста — это Ваше творческое кредо?

С.Глухов:
— Нет, я не стремлюсь к глубине текста, просто пишу так, как думаю, как чувствую. Т.е. придать намеренно тексту глубину я никогда не стремился.

— Повлиял ли кто-то из поэтов «с большой буквы» на Ваше творчество?

С.Глухов:
— Мы все у кого-то учимся … Ахматова, Цветаева, Есенин, Брюсов, Фет, Маяковский, Бродский, Северянин и многие другие…

— Меняется ли с течением времени отношение к критике? Появляется ли больше уверенности в себе? Надо ли что-то объяснять в ответ? Или, как говорила Зинаида Гиппиус: «Если надо объяснять, то не надо объяснять»?

С.Глухов:
— Вы знаете, я в состоянии самостоятельно адекватно оценить свои произведения. А к критике отношусь как к читательскому мнению, которое может и должно быть. На мир все смотрят по-разному, поэтому и мнения об одном и том же тексте могут быть диаметрально противоположными.

— Как Вы считаете, могут ли послужить своеобразным стимулом, толчком для творчества какие-либо печальные или трагические события в нашей жизни?

С.Глухов:
— Вполне возможно, но если основной линией творчества абстрактного автора является такой жанр как поэзия для детей, то вполне возможно, что в любовной лирике его стихи будут выглядеть неуклюже. Одинаково хорошо пишущих на любую тему поэтов не так уж и много. Это же касается и событий, влияющих на творчество. В определенных ситуациях есть потребность перенести свои ощущения на бумагу в виде поэтических строк, но, в то же время, понимаешь, что не всегда ты можешь передать свои ощущения, не сфальшивив.

— Добиться славы и удержать её — разные вещи?

С.Глухов:
— Конечно же, разные. Слава — это, видимо, конечный продукт, которого достигаешь, прикладывая определенные усилия. И, как правило, она представляет из себя максимальное проявление интереса к тому, что ты делаешь. Потом происходит естественный спад. А вот удастся ли в следующий раз повторить успех — это вопрос, не имеющий однозначного ответа. Прежде всего потому, что ждут не просто повторения достигнутого результата, а результата превосходящего то, что было раньше. Попытка удержать капризную девушку по имени Слава напоминает попытку удержать сухой песок в растопыренных пальцах.

— Чем чаще нас цитируют, тем для нас лучше?

С. Глухов:
— При условии, что не забывают называть и имя автора.

— Как относиться к тем, кто начинает рассуждать — не читая, высказывать свои мнение, возражения, не поняв, о чём спорит? Сродни выступающему товарищу на суде Иосифа Бродского: «Я не читал, но могу представить, что там написано…»

С. Глухов:
— Такие люди, как правило, говорят только для того, чтобы сказать. Подобные действия сродни провокации, и нередко имеют негативные последствия. Как к этому относиться? — Видимо, игнорировать.

— А если Вы — администратор конкурса, в комментариях к которому появилась гадкая оскорбительная реплика, автор которой анонимен, и остаётся только гадать — что им двигало: обида на собственный результат (если это автор), просто плохое настроение (если это читатель), тривиальная зависть (если это неопытный администратор очередного провалившегося конкурса)? Как реагировать на такие реплики? Задевают ли они Ваши чувства, портят ли настроение?

С. Глухов:
— Вы знаете, на каждом конкурсе бывают люди недовольные своими достижениями в рамках конкурса. И мне действительно очень часто приходится слышать реплики в адрес судей. Причем что интересно, в мой адрес как организатора их нет, тут как бы приходится мириться с тем, что конкурсная машина не дает сбоев и претензий к её работе нет. А как реагировать? Да есть такая народная мудрость "Собака лает караван идет". Болезненно можно реагировать, когда негатив на тебя изливают в первый, ну может быть второй или третий раз. Но со временем привыкаешь... С анонимами все более-менее понятно. Но есть другая проблема, когда с жалобами на судей приходят авторы, чьё творчество вызывает уважение и начинают возмущаться "неправильным" судейством. Им бы помолчать просто, не проявлять своей зависимости от оценок, но не тут то было. Отвечу словами Пастернака:

Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Цель творчества - самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

— Что нужно для того, чтобы поэт с гениальными задатками стал гением?

С. Глухов:
— Ответ на этот вопрос давно известен: нужно просто постоянно работать над словом, а не думать о том, сколько шагов осталось до гениальности.

— Вопрос-шутка. Имеет ли моральное право ни разу не любивший поэт отращаться к теме любовной лирики? Иначе говоря, несёт ли он ответственность за тех читателей, которых он повел за собой по неизведанным тропинкам любви?

С. Глухов:
— В каждой шутке есть доля шутки, — остальное правда. Вовремя сказанное или прочтённое слово может перевернуть жизнь. Это я четко осознаю и понимаю. Но с другой стороны, мы все — взрослые люди, и снимать с себя ответственность за свои поступки, и перекладывать её на поэта вовсе не является правильным. Что же касается любви… Не так давно у меня был случай с моей читательницей. В беседе с ней выяснилось, что мои стихи она читает для того, чтобы почувствовать, что значит любить по-настоящему. Не имея настоящей любви в реальной жизни, она поддерживает в себе надежду на встречу с чем-то настоящим…

— Что может повлиять на Ваше творчество негативно, вывести Вас из особого состояния, называемого "вдохновение"; сбить, сломать работу?

С. Глухов:
— Вдохновение часто бывает спутником эмоциональных переживаний. При этом не важно чем эти переживания вызваны: любовью или какой-то душевной болью, утратой в жизни. Если есть желание писать, — надо писать и реализовывать свой творческий потенциал.

— А можете ли Вы писать по заказу? Или всё приходит, как говорится, свыше, из Космоса?

С. Глухов:
— Вестей из Космоса никогда не ждал. Писать на заказ могу. Иногда участвую в конкурсах поэзии и так же выполняю конкурсные задания. Иногда получаются хорошие тексты, иногда вижу, что не доработал.

— Надо ли верить малопишущему автору, объясняющему сей факт повышенной требовательностью к себе?

С. Глухов:
— Я думаю, то, что долго вымучивается, потом трудно читается… Хотя мне известно достаточно много современных авторов, которые публикуют раз в год подборки из нескольких стихов за обозначенный период. И ждут аплодисментов восторженной публики. Но проблема в том, что в Интернете время летит значительно быстрей, чем в реальной жизни. И если публикацию на бумаге раз в год можно считать достаточно частой, то публиковаться раз в год в Интернете - это означает только одно, что автора просто перестанут читать, а он так и останется невостребованным и безвестным. Таких историй много.

— Кого из современных авторов Вы считаете достойными прочтения?

С. Глухов:
— Знаете, не так давно на сайте антологии «Многоточие…» была введена достаточно сложная система ранжирования авторов. На мой взгляд, она довольно точно отражает достижение авторов в рамках литературного пространства «Многоточие…», их востребованность у читателей.

— Влияние Интернета на литературу и культуру вообще. Разваливает ли Интернет русский язык или развивает дальше?

С. Глухов:
— Я не думаю, что Интернет разваливает литературу. Да, оказывает огромное влияние, а в чем-то изменяет. В чем-то — ускоряет процессы. Интернет — это лишь способ быстрого обмена информацией. А, в целом, язык стал быстрей изменяться благодаря именно быстрому обмену информацией.

— Интернет — заднее крыльцо для графоманов или телега для поморских реформаторов?

С. Глухов:
— Вы думаете, раньше было меньше графоманов? — Я так не думаю… Просто, возможностей для публикации было значительно меньше. Ответить на вопрос: настоящие ли тексты у автора или нет, сможет только время. Но лично у меня нет никаких сомнений в том, что сегодняшний огромный вал графомании является частью культурного пласта в целом.

— Т.е. Вашу работу, как устроителя поэтических конкурсов, можно сравнить с трудом золотоискателя, промывающего огромные массы пустой породы ради нескольких крупинок золота? Если это так, то почему этим занимаетесь Вы, частное лицо, а не чиновники от культуры и литературы? И как, кстати, Вы оцениваете этот аспект своей деятельности и её результаты? Есть ли у Вас осознание того, что её результаты в части качества организации процесса серьёзно превосходят то, что устраивают упомянутые нами персоналии?

С. Глухов:
— Промыванием пустой породы занимаются, прежде всего, судьи конкурса, ведь именно они своими оценками определяют победителей конкурсных программ, произведения которые в дальнейшем попадают в библиотеку или в печатаются в антологии "Многоточие..." Конечно я являюсь организатором всего процесса, и наверное отчасти причастен ко всему, что происходит в рамках литературного процесса под названием "Многоточие...". В государстве с больной экономикой в первую очередь страдают культура и литература в целом, как только кончается финансирование, сворачиваются многие программы. А почему этим занимаюсь я, ну наверное потому что в определенный момент понял, что мне интересен этот процесс созидания. Наверное, на данном этапе развития такое явление как организация литературного конкурса для меня является увлечением. Но я не исключаю такой возможности, что в некой отдаленной перспективе это хобби начнет приносить не только моральное удовлетворение... На счет того, как и что организовывают чиновники от литературы, я никогда не интересовался, поэтому объективно оценить не могу. Но в то же время могу сказать что являюсь создателем одного проекта, который целиком посвящен казахскому фольклору. И вот в случае с этим проектом мне абсолютно не понятно, почему наше государство не занимается продвижением и сохранением своих культурных ценностей, а вместо этого пытается заработать деньги на тех, кто вынужден изучать казахский язык в силу сложившихся условий.

— Где больше правды: на заборе, Интернете или в экране телевизора?

С. Глухов:
— Оперативной информации больше в Интернете, но цензура уже протянула свои щупальца и в сеть. У нас в Казахстане, например, уже два года заблокирован доступ к такому всемирно известному блог-сервису как livejournal.com. Казахстанские провайдеры стали блокировать доступ к сервису после того, как бывший зять нашего президента открыл блог и стал публиковать разоблачающие статьи.

— Интернет — это бизнес?

С. Глухов:
— Поскольку с Интернетом я знаком не понаслышке, то и ответ однозначный: Интернет - это бизнес. Причем бизнес, несущий конкретную пользу простому пользователю.

— Как Вы относитесь к продвижению книг через Интернет?

С.Глухов:
— Если речь идёт о контекстной или банерной рекламе, то к такому продвижению можно отнестись так же, как и к рекламе по ТВ или в прессе.

— Как Вы относитесь к проблеме авторских прав в Интернете?

С. Глухов:
— Если проблема существует, ею должно заниматься государство. У меня, как у организатора конкурсов, часто заимствуют и конкурсные идеи, и конкурсные правила. Но поскольку авторское право в данном случае ничем не подтверждено, кроме публикации непосредственно в Интернете, то и спорные вопросы приходится решать в частном порядке.

— Сергей, Вы живете в Казахстане. И потому такой вопрос: что Вы можете рассказать о традициях казахского народа? И как, по Вашему мнению, может повлиять на личность среда обитания?

С. Глухов:
— Сложный вопрос. Скажем так, по национальности я русский, и своим народом я вправе назвать русский народ. Что касается Казахстана, то здесь живут люди многих национальностей, но это касается в основном крупных городов. Конечно, среда обитания оказывает влияние на личность, и в какой-то степени необходимо подстраиваться под нее, соответствовать.

— Еще к вопросу о Казахстане. Каково быть русским поэтом, живя за пределами России? Это помогает в творчестве, или мешает?

С. Глухов:
— Поскольку я родился еще во времена СССР, то стоит заметить, что в тогда нас не учили выбирать себе друзей по национальности. Было некое единое культурное пространство. Свою творческую деятельность я веду в основном в русскоязычном интернете, поэтому можно предположить, что живется мне здесь почти так же, как жилось бы и в России или где-то в другой стране.

— Вопрос из того же разряда. Вы вращаетесь в иной языковой среде, живёте в отрыве от основных носителей языка, на котором пишете. Как Вы с этой проблемой разбираетесь, и что является для Вас мерилом качества?

С. Глухов:
— На счет иной языковой среды вопрос спорный. Конечно, за те годы, прошедшие с момента образования такого независимого государства как Казахстан и миграцией русского населения на историческую родину, доминирующее положение русского языка в крупных городах уменьшилось. Но, в то же время, далеко не редкость встретить представителя титульной нации, говорящего исключительно на русском языке. Довольно забавно выглядит человек, пытающийся говорить на родном — государственном — языке, и которому не хватает знаний этого самого языка. Компенсирует он отсутствие знаний простой заменой слов казахских на русские, получая некую смесь… Мерилом же качества языка для меня является русская классическая поэзия.

— Как к Вам и Вашему творчеству относятся представители местной интеллигенции, и, в частности казахи? Считают ли они Вас "за своего", или Вы чувствуете некое отчуждение?

С. Глухов:
— За «своего» они меня вряд ли считают, но к творчеству относятся уважительно. Многим владеющим русским языком мое творчество нравится.

— Озабочены ли Вы проблемой сохранения русских традиций и русского языка за пределами России?

С. Глухов:
— Если быть предельно честным, то я не могу сказать, что озабочен этой проблемой. Я занимаюсь тем, что мне интересно в данный момент. Например, заниматься организаторской деятельностью. Литературные конкурсы или сборники поэзии, над организацией и составлением которых я работаю, являются частью современного литературного процесса — оказывают поддержку современной русской литературе.

— Что Вам нравится и что не нравится в менталитете русского народа? И, кстати, есть ли различия между русским из России и русским из Казахстана?

С. Глухов:
— Вспоминаются времена, когда из бывшего СССР на историческую родину стали выезжать граждане немецкой национальности. Кем они стали в Германии? — Русскими немцами. Должно смениться несколько поколений, прежде чем забудется, откуда родом эти немцы... Так же обстоят дела и с русскими казахами. Но, самое удивительное, в другом: многие русские в России считают, что в Казахстане живут только казахи, а вокруг на многие километры степь... Меня не редко спрашивают, не казах ли я. Что же касается менталитета, то очень хорошо на сей счёт гласит народная мудрость, например, в анекдотах. Чтобы не быть голословным, приведу один пример: "Молодой черт попал на работу в ад. Ходит он, осматривается и видит: один котел охраняет куча чертей, а у другого — никого нет. Удивился. Пошёл за разъяснениями к начальству.
— Понимаешь, в одном котле сидят евреи: один начнет вылезать — остальные его подсаживают. Так они все и вылезают. А в другом котле сидят русские: один полезет вверх — его все за ноги тянут обратно."
А, казалось бы, люди везде одинаковы. Но я так не думаю, есть менталитет, который, по всей видимости, продиктован на генетическом уровне.

— К чему в человеке Вы относитесь терпимо, а что никогда не сможете принять?

С. Глухов:
— Мне сложно принять и смириться с невыполняемыми обещаниями, что является заведомым обманом. Я, конечно, могу попробовать понять человека, встав на его позицию, и, в какой-то степени, смоделировав ситуацию, но, в то же время, неприятный осадок всегда остаётся. Это как в той притче про забор и гвозди: гвозди-то вытащить можно, а ржавые следы останутся навсегда.
Терпимо отношусь ко многим недостаткам, оставляя человеку возможность быть самим собой и не меняться, подстраиваясь под меня. Но в то же время заметил, что терпения с возрастом стало меньше.

— Как Вы считаете, подлость… имеет какую-то корреляцию с уровнем образования? Родом занятий? Вопрос в лоб: литературная братия… она подлее, изворотливее, чем иные группы людей?

С. Глухов:
— Я не думаю, что человеческая подлость как-то коррелируется с уровнем образованности или родом занятий. Если в человеке заложена эта черта характера, то её ничем не исправишь.
А что касается людей творческих профессий, то для начала стоит заметить, что для реализации творческого потенциала человеку требуется некая эмоциональность, и как следствие – оголенные нервы. Наверное, поэтому в творческой среде все эмоции проявляются сильней и острей. И нельзя говорить только о литературной братии, то же самое можно говорить о любой творческой профессии, которая представляет собой большую конкурентную среду. Реально лишь небольшой процент «обитателей» этой среды становится по-настоящему востребованным обществом.

— Что Вы чувствуете, когда, прочитав добрую, мудрую книгу; талантливое стихотворение, прослушав гениальную мелодию, Вы внезапно обнаруживаете при личной встрече, что автор подлец или ничтожество?

С. Глухов:
— А вы знаете, — это сплошь и рядом. Именно поэтому я давно избавился от привычки фантазировать по поводу личности автора и связывать его личность с образом, например, им описанного положительного литературного героя. Поэтому я не испытываю никаких особых эмоций по поводу личности автора. Если, вдруг, так оказывается, что я сталкиваюсь с его подлостью.

— Считаете ли Вы, что таланту простительно всё?

С.Глухов:
— Нет, я так не считаю. От таланта можно что-то стерпеть, если зависишь от него, но, честно сказать, я не ищу себе кумиров или предмет для подражания и поклонения. Поэтому, когда такой талант начинает мне хамить, то в ответ он нарывается на жесткую реакцию...

— Темы не параллельные, но хочется услышать Ваше мнение еще вот на какой счет… Гений и злодейство. На Ваш взгляд, совместимы ли два этих понятия?

С. Глухов:
— Думаю да.

— Может ли трусливый человек написать талантливую сагу о герое?

С. Глухов:
— Думаю, что может. А в качестве примера рекомендую познакомиться со стихотворением Константина Ваншенкина "Трус притворился храбрым на войне".

— Читатели… Они отождествляют Вас с Вашими героями? А Вы сами? Нас интересуют скрытые механизмы творчества. Например, можете ли Вы, как поэт, смоделировать чувство, которое никогда не испытывали? Иначе говоря — простите за фамильярность — по силам ли Вам описать чувства рожающей в муках женщины?

С. Глухов:
— Основным заблуждением читателя часто является отождествление автора с его литературными героями, особенно если он лично знаком с автором. И так, действительно, бывает часто. Моделирование эмоциональной ситуации в тексте на реально не происходившую, выдуманную — обычная задача для того, кто уже достаточно давно пишет. Конечно, отчасти, это — ремесло. Но, если есть интересная задача, то почему бы её не решить. Например, написать произведение для конкурса.

— Есть ли у Ваших героев прототипы, и знают ли они, что вдохновили Вас на творчество?

С. Глухов:
– Прототипы есть, но чаще в тексте присутствует собирательный образ, состоящий из жизненных перипетий и разных эмоций разных людей. Именно поэтому, как правило, в большинстве случаев источник вдохновения остается в неведении.

— Загадочные женщины — это те, которые выходят замуж за гадов?

С. Глухов:
— Юмор оценил, а застенчивые мужчины — это те, которые, выпив, идут, держась за стенку.

— Женщина — деловой партнер. Специалист. Соавтор. Коллега. И так далее… Смысл вопроса в том, видите ли Вы для себя лично какие-то специфические различия, если по роду деятельности сталкиваетесь с женщиной во всех этих ипостасях? Это облегчает Вашу "участь" или затрудняет?

С. Глухов:
— Если женщина — деловой партнер, то я жду от неё профессионализма. Поскольку сотрудничество подразумевает под собой паритетный обмен знаниями, умением, опытом.

— Что Вы скажете о книжных полках магазинов? Я имею в виду современное чтиво. Где Вам уютнее — с вашими авторами или с магазинными бестселлерами?

С. Глухов:
— Мне уютней в окружении современных литераторов, вращающихся в Интернете. Буквально на днях заходил в книжный магазин, много времени провел около полки с поэзией. Современников практически нет. Если есть — то "Гарики" и тому подобное…

— Как Вы думаете, какую книгу обязательно надо прочесть? И как разобраться в мире современной литературы?

С.Глухов:
— Обязательно надо прочесть именно ту книгу, которая перевернет вашу жизнь.
Возможно, она еще не написана, а возможно уже давно стоит на вашей книжной полке, купленная где-нибудь в подземном переходе. А как разобраться?! Просто приходите в книжный магазин, открываете книгу и читаете несколько строк, если текст завораживает, притягивает, значит надо брать. Согласитесь, если вы любите любовные романы, то детектив вам вряд ли понравится. Т.е. рекомендация может быть только одна — пробуйте.

— Как Вы все успеваете?

С.Глухов:
— При правильной технической организации и определенной доле профессионализма, временные затраты сейчас сильно сокращаются. У меня нет ощущения дефицита времени.

— Каким своим достижением Вы гордитесь больше всего?

С. Глухов:
— На самом деле у меня нет каких-то особых достижений, за которые я бы мог испытывать чувство какой-то особенной гордости.

— Сергей, спасибо Вам за интервью. Спасибо, что ответили на наши непростые вопросы. Напоследок: что бы Вы пожелали нашим читателям?

С. Глухов:
— И вам спасибо за проявленный интерес. Что пожелать читателю? Наверное, хорошей литературы.

© ЛитО «Год Тигра»


<<<Другие произведения автора
(10)
 
   
     
     
   
 
  © "Точка ZRения", 2007-2018